18+
среда, 23 августа
Спорт

Почему взбунтовались казаки

Как футболисты меняли клубы в советские времена

  
4372
Игроки команды «Спартак» (Москва), 1962 год
Игроки команды «Спартак» (Москва), 1962 год (Фото: Вячеслав Ун Да-син / ТАСС)

Трансферы — обычная часть футбольной жизни. Причины футбольных миграций могут быть разными. Но чаще всего охота к перемене мест имеет меркантильный подтекст. И последние, нашумевшие трансферы Юрия Жиркова и Александра Кокорина из той же «оперы». В богатом «Зените» им будут платить больше, чем в обедневшем «Динамо».

А как обстояли дела с переходами в СССР? Каково было отношение общества к футболистам, меняющим одну команду на другую?

Измена Антона Кандидова

В первом чемпионате Советского Союза 1936 года переходы вообще были запрещены. Но уже в следующем первенстве футболистам разрешили менять команду — в течение месяца, с 15 ноября по 15 декабря. В романе Льва Кассиля «Вратарь республики» есть фрагмент, где речь идет о моральных терзаниях главного героя Кандидова: «И, глядя в окно, стараясь быть как можно спокойнее, он вполголоса сообщил, что переходит в команду клуба „Магнето“. Весть эта поразила ребят. Поступок Антона показался им изменой».

Футбол, как прочие виды спорта в Советском Союзе, был любительским. Но — лишь официально. Игроков оформляли на липовые должности, в зависимости от статуса клуба. К примеру, динамовцы Москвы, Киева, Тбилиси в свободное от тренировок и игр «служили» в милиции, НКВД, игроки ЦСКА — в армии. Спартаковцы «трудились» в системе промкооперации, торпедовцы — на автозаводе. Со «Стахановцем» из города Сталино (ныне — Донецк) было совсем смешно — по документам футболисты этого клуба «работали» в шахтерском забое.

Кроме зарплаты, футболисты получали премиальные. Как и сейчас, в одних клубах платили больше меньше, в других больше. И раньше, и теперь игроки гонялись за «длинным рублем». Только нынче он гораздо длиннее…

Забавно, что в 50−60-годы среди команд высшей лиги меньше всего платили в ленинградском «Зените». Болельщики по этому поводу шутили, что тамошние футболисты играют не за деньги, а за… «Медный всадник».

По приказу Сталина

В СССР возмущались «дикими» нравами зарубежного спорта, в котором царит «жажда наживы». Мол, в погоне за деньгами атлеты готовы пойти на любую подлость, на самый грубый прием. Александр Старостин, один из четырех братьев, создателей общества «Спартак» в книге «Рассказ капитана», изданной в 1935 году, негодовал: «В практике профессиональных футбольных клубов буржуазных стран существует порядок купли и продажи игроков. Причем, как правило, игрок, которого покупают, не имеет права отказаться от этого, связанный контрактом с клубом, продающим его».

Это было, мягко говоря, не совсем так. Но кто в СССР знал, что контракт — это документ, регламентирующий отношения игрока с клубом и не имеет ничего общего с рабовладением?

С годами «переходной» вопрос стал менее болезненным. Но так было далеко не всегда. К примеру, в 1939 году удачливого форварда сталинградского «Трактора» Александра Пономарева «перевели» в московское Динамо". Однако в это, казалось, уже решенное дело вмешалась Сталинградская партийная организация, которая обратилась за помощью в Кремль. Вопрос решался на самом Политбюро ЦК ВКП (б) под председательством Иосифа Сталина! В итоге было приказано Пономарева оставить в Сталинграде.

«Единственная „инструкция“ о переходах, которая должна существовать в нашем футболе, — это гражданская совесть спортсмена, чувство долга перед командой, коллективом, взрастившим его». Это фрагмент из книги Андрея Старостина «Большой футбол», вышедшей в 1957 году.

В наш прагматичный век это звучит пафосно и напыщенно. Но в то время многие футболисты были патриотами своих клубов и, презрев выгоды, оставались в родной команде. Так, в 1937 году забивной форвард «Локомотива» Виктор Лавров отказался от перехода в ЦДКА, хотя ему обещали двухкомнатную квартиру. И остался жить с семьей из пяти человек в тесной комнате в многонаселенной коммуналке. Лавров говорил, что «Локомотив» воспитал его, вывел в люди, и бросить команду было бы подлостью…

С течением времени к переходам привыкли. Но без скандалов все равно не обходилось.

Две пары ключей

В 1959 году футболиста ростовского СКА Виктора Понедельника захватил «спецназ», присланный из Москвы. На 22-летнего, талантливого форварда, будущего обладателя Кубка Европы в составе сборной страны, положил глаз ЦСКА. Этот клуб в советское время мог «забрить» практически любого (это касалось и представителей других видов спорта и хоккея, в частности). Тот, давний ЦСКА чем-то напоминает нынешний «Зенит». Только армейцы призывали игроков в армию, газпромовское же руководство их покупает.

…Узнав об исчезновении своего любимца, на улицы Ростова-на-Дону вышли тысячи людей. Они требовали одного — вернуть форварда обратно в СКА. Требования болельщиков поддержал литературный классик, создатель «Тихого Дона» и «Поднятой целины» Михаил Шолохов. Он отправился в Москву, где встретился с членом Президиума ЦК КПСС, министром культуры Екатериной Фурцевой и изложил суть проблемы. Впрочем, она уже и так знала, отчего вспыхнул казацкий бунт.

Фурцева позвонила первому секретарю ЦК ВЛКСМ Сергею Павлову, который накануне посоветовал Понедельнику смириться с судьбой и надеть футболку ЦСКА, пообещав две пары ключей — от квартиры на Соколе и от автомобиля. Министр посоветовала возвратить Понедельника на место прежней «дислокации» и тем самым успокоить общественность.

Что и было сделано. Народ встречал вернувшегося на родину Понедельника как героя. Кстати, Виктор Владимирович, ныне здравствующий, всю карьеру, увы, недолгую провел в Ростове-на-Дону — сначала в «Ростсельмаше», потом — в СКА. В то время это была очень солидная команда, как принято выражаться, гроза авторитетов. После выигрыша Кубка Европы Понедельника и других футболистов сборной СССР — Льва Яшина, Игоря Нетто, Валентина Иванова, Славу Метревели — звали в сам мадридский «Реал»…

В 1966 году он перешел в «Спартак», но не провел за новую команду ни одной официальной игры. И решил завершить свои выступления, хотя ему было всего 29 лет…

«Верните Овивяна!»

Другой футбольный бунт вспыхнул в 1961 года в столице Армении. И снова руководство ЦСКА решило умыкнуть способного нападающего — на сей раз Саркиса Овивяна из ереванского «Спартака» (эта команда в 1963 году была переименована в «Арарат»). Форвард надел форму армейцев, стал забивать. Между прочим, в Москве он огорчил своих бывших одноклубников.

Когда ЦСКА приехал на ответный матч в Ереван, обстановка резко накалилась. Болельщики сорвали тренировку, заняв поле, собрались возле гостиницы, где жили армейцы, шумно митинговали. Повсюду были развешаны плакаты «Верните Овивяна!»

На поле он не вышел, ибо стадион просто бы взорвался от негодования. Ночью Овивяна и других футболистов ЦСКА под охраной отвезли аэропорт, откуда они вылетели на следующую игру в Баку.

Тот сезон форвард доиграл в составе армейцев, но нельзя сказать, что то время было для него удачным. А на следующий год Овивян к бурной радости болельщиков вернулся в Ереван. Этому поспособствовали его знатные земляки — первый заместитель председателя Совета министров страны Анастас Микоян и маршал Советского Союза Иван Баграмян.

Охота на «Торпедо»

В 1960-м автозаводцы, игравшие красиво и результативно, завоевали золотые, а спустя год — серебряные медали. Но в следующем сезоне из команды ушел тренер Виктор Маслов, и все пошло кувырком. Да и ведущие игроки стали посматривать «налево».

На них развернулась настоящая охота. Первенство Союза 1963 года москвичи начали, лишившись могучего голкипера Анатолия Глухотко — болельщики «Торпедо» каламбурили: «Глухотко — для нас находка». Покинули команду отменные хавбеки Николай Маношин и Валентин Денисов. Все трое отправились… Правильно, в ЦСКА!

В тбилисское «Динамо» ушел нападающий Слава Метревели, в киевское — защитник Леонид Островский. Но и это еще не все — подали заявление об уходе еще два популярных футболиста! Ныне покойный Геннадий Гусаров несколько лет назад рассказывал автору этих строк: «Мы с Валерием Ворониным собрались в московское «Динамо». Однако наш переход «зарубили». Стали таскать в воспитательных целях то в райком партии, то в горком и даже в ЦК партии на Старую площадь приглашали.

Воронин не выдержал — забрал заявление, а я держался. Меня дисквалифицировали на несколько месяцев, и «Динамо» устроило, как дипломированного специалиста (еще играя в «Торпедо» Гусаров окончил МАИ) в техническую структуру КГБ. С новыми партнерами я начал играть во втором круге сезона шестьдесят третьего и стал в составе «Динамо чемпионом СССР. Разрешили играть и за сборную…»

Можно вспомнить и другие переходы, в свое время наделавшие немало шума. Упомяну лишь миграции между двумя известными столичными клубами. К примеру, в 70-е годы спартаковец Юрий Семин стал динамовцем. Ранее другой Юрий — Гаврилов — наоборот, превратился в игрока красно-белых. По этому пути пошел и Александр Бубнов — из «Динамо» перешел в «Спартак».

Можно углубиться еще дальше в прошлое. В 1946 году «постаревшего» нападающего Николая Дементьева без сожаления отпустили из «Динамо», Он отправился в «Спартак» и засверкал там, как в лучшие, довоенные годы. По замысловатому маршруту — из «Спартака» в «Динамо», потом снова в «Спартак» — отправлялся в 50-е годы форвард Сергей Сальников

Футбольные однолюбы

Нападающий «Торпедо» Иванов блистал на поле, потом Валентин Козьмич проявил себя в качестве тренера. Этот игрок, бывший, к слову, капитаном сборной СССР, всю карьеру провел в одной команде — «Торпедо», сыграв за 14 сезонов 287 матчей.

Карьера одноклубника и партнера Иванова — Эдуарда Стрельцова волею судьбы и известных обстоятельств разделилась на две части. В общей сложности форвард защищал цвета «Торпедо» 11 сезонов, сыграв 232 игры.

Однолюбом был и знаменитый Лев Яшин. Лучший голкипер мира более 20-ти (!) лет защищал ворота «Динамо» лет, проведя 485 матчей. Был верен этой команде в течение 13-ти сезонов (229 встреч) и нападающий Игорь Численко.

Добрым словом хочется помянуть и других уважаемых футболистов, которые всю спортивную жизнь посвятили одному клубу. Это — многолетний капитан «Спартака и сборной СССР полузащитник Игорь Нетто, выступавший за красно-белых 20 (!) сезонов, сыграв 368 матчей. Форвард Владимир Федотов играл в ЦСКА полтора десятка лет (382 игры). Его одноклубник, защитник Альберт Шестернев одиннадцать сезонов (278 встреч) выступал в футболке армейцев. И, наконец, нападающий Анатолий Банишевский провел в бакинском «Нефтчи» 15 сезонов (288 игр).

Есть ли среди современных российских футболистов люди, всю жизнь посвятившие одному клубу? Да! Это голкипер ЦСКА Игорь Акинфеев, который играет в команде 15 лет, за это время он провел 328 матчей. Его коллега Малафеев из «Зенита» провел столько же игр. Однако стаж Вячеслава больше — он играет в петербургской команде еще с прошлого века, а точнее с 1999 года.

Найдутся ли у них последователи?

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня