18+
пятница, 9 декабря
Спорт

Два месяца до фиаско в Лондоне

По мнению авторитетного спортивного психолога, нашу сборную на Олимпиаде-2012 ждет провал

  
184

Наступающее лето с полным правом можно назвать спортивным: чемпионат Европы по футболу (в июне) плавно переходит в «событие четырехлетия» — Олимпийские игры. Те пройдут в Лондоне, где в эти дни стартовала традиционная эстафета олимпийского огня. С участием, кстати говоря, нескольких россиян! Спортсмен среди них, правда, только один и тот давно уже завершивший карьеру — пловец Александр Попов. Но все равно приятно.

Будет ли приятным пребывание наших соотечественников в Лондоне и в июле-августе, зависит от результатов, которые покажут на Играх-2012 олимпийцы РФ. Если верить чиновникам от спорта, перспективы у нас не то чтобы радужные, но очень даже перспективные. Скажем, президент Олимпийского комитета России (ОКР) Александр Жуков уверен, что «мы можем замахнуться на второе общекомандное место, все зависит от подготовки и хорошего победного настроя». Прогноз почетного президента ОКР Виталия Смирнова, менее оптимистичен — третье место. Смирнов ориентируется, видимо, на итоги предыдущих летних Игр в Пекине в 2008 году, когда россияне с 78 медалями разных достоинств уступили только командам Китая (106) и США (84). С таким раскладом согласен и глава спортивного министерства Виталий Мутко: «Третье общекомандное место — реальное отражение наших возможностей. В целом, из 37 олимпийских видов спорта Россия конкурирует с лидерами в 25». Словом, у спортивных функционеров настроение в преддверии Олимпиады неплохое.

Однако далеко не все российские специалисты разделяют оптимизм чиновников. Нет-нет, да и услышишь от тренеров по легкой атлетике, плаванию, велогонкам, единоборствам, игровых видов, как устали они работать в явно устаревших условиях, при недостаточном выборе классных спортсменов, постоянном дефиците всего и вся…

Говорят они это чаще всего полунамеками, боясь прогневить спортивное начальство. Один из тех немногих, кто не боится, или, скажем так, не очень боится, потому как не состоит на государственном довольствии — психолог Рудольф Загайнов. В мире спорта он известен давно. Помогал достичь вершин в избранном виде шахматистам Каспарову, Карпову, Чибурданидзе, легкоатлету Бубке, фигуристу Ягудину, боксеру Валуеву…

Кто-то считает Загайнова единственным в своем роде специалистом, зачинателем мировой спортивной психологии. Кто-то — «черным магом» и даже тираном, подавляющим тренеров, диктующим спортсменам свою волю.

После трагедии 2007 года со знаменитой российской велосипедисткой Юлией Арустамовой, которую он опекал, и которая покончила с собой, как говорили, от большой безысходной любви к Загайнову, Рудольф Максимович, тяжело переживавшей эту беду, казалось, отошел от дел. Несколько лет о нем не было слышно. Минувшей зимой прошла информация, что начал было работать с фигуристкой Макаровой. Затем — вновь тишина.

На днях он сам набрал номер мобильного телефона корреспондента «СП» в Петербурге и предложил встретиться: «Есть о чем поговорить!».

«СП»: — Рада видеть и слышать вас, Рудольф Максимович, вы все так же моложавы, элегантны (Загайнову 72 года — авт.). Где пропадали? Действительно ли решили «уйти на пенсию»?

— О чем вы говорите, какая пенсия?! Тружусь не переставая. Прошло всего несколько дней, как я вернулся из Германии. Не первый год являюсь психологом-консультантом немецкой олимпийской сборной. У меня там несколько подопечных. Регулярно общаемся. Они упорно, в том числе, с моей помощью готовятся к предстоящим летним Играм в Лондоне.

«СП»: — А почему вы работаете не в России, а в Германии, готовя нам конкурентов?!

— Получается, что не востребован на Родине… Недавно, правда, у меня состоялся разговор с помощником министра спорта РФ. Я прямо сказал ему, что сегодня в стране нет спортивной науки, всё, наработанное в этом плане во времена СССР, утеряно, забыто. Нет предметного научного анализа выступлений спортсменов на крупнейших соревнованиях. А без этого как двигаться вперед?

Частично восполнить данный пробел могли бы журналисты спортивных изданий, телерадиокомментаторы — как, собственно, это и было когда-то. Регулярные интервью со специалистами, целенаправленные репортажи о том, кто, как и где готовится к Играм, заставили бы, как минимум, обратить внимание правительства на основные проблемы. Но вы же знаете наших нынешних комментаторов, в репортажах которых сквозит обычно минимум знаний спорта и максимум любви к себе…

Отвечая на ваш вопрос, почему тружусь именно в Германии — меня там давно знают, ещё с тех времен, когда я работал с их замечательной теннисисткой Штеффи Граф. Буквально на днях немцы предложили мне новый четырехлетний контракт. Но я пока взял паузу для принятия решения. Не теряю надежды вернуться к работе в России. Тем более что несколько наших перспективных спортсменов опекаю уже сейчас. Среди них — прыгунья в высоту, один из кандидатов на поездку в Лондон петербурженка Ира Гордеева.

«СП»: — Как немцы, наши извечные соперники на Олимпиадах ещё со времен СССР и ГДР, оценивают возможности российской сборной на Играх-2012?

— Они открыто говорят о том, что наш спорт кончился. Немцы уважали тот великий советский спорт, который подарил миру целую плеяду замечательных тренеров и спортсменов. Учились у нас, переняв всё самое лучшее. А над нами сейчас откровенно смеются. Мне самому, прожившему в спорте всю свою сознательную жизнь, тяжело признавать, что отечественный спорт изменился. Изменились, прежде всего, люди, его представляющие. Раньше в наших командах царили взаимовыручка и патриотизм. Теперь — зависть, меркантильность, озлобленность. Мы разучились дружить. Перестали любить друг друга. Такого безразличия к результатам товарищей по сборной я давно не встречал. Нет и единого командного духа. Относится это как к спортсменам, так и к тренерам.

«СП»: — Чем «берут» спортсмены Германии? За счет чего удается им на протяжении десятков лет оставаться в числе мировых лидеров во многих олимпийских дисциплинах?

— Тут несколько слагающих. Одно из них — они до сих пор работают по нашим советским методикам. Как, собственно, и весь остальной спортивный мир. Кроме того, никто не тренируется с такой самоотдачей, так самозабвенно, как немцы. Ну, разве что ещё китайцы. Строгая дисциплина, четкая организация, при достаточно небольшом финансировании — вот «корень» успехов Германии в спорте прошлых, нынешних и будущих лет.

«СП»: — А что значит «небольшое финансирование»?

— По сравнению, например, с россиянами, стипендия, зарплата немецких олимпийцев раза в три меньше. Им созданы условия и обещаны приличные бонусы за медаль. Главным стимулом остается завоевание медалей, а потом уже деньги.

«СП»: — Говоря выше о тренерах, имеете в виду вашу «зимнюю историю», когда несколько специалистов по фигурному катанию потребовали от национальной федерации «не давать Загайнову аккредитацию на чемпионат страны», а затем и на чемпионат Европы, дабы опекаемые вами спортсменки не выиграли у их учениц?

— История мерзкая. Я работал с талантливой Ксенией Макаровой. Об этом попросили меня её родители, известные в прошлом фигуристы Лариса Селезнева и Олег Макаров. Мы удачно провели подготовительный к сезону период. Всё получалось. Ксения при мне начала побеждать. Это, видимо, и напугало Алексея Мишина, Татьяну Тарасову. Но я не удивился. Обе эти фигуры всю жизнь ведут себя подобным образом. Победу Леши Ягудина на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити Тарасова записала на свой счет. Смех! Думаю, ей самой тогда нужен был психолог.

«СП»: — Вернемся, однако, к Лондону, к Играм-2012. Что ждать болельщикам от наших олимпийцев? В каких видах, на ваш взгляд, россияне могут претендовать на золотые медали?

— Не хочу пугать народ, но ничего хорошего практически ни в одном виде ждать не приходится. На медали можем рассчитывать разве только в традиционно пока ещё наших видах - синхронном плавании и художественной гимнастике. «Художниц» железной рукой ведет к пьедесталу Ирина Виннер. У неё, благодаря мужу — миллионеру Усманову, большие деньги; она — второй человек в международной федерации. Блестящий менеджер. И уверена, что сама решит все проблемы, если таковые возникнут. В играх же сплошной провал. Как и в легкой атлетике, прежде успешной для нас, подарившая стране немало великолепных мастеров. Сейчас у нас нет там ни одного спринтера, который бы реально мог претендовать хотя бы на место в первой шестерке. Ни одного! В стране, где население почти 150 млн человек. Их и не может быть, потому что проводим 1−2 соревнования в год. Так же и в борьбе, в тяжелой атлетике, фехтованию, велоспорту. Вы организуйте турниры, чтобы они проводились регулярно, в разных регионах, для всех категорий спортсменов — детей, юношей, юниоров и д.т. Деньги на это дайте!

«СП»: - Если верить президенту Владимиру Путину, за минувшие годы на развитие спорта, в том числе, высших достижений, государство выделило миллиарды рублей.

— И где эти миллиарды, если они действительно выделяются? Даже министр спорта Виталий Мутко не знает, какую стипендию получают основные кандидаты в олимпийскую сборную - он сам признался недавно в этом на всю страну. Видимо, такая «большая» стипендия. Зато он сам, будучи министром, заработал за 2011 год, судя по официально опубликованным данным, 17 миллионов рублей. Но невозможно столько заработать, не будучи успешным бизнесменом.

«СП»: — Кроме того, что он министр, Виталий Леонтьевич значится ещё и профессором в одном престижном спортивном вузе.

— И что — профессорам у нас уже стали платить как президентам? Я вот тоже профессор…

«СП»: — Но — не министр же!

— Это да… Так вот о Лондоне. Россия будет удивлять там, полагаю, в очередной раз не столько спортивными успехами, сколько своим «Русским домом». На Западе он известен, извините за откровенность, больше как «русский публичный дом». В нём на Играх, что летних, что зимних, каждый день были бесплатные пьянки-гулянки. Приезжала толпа непонятных людей, часто толстых, бесформенных, явно не из спорта, все в олимпийской форме, и часами «наслаждалась Олимпиадой».

«СП»: — По последним данным, руководство ОКР меняет традиции «Русского дома». В Лондоне, как объявлено, в нем будет «совершенно исключен алкоголь». Да и называться будет теперь «Русским парком», тем более что разместится в саду королевского Кенсингтонского дворца.

— Хотелось бы верить!.. Хотел сказать ещё о форме сборной России. Мне всегда казалось, что её надо заслужить потом и кровью. Результатами. А она у нас продается чуть не на каждом углу. Полная дискредитация.

«СП»: — Вы говорите, разучились наши спортсмены дружить друг с другом. Но спорт жесток. Дружить с потенциальным соперником чревато. Главное, по-моему, верить в себя, в свои силы. А дружба, взаимная поддержка уже потом.

— Так у нас и верить в себя, в свои возможности разучились. Знаете, почему? Одна из причин — тренеры стали равнодушными. Отрабатывают своё и не более того. А у тренеров недавнего прошлого такого не было. Не могло быть. Великих Станислава Жука (фигурное катание), Константина Бескова (футбол), Анатолия Тарасова (хоккей), Владимира Кондрашина (баскетбол), Вячеслава Платонова (волейбол), Игоря Кошкина (плавание) отличало как раз неравнодушие. Тренировочный ажиотаж, как я это называю. От него можно было питаться энергией, и спортсмены питались. Это были тренеры максималисты. «Победа и только победа» — вот тот девиз, которому они следовали. Сейчас же весь ажиотаж наставников уходит на подсчет гонораров. Наш нынешний спорт - это чистая коммерция. Для души ничего не дает. А с пустой душой на старт выходить бесполезно. И в этом смысле стало неинтересно. Умерли идея и дух спортивного единения.

«СП»: — Подождите, но вот же выиграли мы недавно престижный мировой чемпионат по хоккею. Что особенно приятно: возглавлял нашу сборную не иностранный специалист, а россиянин Зинатула Билялетдинов.

— Какой он престижный — ни одной хорошей команды на нем не было. Канадцы прислали в Скандинавию 20-летних игроков, американцы — гуляк. Любительский турнир получился. Поэтому не надо на него ориентироваться.

«СП»: — Суждение довольно спорное, но ладно… Давно хочу спросить у вас, Рудольф Максимович, а как вы работаете со спортсменами, настраиваете их на победу?

— Тут всё просто: надо любить спортсмена и тогда все получится.

«СП»: — Значит, правду говорят, что, например, женской части своих подопечных вы предлагаете среди прочего, как лучший вариант релаксации, раздевшись догола и лежа на кровати поверх одеял, внимать вашим внушениям, поглаживаниям?

— Никого я догола не раздеваю. Это полная глупость. Ни релаксации, ни аутотренингов не провожу. Аутотренинг — это вообще полная ерунда. У меня своя метода. Какая? Если коротко: «От сердца к сердцу». Должна быть любовь. Взаимная человеческая платоническая любовь, в основе которой доверие друг к другу. И настоящая профессиональная дружба. В основном я заочно управляю людьми. Они пишут дневники, периодически, несколько раз в год мы встречаемся. Дневники я проверяю, потом они пишут следующие, я пишу что-то свое. У меня потрясающие отношения с моими спортсменами. Я даже такую традицию завел — объяснение в любви. Надо человеку чаще объясняться в любви, и все будет в порядке. Мы об этом обычно забываем. Или не умеем этого делать.

«СП»: — С какими вопросами или просьбами чаще всего обращаются к вам спортсмены — российские, из других стран?

— Все хотят побеждать. А без серьезной психологической поддержки в современном спорте это невозможно.

Справка «СП»

Рудольф Загайнов, 1940 г. р. Мастер спорта по боксу. Окончил Ленинградский институт физкультуры им. Лесгафта. Доктор наук. Автор 12 научных и познавательных книг о психологии профессионального спорта. Среди тех, кого он опекал, помогая готовиться к престижным соревнованиям, более 20 олимпийских чемпионов, 37 заслуженных мастеров спорта.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня