Спорт

Козлачкова неотразима при любой погоде

Лучшая тхеквандистка мира о преодолении себя

  
65809
Козлачкова неотразима при любой погоде
Фото: предоставлено автором

В этом году москвичка Екатерина Козлачкова стала самой титулованной тхеквандисткой планеты по версии ITF. На чемпионате мира, проходившем 26−30 мая в Италии, она была лучшей в двух видах соревнований — спаррингах и спецтехнике. На сегодня Екатерина Козлачкова — семикратная чемпионка мира. Трижды становилась абсолютной чемпионкой мира. Многократная чемпионка Европы, победительница Кубков мира и Европы.

Несколько дней назад Екатерина Козлачкова взяла золото на европейском первенстве в Шотландии, хотя до последней минуты ее участие в поединках было под вопросом…

Фото: Предоставлено автором
Фото: Предоставлено автором

«СП»: — Катя, что за отягчающие обстоятельства предшествовали вашей победе в этом турнире?

— В Эдинбурге проходил чемпионат Европы по тхеквондо (ITF). Где-то дней за пять до поездки я заболела. У нас были спортивные сборы в Тамбове — простудилась там. В Шотландию приехала на нервах. Страна холодная, дождливая. Общее самочувствие и так было не очень, а здесь всё еще усугубилось.

По расписанию мне предстояло выступать в первый и в третий день. Первый день — это спецтехника (прыжки в высоту с ударом). А бои, спарринг, — в третий день. И после первого дня соревнований мне было очень тяжело. На второй день я даже не поехала в зал. Обычно, даже если не выступаешь, едешь с командой — поддержать своих. Но мне тренеры разрешили отлежаться. Весь день провалялась в номере, обставленная лекарствами. Нужно было как-то мобилизоваться. Этот день отдыха пошел мне на пользу.

Но в день спарринга мои бои только в пять часов вечера начинались. А нас привозят в зал к восьми часам утра. Состояние у меня «коматозное» было. Я просто напилась лекарств, легла в уголочке зала — и где-то до обеда провалялась на матах, укрывшись теплой курткой. Потом подошли ребята, растормошили меня. Я приняла последнюю дозу лекарств и пошла разминаться. Были мысли о том, что всё совсем плохо. Можно было бы, конечно, сняться с соревнований: это спорт, все поймут. Меня никто не осудил бы. Но помня о том, сколько я готовилась к этому турниру, как хотела выступить в Шотландии, (которая для меня — знаковая страна), — решила идти до конца. Просто так сдаваться без боя — не хотелось.

Фото: Предоставлено автором

«СП»: — И сколько было боев?

— Дело в том, что у нас есть система рейтинга (пусть и не совсем усовершенствованная), которая дает возможность сильным спортсменам вступать в соревнования на заключительных стадиях. У меня была достаточно хорошая жеребьевка. Так что получилось всего два боя, — но с серьезными соперниками. Они проходили дополнительную квалификацию. А у меня предварительных боев не было — автоматически проходила дальше. В финале я дралась со словенкой. Драматизм боя был в том, что в 2014 году мы с ней встречались на чемпионате Европы — и тогда я проиграла. А сейчас я в таком плохом состоянии, больная — и опять с ней в финале! Это, конечно, добавило остроты ощущений. Моя соперница — еще молодая девушка, два года назад перешла из юниоров, но очень талантливая, цепкая, с очень грамотным тренером… И мне удалось взять реванш.

«СП»: — А Шотландия — знаковая страна, потому что шотландка Джулия Кросс, о которой вы написали книгу, была вашим спортивным кумиром?

— Да, она — моя хорошая знакомая. Джулия старше меня на 15 лет, уже закончила свою спортивную карьеру. Это одна из легенд тхеквандо, шестикратная чемпионка мира, дважды — абсолютная чемпионка мира. Ее имя всегда было на слуху. Десять лет назад, когда я первый раз приехала на чемпионат Европы, мы с ней познакомились. Джулия Кросс тогда еще выступала. И после этого еще выступала года четыре. Она всегда была примером для меня: есть к чему стремиться, есть куда развиваться. Мы с ней общались долгое время. И мне захотелось как-то рассказать об этом длительном пути, приоткрыть ее внутренний мир. Книга — это громко сказано. Скорее — развернутое интервью. Мы общались на английском. Даже за два-три месяца у меня накопилось достаточно материала, фото. А уже в моем русском переводе материал стал больше похож на книгу.

«СП»: — В бою не встречались?

— Нет, мы в разных категориях, не пересекались.

«СП»: — В мае этого года, на первенстве мира в Венеции, вы превзошли достижения Джулии Кросс, добавив в свою копилку победы в спецтехнике и спарринге…

— Да, чемпионат проходил рядом с Венецией, в городе Езоло. У меня было четыре боя. Сложная жеребьевка, сложные поединки.

«СП»: — Я наслышан, что основной соперницей в спарринге на чемпионате мира была тяжеловесная шведка, легко одолевшая своих соперниц на пути к финалу. Ее усиленно готовили против вас: целые методики изобретались… Но не помогло.

— Это очень сильный соперник. Не то, чтобы там специально под меня подгадывали какие-то методики… Они знали, что я в лидерах. Естественно, всегда изучают технику фаворитов, пытаются противоядия подобрать. Если соперник слабый, ты его раскатываешь с огромным преимуществом в очках. Все меня хорошо знают, изучили. Поэтому против меня работают очень аккуратно, сломя голову не несутся. Если переть оголтело, — у меня есть контраргументы. Так что против лидеров — тактика другая. С одной стороны, тебе нечего терять. Но с другой — нельзя бездумно вести бой. Шведка свою тактику старалась применить, я — свою. Что-то у нее пошло не так. Но разрыв у нас небольшой был. Обычно такого не бывает, что в финальных боях выигрываешь с явным преимуществом. Встречаются два лучших спортсмена, поэтому, как правило, разрыв 1−2 балла.

«СП»: — А в Шотландии с этой шведкой не довелось пересечься?

— Она была заявлена изначально, но недели за две ее убрали из списков. Может, травма.

«СП»: — В чем суть той технической категории, в которой вы тоже преуспели?

— Есть такие приспособления, станки. Вверху закрепляется деревянная пластина. И надо прыгать и выполнять технику. Пластина откидывается. В зависимости о того, насколько там сильный удар был и насколько технично выполнен, ставятся баллы.

«СП»: — И ваша высота — 2,40?

— Ну, там разные виды ударов. Это не то чтобы моя высота. Это максимум, который я делала. На соревнованиях, естественно, бывает меньше. Начальная — 2,20. Потом поднимают — и уже не все достают до пластины.

«СП»: — Ваш дядя, известный прозаик, находит некую эстетику в видео с финальными боями по тхеквондо и считает, что, в сравнении с этим, болеть футболом — пустая трата времени. Он настоятельно рекомендовал посмотреть впечатляющую «нарезку» из поединков с вашим участием. Я догадываюсь, что прозаика завораживает особый ритм этих боев: внезапные вспышки, «озарения», «моменты истины», молниеносный удар ногой…

— Да, техника тхеквондо довольно красивая. Мы сосредоточены на ударах ногами в голову. Это всегда сложнее сделать, чем ударить рукой. Если удары точно достигают цели, то, конечно, ценятся больше. Действительно, от финальных боев все ждут какого-то красивого удара: или с разворота ногой, или чего-то такого зрелищного, неординарного… Такая интрига существует. Все происходит довольно быстро: два раунда по две минуты. Если ничья — дополнительный третий. Тхеквондо — зрелищный вид спорта. Но в России оно, конечно, не так популярно, как футбол. Редкий дядя окажет предпочтение тхеквондо.

«СП»: — Вы начали заниматься этим видом спорта в детстве?

— Случайно увидели объявление на подъезде. Отвели в секцию. Понравилось.

«СП»: — Но, насколько я понимаю, этим спортивным увлечением вы «выровняли» или «выкривили» линию жизни своему папе, который вынужден был совмещать теорию государства и права, книги по Византии с новой ипостасью — вашего тренера-консультанта по тхеквондо…

— Для него тхеквондо — хобби, как и для меня. Мы вообще с папой — коллеги в области юриспруденции. От ткеквондо мы ничего не получаем — только тратимся. Понятно, что в некоторых странах у этого вида спорта бывает профессиональная основа. Но в России — пока иначе. Я выбрала такой путь, что развиваюсь профессионально, зарабатываю деньги интеллектуальной юридической деятельностью. Потом то, что заработала, спускаю на соревнования.

Фото: Предоставлено автором

Папа мне помогает, ездит со мной на турниры. Он не тренер. Но знаком с разными видами боевых искусств, понимает базовые принципы тхеквондо. Втянулся. Теперь имеет много друзей среди тренеров. Он уже тут — как свой. Но рядом со мной — и мой тренер, к которому я пришла 15 лет назад.

«СП»: — В поединках с соперницами вы, что называется, «ни в чем себе не отказываете». А в адвокатской деятельности надо держаться в рамках…

— Ну, вот как раз всё и уравнивается. Такой баланс нашла для себя. На работе сидишь — мозги работают. Потом придешь на тренировку — мозг отключился, тело заработало.

«СП»: — У вас есть золотой пояс — высшая русская награда в боевых искусствах, которая вручается раз в жизни…

— Золотой пояс я получила в 2014 году. Есть такая организация — Русский союз боевых искусств. Она выступает наблюдателем по отношению к разным федерациям боевых искусств. И у них есть такая опция, когда руководство твоей федерации за особые заслуги может подать досье и тебя представить к этой награде. Ты делаешь презентацию, видео, описываешь всё, чего добился. Один раз в год проходит в Кремлевском дворце съездов большое мероприятие в мире боевых искусств. Приезжают представители разных федераций. И награждают всяких заслуженных и выдающихся людей в мире единоборств. Это не только спортсмены. Обычно получается 8−9 наград. Это своего рода «Оскар» боевых искусств. Есть разные номинации: лучший спортсмен года, самая волевая победа, самая красивая победа, лучший тренер, за особый вклад и т. д. Это очень престижно. Награду вручают раз в год: дают денежный приз, статуэтку, значок, диплом, показывают по телевизору. (Смеется.)

«СП»: — Приходилось применять боевые навыки в жизни: на улице, в подъезде?..

— Ну, нет, такого «прикладного значения» эти навыки не имели. Но сам по себе спорт — выносливость, смелость в каких-то моментах — это, конечно, пригождается в жизни.

«СП»: — Кто был самым тяжелым соперником за всю историю ваших выступлений? Какую победу считаете самой яркой?

— Самый тяжелый соперник — это всегда я сама и мои нервы. Потому что если нормально настраиваешься, собираешься, — победить любого можно. За каждым первым местом, за каждой медалью — такой путь боли и преодоления себя, что одну победу выделять неправильно и несправедливо. Каждая победа — это такая мини-жизнь. Каждая медаль греет душу: понимаешь, что всё неспроста, все труды вознаградились. Ну, понятно, что победа на чемпионатах мира — особенная. Но вот эта медаль на Европе, в Шотландии, потребовала сверхусилий, при моем болезненном состоянии. Я открыла себя вторую: насколько далеко могу зайти, как мое тело может преодолевать это всё.

Каждая медаль — выглядит как жестяночка. А за ней — такое количество энергетических моментов, которые ты вложил в эту победную секунду!

«СП»: — В одном интервью вы сравниваете себя во время поединка не со свирепым зверем, а со своей собачкой. А ваш песик видел записи с вашими боями, отдавал себе отчет, что это вы?

— Нет. Но все равно собаки чувствуют определенный эмоциональный настрой. За неделю до поездки я уже вся — в предстоящих боях. Могу уйти в себя и не реагировать на что-то. И Барбарисыч, мой пес, это понимает. Я лягу на кровать, в одну точку смотрю — он тоже подойдет, ляжет, будет делать то же самое. Он не станет бегать вокруг меня, просить поиграть. Понимает, что с хозяином что-то происходит — надо поспокойней сейчас. Когда сумку собираю с экипировкой, он подойдет, все понюхает, залезет в нее, посидит…

«СП» — Не догадывается о характере ваших увлечений; не подозревает о том, куда эта сумка поедет?..

— Ну, у меня над кроватью висят медальки. А Барбарисыч часто лежит в кровати, видит их. Возможно, о чем-то догадывается…

А вот что касается собственно поездок, то там — атмосфера праздника, как правило. Мы ездим на соревнования в такие страны, куда просто на отдых не поедешь. В ту же Шотландию. Или вот на Ямайку в прошлом году ездили, на Кубок мира. И самая невообразимая поездка — в Новую Зеландию. Здесь помешаны на чистоте и на том, чтобы в страну не ввезли какие-нибудь продукты… И вот мой тренер приехал с большой спортивной сумкой, в которой яблоко завалялось, а он уже забыл о нем. Проходим первую зону контроля — и тут полицейские ведут собак, к его сумке. Чуть ли не арестовывать собираются: у вас еда в сумке! Собака находит яблоко. Понятно, что он этого не ожидал. Мы как-то объяснили, что это не злой умысел, что случайно яблоко завалялось в сумке еще с прошлой поездки.

Вот, наверное, в Новой Зеландии, в 2011-м, и была самая сложная медаль — первое золото по спаррингу. И потому что дальние края, как совершенно другая планета, и потому что команда наша была маленькая, и потому что разница во времени — огромная. Вот даже просто на карте смотришь: страшно становится!.. Преодолеть половину земного шара, подраться — и гимн прозвучал. И при этом ты понимаешь, что мир очень маленький.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Игорь Курдин
Игорь Курдин

Регулярно читаю «СП». Благо, есть что читать. И — о чем подумать, а иногда и поспорить мысленно с экспертами по той или иной проблеме. Вот это очень важно, мне кажется, — «разбудить» в читателе мысль, помочь ему разобраться в новостных потоках, иногда «накрывающих» буквально с головой, как тот девятый вал у Айвазовского. «Свободной прессе», считаю, это удается. Ещё бы побольше разнообразия в темах!.. Ну и нас, моряков, не забывайте, в том числе, уже отслуживших. Семь футов под килем!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня