18+
четверг, 21 сентября
Спорт

Быстрее, богаче, технологичнее

Нынешние Олимпийские игры все дальше от того, что задумывал Пьер де Кубертен

  
31

Как и большинство жителей планеты Земля, я с большим удовольствием посмотрел шоу закрытия Олимпиады в Лондоне (удовольствие было несколько смазано сайтом, грубо вырубившим интернет-трансляцию точно в назначенное время, 2.35 ночи, оставив меня без кульминации — но тут уж МОК не виноват) и даже без раздражения послушал комментаторов, на два голоса певших славу в адрес наших олимпийцев, вырвавших-таки четвертое место в общекомандном зачете по медалям. «Действительно, общепланетарное действо, — думал я, злостно нарушая спортивный режим перед монитором, — и ребята наши молодцы, проявили спортивные качества, несмотря ни на что».

Но наутро, как водится, наступило отрезвление. Спортсмены, конечно, молодцы, кто ж спорит. Чтобы быстро бегать, высоко прыгать и ударять по мячу или лицу на один раз больше, чем соперник, нужно не просто иметь талант, но еще и адское терпение. Про учителей говорят, что их работа самая творческая из массовых и самая массовая из творческих. Про профессиональных спортсменов не всегда можно сказать, что их работа — самая звездная из тяжелых, но всегда — что она самая тяжелая из звездных. Только зачем разводить мерянье медалями (стыдливо скрываемое эпитетом «неофициальный командный зачет»)? Для меня это просто загадка.

Я уж молчу про то, что это полное забвение идей «барона Мюнхаузена XIX века» Пьера де Кубертена. Но это же еще и просто глупо с прагматической точки зрения. Значительная (если не подавляющая) часть, к примеру, «обскакавшей» нас сборной Великобритании — дети эмигрантов из беднейших стран, для которых спорт — самый доступный социальный лифт. Или просто натурализованные сомалийцы и ямайцы — натурализованные именно за то, что они быстро бегают и высоко прыгают. Давайте создадим условия, чтобы если не сомалийцы, но хотя бы самые прыгучие казахи (особенно — с русскими фамилиями) и самые упорные узбеки жаждали натурализоваться в России, а потом уже будем подсчитывать, у кого сколько медалей.

Есть еще, конечно, Китай. Но с ним меряться еще страннее. Я пишу эти слова на компьютере, сделанном в Китае. Выходя поиграть в теннис, я надену кроссовки, сделанные в Китае, и возьму ракетку, сделанную в Китае. И так без конца. Китай планомерно подмял под себя мировой рынок массовых товаров. И теперь так же планомерно подбирается к господству в массовом спорте. Не случайно его вотчина — это именно те спортивные дисциплины, где тренировки проходят по свистку и чуть ли не строем.

И я понимаю, что это неслучайно. И битва медалей, и вбухивание государственных и спонсорских денег в проведение Олимпиад будут продолжаться (оно давно превосходит всякие мыслимые пределы, но следующая Олимпиада, зимняя, состоится известно где — в заповеданном краю «потемкинских деревень», так что можно не сомневаться — это еще не предел). И тому есть объективное объяснение.

Дело в том, что и спортивные функционеры, и журналисты, и простые болельщики, толкуя о «престиже страны», сами не понимают, до какой степени они правы. Престиж страны — это не просто удовольствие смотреть футбольный матч на курорте и принимать уважительные поздравления от местных жителей, которые и сами не лыком шиты (именно это случилось со мной в Калабрии после матча Россия — Чехия, никто тогда еще и представить не мог, чем всё кончится совсем скоро). Престиж страны — это другое, куда более важное.

Олимпийские игры недаром всячески подчеркивают свою античную родословную. А в Древней Греции эти игры были — ни больше ни меньше — бескровной заменой войн, демонстрацией военного потенциала. Каждый город-государство присылал лучших бойцов, как бы говоря: «Смотрите, дорогие соседи: вот так наши парни метают копье. Вот так они стреляют из лука. Вот так они бьются на кулаках. Вы по-прежнему уверены, что хотите с нами воевать»? Неудивительно, что атлетов-победителей, которые бросали копье дальше и побеждали на кулаках чаще, сограждане носили на руках и ставили им памятники: они действительно обеспечивали спокойную мирную жизнь.

Сейчас успехи в бросании копья не так важны, но их заменила острейшая борьба технологий. И это подсказывает мне наиболее вероятный путь развития Олимпиад. На месте Олимпийского комитета, я бы не вел заведомо бесполезную войну с техническими (и фармакологическими) ухищрениями, чтобы все были в равных условиях (что ведь заведомо невозможно), а наоборот, разрешил бы абсолютно всё. Плавательные гидрокостюмы с турбоэффектом? — валяйте, раз уж вы достаточно богаты, что можете заказать их для целой команды. Допинговые коктейли, превращающие человека в перекачанную зомбированную блоху? — пожалуйста, если найдете патриотов, готовых пожертвовать собой во славу родины. Кроссовки с антигравитационным эффектом для прыжков? — хм, ну раз уж ваши инженеры настолько продвинуты, чтобы их придумать, — зачем же это скрывать?

Вот тогда и подсчет медалей приобрел бы реальный и даже грозный смысл. И сами олимпиады превратятся из площадки размещения спонсорских бюджетов в по-настоящему планетарное событие. А там, глядишь, и войн меньше стало бы.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня