Спорт

Яна Хохлова: Победим в США — дам интервью на английском

В Лос-Анджелесе фигуристы Хохлова-Новицкий — единственные русские фавориты чемпионата мира

  
55

Сегодня в Лос-Анджелесе стартует чемпионат мира по фигурному катанию. И у нашей сборной есть неплохие шансы хотя бы на одну золотую медаль. Например, у танцоров — Яны Хохловой и Сергея Новицкого.

После триумфа российских фигуристов на Олимпиаде-2006 в Турине нашу сборную покинуло сразу несколько ее лидеров, и в последующие два года дела в некогда самом успешном для нас виде спорта обстоят плачевно. Выход из провала наметился только в танцах на льду и у спортивных пар. На завершившемся в Хельсинки чемпионате Европы единственную для России золотую завоевали танцоры Яна Хохлова и Сергей Новицкий.

От выступления к выступлению класс этого дуэта стабильно растет, и теперь уже и на чемпионате мира подопечные известного специалиста Александра Свинина рассматриваются как претенденты на победу.

Незадолго до начала чемпионата мира, который пройдет в США, Яна Хохлова поговорила с корреспондентом «СП».

— Настроение перед этим чемпионатом у меня самое боевое. Мы, с моим партнером Сергеем Новицким, обязательно будем биться только за победу.

«СП»: — Если возьмете золото, то можно будет сказать, что вы уже практически отобрались и на Олимпиаду-2010 в Ванкувер?

— Я не стала бы говорить столь категорично. Конечно, если мы победим на чемпионате мира, то определенный задел для себя сделаем. Но ведь впереди еще чемпионат России. И там будет решаться очень многое.

«СП»: — Яна, про будущих чемпионов зачастую говорят — у этих детей нет детства. А как по этой части обстояло дело у вас?

— Мой папа всю жизнь играет в хоккей, а мама выступала в балете на льду. Но родители никогда меня не заставляли заниматься фигурным катанием. Да, у нас такой вид спорта, где новичка даже в 9-летнем возрасте могут посчитать безнадежным переростком. У меня не совсем обычная ситуация. Когда я была маленькой, родителям почему-то не удалось устроить меня в одну из элитных школ фигурного катания, каковыми в то время считались московские секции на Стадионе Юных Пионеров, в ЦСКА, а также «Спартак» в Сокольниках, где, кстати, сейчас мы тренируемся. Тамошние тренеры дипломатично говорили про меня: «Да, хорошая, способная девочка, но не умеет делать многого из того, чему в ее возрасте юный спортсмен уже должен научиться». Так что я тренировалась в балете на льду. Эта группа работает на АЗЛК до сих пор, и называется «Алеко». Мне трудно сейчас говорить про фигуристов, занимавшихся в элитных спортивных секциях. Но в балете на льду у нас, возможно, тренировочные нагрузки были не очень большими. Мне самой хотелось кататься больше, что я зачастую и делала, пока другие отдыхали. Я очень благодарна Алле Валентиновне Фомичевой, которая перешла на работу в наш балет из спортивной школы ЦСКА. У нее тренироваться было тяжело. Но она видела мое рвение, и порой занималась со мной и моей подружкой «сверх программы», за что сейчас я ей очень благодарна. Два года работы с Фомичевой дали результат: меня после этого стали чаще ставить на сольные номера балета на льду. И все равно, желание перейти в спортивное фигурное катание меня никогда не покидало. Но момент, когда нужно осваивать сложные прыжки, был упущен. Потому мне оставалась лишь одна дорога в большой спорт — в спортивные танцы.

«СП»: — Если брать телевизионные шоу, то один из партнеров в этих дуэтах — не фигурист. Лично вы через сколько времени с начала тренировок достигли такого уровня?

— Не будем брать в расчет здесь Анну Семенович. Она — все-таки фигуристка, причем, очень приличного уровня. А что касается других партнерш-нефигуристок в подобных шоу, то лично я их уровня когда-то достигла года через полтора занятий. Но такое сравнение некорректно. В детском возрасте какие-то навыки закрепляются быстрее, а страх практически отсутствует. Будучи взрослой, какие-то элементы я освоила бы с большим трудом.

«СП»: — Часто вас посещает чувство страха?

— Начинать заниматься фигурным катанием в дошкольном возрасте желательно не только потому, что легче осваиваются двигательные навыки, но и потому, что при разучивании новых элементов на льду спортсмен обязательно борется с чувством опасности, сковывающем его. А детей это чувство не сковывает.

«СП»: — В вашей программе много рискованных элементов, а таких поддержек не было даже у великих Пахомовой и Горшковой.

— К этому постепенно пришел наш вид спорта. Раньше в танцах оценки были очень субъективны. Потом, чтобы судьи руководствовались не только своими эмоциями, но и более четкими критериями, Международный союз конькобежцев (ИСУ) ввел обязательное включение поддержек, каких-то «дорожек» шагов, которые танцоры раньше могли выполнять только по собственному желанию.

«СП»: — Насчет поддержек Сергей сказал странную фразу в интервью: ему якобы усложнял жизни слишком маленький вес партнерши…

— Это он говорил довольно-таки давно, когда правила в нашем виде были немного другие. Он меня при исполнении каких-то элементов непроизвольно отрывал ото льда, и это считалось поддержкой. А сейчас такие вещи уже разрешены. Наши программы сблизились со спортивным катанием пар, и в какой-тот мере танцы зрелищность из-за этого потеряли… Но сложные прыжки у нас отсутствуют, и это мы стараемся компенсировать дополнительной эмоциональностью. Хотя и лучшие спортивные пары этим элементом хорошо насыщают свои программы. Атлетической подготовкой Сергею приходится специально заниматься. Хотя он говорит мне: «Ты — самая удобная моя штанга», но в межсезонье он работает и со штангой, и на тренажерах. Летом с нами атлетической подготовкой, помимо нашего тренера Свинина, занимался известный специалист легкой атлетики Александр Покровский.

«СП»: — Для вас сложно вживаться в различные образы?

— Приходишь на тренировку — вживаешься в образ. Моешься под душем — выходишь из образа. А когда танцевали «Ночь на Лысой горе», мы обмывались даже святой водичкой. А тема вхождения и выхода из образа актуальна и при исполнении танцев любви. Ведь в парах так часто бывает: вместе выступают брат или сестра, или же один из партнеров состоит в браке с другим человеком.

«СП»: — Кто вам выбирает музыку для выступлений?

—  Выбор произведения остается за нашим тренером Александром Свининым. Он всегда угадывает то, что подойдет нам. Единственный раз мы с ним на эту тему дискутировали, и то — лишь по поводу аранжировки произведения. Еще бывают споры с ним по поводу компоновки разных кусков музыки для аккомпанемента. И это нормально.

«СП»: — Присматриваясь к работе вашего наставника, вы могли бы себя представить на его месте?

— При том, что Александр Васильевич является ярким представителем нашей отечественной школы фигурного катания, лучшей в мире, он из всех крупных специалистов в нашем виде спорта, несомненно, — главный «демократ». Здесь сказались два фактора. Во-первых, он многого достиг как спортсмен — в свое время в паре с Ольгой Воложинской он уступал только великолепному дуэту Бестемьянова — Букин. Во-вторых, он целых 10 лет провел в Англии, где каждый день был вынужден доказывать свою квалификацию не старыми заслугами, а тренерской работой.

После сотрудничества с таким мастером мне было бы непросто держать столь высокий уровень профессионализма. Хотя уже в 16-летнем возрасте я очень плотно работала тренером, была занята до 8 часов в день. На тот момент для меня это был основной заработок. Да еще нынешней осенью меня попросили, и я для одной юной фигуристки-одиночницы «ставила» отдельные связки между элементами для программы. Но в этом случае была работа скорее для души, чем для материального интереса. Тренерская деятельность в принципе мне понравилась. Такой же опыт есть и у Сергея. Когда мы работали тренерами, у нас на тот момент еще был не столь серьезным уровень собственных выступлений, и они в материальном плане мало что давали. В те годы и времени для тренерской работы оставалось достаточно. Хотя совмещение спортивной и тренерской деятельности физически изматывало меня основательно — под вечер до постели едва добиралась. Сейчас мы можем разве что продемонстрировать исполнение элемента молодым парам, с которыми работает Свинин.

«СП»: — Почему вы в Хельсинки давали интервью на английском, а Сергей — на русском?

— Российском журналистам я во внимании не отказывала, и говорила с ними, естественно, только по-русски. Но когда брали интервью англоязычные издания, я понимала все вопросы даже без помощи переводчика.

Сергей на самом деле тоже неплохо знает английский, но стесняется возможных ошибок, и лишь потому не говорит по-английски. А мне в детстве повезло на прекрасных учителей. К нам в обычную образовательную школу пришли две молодые преподавательницы и проявили большой энтузиазм в работе. Всего за два года они здорово натаскали меня. А потом взяла себе привычку перед отъездом обкладывать книжками и словарями, выписывать и заучивать новые слова.


Календарь турнира

Вторник, 24 марта

13:00 — 17:05 Танцы на льду (Обязательный танец)

18:15 — 18:40 Церемония открытия

19:00 — 23:40 Пары (Короткая программа)

Среда, 25 марта

09:00 — 18:20 Мужчины (Короткая программа)

19:00 — 23:00 Пары (Произвольная программа)

Четверг, 26 марта

12:30 — 16:50 Танцы на льду (Оригинальный танец)

17:35 — 21:45 Мужчины (Произвольная программа)

Пятница, 27 марта

08:45 — 17:30 Женщины (Короткая программа)

18:30 — 23:00 Танцы на льду (Произвольный танец)

Суббота, 28 марта

16:00 — 20:00 Женщины (Произвольная программа)

Воскресенье, 29 марта

14:00 — 16:30 Показательные выступления

(Время западного побережья США. Москва — + 11 часов)

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня