Спорт

Вам и не снилось

Исполнилось 80 лет со дня рождения нападающего сборной СССР Валентина Иванова

  
1457
Вам и не снилось

Сегодня, когда мы переживаем тяжкие, смутные футбольные времена, самое время обернуться назад, на портреты людей искусных, мастеровитых, честно служивших своим клубам и национальной сборной. Один из них — Валентин Козьмич Иванов. Есть повод вспомнить этого футболиста, ибо подоспела памятная дата. Увы, юбилей пройдет без юбиляра — славный центрфорвард покинул этот мир несколько лет назад…

Один из героев романа Константина Симонова «Живые и мертвые» говорит: «На Ивановых вся Россия держится». И советский футбол в пятидесятые-шестидесятые годы прошлого столетия во многом опирался на нападающего столичного «Торпедо». Хотя в те, отличные — в прямом и переносном смысле — от нынешних времена, талантов в огромной стране было немало.

Карьера Валентина Иванова была блистательной — как и уровень его дарования. Это относится и к завоеванным титулам: торпедовец — двукратный чемпион СССР и обладатель национального кубка. Но это лишь часть наград Валентина Козьмича. Он вместе со сборной Советского Союза стал олимпийским чемпионом Мельбурна, спустя четыре года вместе с партнерами завоевал хрустальную чашу — приз лучшей команде Европы.

Но и это еще не все! Иванов дважды участвовал в чемпионах планеты и одном из них, в 1962 году забил четыре мяча. Советский центрфорвард попал в компанию других бомбардиров, увековечивших историю мирового футбола — бразильца Вава, венгра Флориана Альберта, чилийца Леонеля Санчеса, югослава Драгана Ерковича, столько же раз поражавших чужие ворота.

Кстати, забивал Валентин Козьмич не по настроению и вдохновению, а исправно и деловито. В чемпионатах Союза он, проведя 287 матчей, заколотил 126 мячей. Еще 26 голов Иванов провел за сборную СССР, выходя 59 раз в футболке главной команды страны.

«Детство у меня было нелегким: мать воспитывала четверых детей и едва сводила концы с концами, — вспоминал Валентин Козьмич в одном из интервью. — Два моих старших брата рано пошли работать, и мне после окончания семилетки пришлось встать за станок. Удивляюсь, откуда только силы брались — ведь после работы мяч гонял. Я любил футбол так, что он заполнял почти все свободное время. Но я с ребятами не только играл, но и ходил на матчи мастеров. И болел отчаянно — за «Динамо»…

Однако за бело-голубых Иванов никогда не играл. Работал на автозаводе и попал в автозаводскую команду. Прямо от станка.

Между прочим, он появился в «Торпедо» почти одновременно с другим пышно расцветающим талантом — Эдуардом Стрельцовым. Всевидящая судьба свела вместе двух пареньков из заводских команд, еще вчера гонявших мяч на кочковатых, грязных, перепаханных сотнями ног полях…

В 1953-м Иванов провел первый сезон в основном составе «Торпедо». В этой команде он провел всю карьеру, несмотря на многие посулы и соблазны. Кстати, людей, всю жизнь преданных одной команде, было тогда немало. В их числе — московские динамовцы Лев Яшин и Игорь Численко, столичный армеец Альберт Шестернев, спартаковец Геннадий Логофет и одноклубник Иванова, ныне здравствующий Виктор Шустиков. Но это далеко не полный список. «Однолюбы» были не экзотикой, а привычным явлением в советском футболе.

Перед чемпионатом 1956 года многолетний капитан «Торпедо» Августин Гомес отдал Иванову капитанскую повязку. Тому было едва за двадцать. Но все видели, что крепкий, стройный парень не только хорошо играет в футбол, но и готов повести за собой остальных игроков.

Так было в течение многих лет.

Вратарь тбилисского «Динамо» и сборной СССР Сергей Котрикадзе считал Валентина Иванова самым опасным, коварным и хитрым нападающим. «Он постоянно держал в напряжении меня и всю нашу защиту, — вспоминал голкипер. — Непредсказуемость, внешняя нелогичность его действий часто ставили меня в тупик. Ждешь от него удара, а он вдруг отдаст пас такой хитрый и точный, что партнерам не доставляло труда отправить мяч в ворота. Иванов постоянно удивлял, огорчал и восхищал одновременно».

Вернусь к тандему Иванов-Стрельцов. Это был сдвоенный центр, мощное ядро атаки. Молодые, светлые головы. Отменные тактики и конструкторы игры. Техника отточена, мысль заточена. Да и «колотушки» что надо!

Тандем заблистал и в «Торпедо», и в сборной СССР. В сентябре 1956 года голы Иванова и Стрельцова разбили мощную машину чемпионов мира — сборной ФРГ. Причем, одолела наша команда германцев — 2:1 на их поле, в Ганновере!

Такая дьявольская удача нынешнему поколению сборной России не являлась даже в грезах…

Конец года ознаменовался новым успехом молодых форвардов. Они внесли весомый вклад в успех сборной Советского Союза, ставшей чемпионом Олимпийских игр 1956 года.

Казалось, дуэту Иванов-Стрельцов суждена долгая и счастливая жизнь. И — мировая слава! Ведь уже маячил впереди чемпионат планеты в Швеции, куда впервые должна была отправиться сборная Союза. Крепкая, боевитая…

Увы, тандем разрушился после известной трагической истории, случившейся со Стрельцовым перед самым отъездом команды на первенство мира…

В сборной СССР у Иванова появились другие партнеры. Он и вместе ними не поблек, но многие болельщики продолжались терзаться воспоминаниями о прошлом. Да и сам Иванов, верно, горевал, вспоминая партнера, с которым был связан невидимой нитью почти абсолютного взаимопонимания.

— Козьма играл основную роль в «Торпедо», — вспоминает его многолетний партнер Виктор Шустиков-старший. — Он был капитаном, и его все уважали. А играл он так, что большинству нынешних игроков и не снилось.

Я был центральным защитником, моя задача — отобрать мяч у соперника и передать его партнеру. Так вот, в большинстве случаев, когда я поднимал голову, первым, кого видел свободным, был Иванов. У него было потрясающее чутье — всегда готовый был открыться, он ждал передачу. И не случайно вся игра «Торпедо» тех лет шла через него.

Сборная СССР той поры высоко котировалась в футбольном мире. Игроков уважали, даже лелеяли, однако дома за проигрыши не щадили. В 1958 году наша команда проиграла в Лондоне англичанам. Точнее, жестоко опозорилась — 0:5!

«Это был какой-то кошмар, вспоминал Валентин Козьмич. — Игра равная, моментов — поровну. Мы бьем в штанги, не попадаем в пустые ворота. А у них, что ни удар, то гол… После возвращения из Англии нас основательно пропесочили на высоком уровне. Оказалось, что сборная проиграла из-за трех человек: Иванова, Бориса Кузнецова — сделал пенальти в безобидной ситуации, и Никиты Симоняна. А его вина заключалась в том, что он был капитаном команды. Спасибо Андрею Петровичу Старостину — он сумел отстоять нас. А то могли вообще изгнать из футбола…»

Вот такие были нравы. Но был в той суровости резон — ведь играли футболисты за свою страну, за свой герб, значит, и спрос с них был особый, высокий.

Иванов завершил выступления в сборной в 1965-м, а через год туда вернулся Стрельцов, который был, между прочим, тремя годами старше. И, может, тоже жалел, что нет рядом его верного, с полужеста, с полуслова понимающего партнера…

Однако со Стрельцовым Иванов еще немного поиграл в «Торпедо» — после того, как Эдуард Анатольевич через семь лет после вынужденной отлучки от футбола вернулся на поле.

В 1966 году Иванов простился с командой. Хотя ему было немногим больше тридцати — в этом возрасте иные футболисты сегодня заключает долгосрочные контракты. Но тогда футболистов в «старики» записывали рано. Впрочем, Валентин Козьмич никогда не жаловался, что его «вытолкнули» с поля футбольные начальники.

Впрочем, скоро он вернулся в команду. Но — в ином качестве.

— В сезоне 1967 года «Торпедо» играло неудачно, и, как водится, причину «нашли» в тренере, — рассказывает бывший вратарь автозаводской команды Анзор Кавазашвили. — Виктора Семеновича Марьенко уволили, а на его место назначили Иванова. Но Валентин долго колебался, сможет ли он руководить игроками, которые еще недавно были партнерами. Но, в конце, концов, мы — Валерий Воронин, Стрельцов, я и другие футболисты его уговорили…

Впрочем, супруга Валентина Козьмича Лидия Гавриловна Иванова (Калинина), к слову, двукратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике, считала, что он напрасно поверил своим бывшим партнерам.

По ее словам, скоро между ними возникла стена. Стрельцов и Воронин не хотели понять, что раз их друг стал тренером, то должен руководить ими…

Вскоре оба замечательных игрока ушли из «Торпедо». И — из большого футбола. Из-за разногласий с Ивановым или по какой-то иной причине? Сейчас это уже неважно, да и не нет смысла ворошить прошлое.

Ну а Валентин Козьмич еще долго тянул свою нелегкую тренерскую лямку. И снова — в «Торпедо».

"Я вообще был заводной: ни себе не давал покоя, ни товарищам, — вспоминал Валентин Козьмич. — Уже и игра к концу подходит, и разрыв в счете солидный, а меня все вперед, к чужим воротам тянет. И горячусь, партнеров завожу…"

Таким он был и на тренерской скамейке. Нервничал, рвал душу — за свое родное «Торпедо».

Фото: Дмитрий Донской/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня