18+
четверг, 29 сентября
Спорт

На радостях иль с горя

Даже великие советские спортсмены тянулись к рюмке

  
5711

Те, кто не знал меры в «общении» с национальным русским напитком, часто безвременно уходили из жизни или заканчивали ее в нищете и забвении

За полувековую работу в спортивной журналистике мне не раз доводилось быть непосредственным свидетелем взлета и падения талантливых советских спортсменов. В 50—80-х годах прошлого столетия даже наши выдающиеся атлеты, члены сборной СССР, звезды мирового масштаба мало чем отличались по уровню жизни от большинства своих сограждан. Советский спорт считался как бы любительским. Это официально. А на деле мастера высокого класса (в любом виде спорта) «пахали» на ежедневных тренировках как настоящие профессионалы. Иначе немыслимы были рекорды, победы на международных соревнованиях.

Конечно, всенародные любимцы, известные футболисты, хоккеисты, члены сборных команд имели преимущество перед рядовыми людьми в получении внеочередных квартир, покупке автомобилей…

Однако, к тридцати годам, заканчивая спортивную карьеру, многие из прославленных мастеров, не получив образования и профессии и не скопив денег, оставались у «разбитого корыта», влача жалкое существование. Кто-то от отчаяния стал злоупотреблять спиртным, тем более что в желающих налить популярному спортсмену и тем самым как бы приобщиться к его славе, не было недостатка…

До сих пор помню незавидную участь спартаковца Михаила Сафонова, чемпиона Европы по прыжкам в воду.

В 20 лет Михаил выглядел Аполлоном — высок, строен, гибок как лоза, с ослепительной улыбкой, пышной шевелюрой. В течение десяти лет входил в сборную СССР, завершив карьеру в 1971 году серией новых побед.

Спустя пять лет мой друг — тренер по прыжкам в воду — пригласил меня в знаменитый в 70-е годы пивной бар на углу Столешникова переулка. С трудом преодолев длинную очередь и назвав на входе «пароль» — имя Миши Сафонова, — мы оказались в пивбаре. Я увидел знакомую фигуру чемпиона Европы, который работал здесь администратором. Миша сильно сдал, постарел…

— Работа здесь прибыльная, деньги бешеные. Но нагрузки! Сколько же надо принять на грудь то с одним, то с другим, — посетовал чемпион, присев к нашему столику.

— Михаил, а почему ты не пошел на тренерскую работу?

— А кому охота стоять на бортике бассейна 8 часов и получать 100 рублей в месяц? — раздраженно бросил бывший король трамплина…

Чего греха таить: попивал кое-кто из чемпионов, да еще как! В этом я убедился, оказавшись в щекотливой ситуации с знаменитым футболистом. Для интервью меня пригласил к себе домой защитник ЦСКА, капитан сборной СССР по футболу Альберт Шестернев, которого пресса окрестила «русской крепостью».

— Устал чертовски на тренировке, — пожаловался он, входя в квартиру. Прошел на кухню. Открыл дверцу шкафа, достал бутылку коньяку, наполнил граненый стакан и залпом выпил.

При росте 190 сантиметров и весе под 90 килограммов он после этой дозы даже не поморщился. Сел за стол и, потирая руки, сказал: «Ну что же, поговорим теперь за футбольную жизнь?»

— А выпил-то зачем? — спросил я.

— А затем, что всему приходит конец. Еще год поиграю, а потом меня вежливо отправят в дубль, — ответил он. — Это судьба любого футболиста. Мне уже 32.

— И это для тебя трагедия?

— Хуже, это всему конец. Большой спорт не признает середины. Либо ты король, либо ты — никто…

А вот яркий эпизод, свидетельствующий о тяжком бремени популярности, которое, увы, не каждый способен нести с достоинством. Лев Яшин, кумир миллионов людей, капитан московского «Динамо», вратарь сборной страны в 60-е годы участвовал в турне по стадионам Чили. В эту страну динамовцев пригласили с условием, что во всех играх будет выступать легендарный Яшин. И вдруг перед матчем в Сантьяго наш вратарь исчез. Полиция сбилась с ног в поисках Яшина, но так и не нашла.

Оказалось, когда накануне утром Яшин вышел из отеля, к нему подъехал на мотоцикле чилийский болельщик и на ломаном русском языке попросил дать автограф для его друзей на соседней улице. Яшин сел с ним на мотоцикл и поехал в ближайшее кафе. Встреча с болельщиками была очень «теплой». И только на следующее утро Лев Иванович, геройски одолев бесконечные тосты за дружбу, смог вернуться в отель. Он, как человек очень ответственный, понимал, что его участие в матче — обязательное условие контракта…

После трудной и долгожданной победы душа спортсмена жаждет праздника. Помню, как после полосы неудач футболисты московского «Динамо» в конце 60-х годов умудрились выиграть в Киеве у вечных соперников, местных одноклубников. Утром после матча хозяева организовали москвичам спецрейс на теплоходе по Днепру. Футболисты собрались на палубе и поглядывали на своего тренера Константина Бескова. Что он может предложить на радостях?

И вдруг к Бескову подошел любимец команды Валерий Маслов и сказал: «Константин Иванович, киевляне подарили мне канистру самогона! Что же с ним делать?

Бесков обернулся к своему помощнику Адамасу Голодцу: «Адамас, где у тебя стаканы?» Тот мгновенно ответил: «Пожалуйста, у нас полный боекомплект!» — и раскрыл сумку с рюмками. Прогулка удалась на славу…

Судьбы великих спортсменов, безусловно, складывались по-разному. Одни прикладывались к рюмке, заглушая боль расставания с великим прошлым, другие не знали меры, отмечая свои победы. А, скажем, торпедовский гений Валерий Воронин, входивший в символическую сборную Европы, из-за несчастной любви к актрисе просто залил свое горе спиртным и трагически погиб у пивной.

Снимать стресс спиртным любил киевский защитник Анатолий Демьяненко. Знал об этом и его тренер Валерий Лобановский, но считал: «Раз Толя способен снова создать три-четыре голевые ситуации, значит, у него со здоровьем все в порядке. Он — профессионал, знает свою меру». К сожалению, меру знали далеко не все спортивные кумиры…

За последние годы с приходом рыночных отношений меняется и ситуация в большом спорте, который стал сугубо профессиональным. Сегодня выдающиеся атлеты имеют возможность заработать большие деньги, обеспечить себе достойную жизнь, окончив спортивную карьеру. Поэтому они, как правило, придерживаются жесткого режима, где спиртному просто нет места. Теперь, прежде чем открыть бутылку, профи спросит себя: «А кто прокормит мою семью, если меня отчислят из команды? Кто предложит мне после этого новый контракт?» Однако и сегодня нет-нет да и случаются «проколы» среди известных спортсменов. Недавно из сборной Хорватии были изгнаны сразу три футболиста, в том числе нападающий ЦСКА Олич. За что? За примитивную пьянку в ресторане. Большой спорт не прощает и маленьких слабостей.

Пить или не пить — решает тренер

Стив Чиассон, защитник клуба «Каролина Харрикейнз» в самолете, на котором команда возвращалась из Бостона после очередной игры чемпионата НХЛ, явно перебрал пива. И после приземления, сев за руль своего автомобиля, по дороге домой попал в аварию, и, не приходя в сознание, скончался в госпитале.

Эта трагедия вызвала переполох в НХЛ и послужила поводом для начала бурных дискуссий о потреблении пива хоккеистами. Дело в том, что пиво чуть ли не «фирменный» алкогольный напиток в НХЛ. Его разрешается пить игрокам, к примеру, сразу после игры. Однако смерть Стива Чиассона заставила лигу принять следующее решение: отныне, пить или не пить хоккеистам пиво после игры, решают главные тренеры команд. И за последствия отвечают тоже они.

Запойный финн

Самая нашумевшая история последних лет связана с финским легионером НХЛ, защитником клуба «Нэшвилл Предаторз» Йери Каралахти. Когда он в третий раз нарушил режим, его исключили из команды на полгода и не платили все эти шесть месяцев ни цента. Однако даже столь суровое наказание не отрезвило Каралахти. Тогда его просто выгнали. Йери махнул на НХЛ рукой: «На земле есть немало других мест, где можно играть в хоккей». И уехал в родную Финляндию. Лишь спустя некоторое время Каралахти признался в интервью, что безропотно покинул НХЛ, поскольку прекрасно понимал, что вряд ли сможет избавиться от своего пристрастия к алкоголю.

Гаскойн завязал

Чрезмерное увлечение спиртным стоило карьеры знаменитому английскому футболисту Полу Гаскойну. В 1998 году, накануне чемпионата мира во Франции талантливый полузащитник был исключен из сборной Англии тренером Гленном Ходдлом, заметившим регулярно нетрезвое состояние игрока. Лишь год спустя Пол официально признался, что страдает алкоголизмом. «Если бы я не играл, — откровенно заявил он, — то пить начинал бы каждую субботу с утра и заканчивал бы только в понедельник». Сегодня Гаскойн с ужасом оглядывается на свое развеселое прошлое. Долгие часы он проводит теперь в спортивном зале, где трудится до седьмого пота, надеясь вновь появиться на поле. Однако ни один из 92 профессиональных футбольных клубов Англии не торопится его приглашать.

Гаскойна готова пригласить одна команда из Вашингтона. Максимальный оклад, который клуб в состоянии положить англичанину, некогда зарабатывавшему еженедельно более 100 тысяч долларов, пять тысяч в неделю. Но Гаскойн чрезвычайно рад и этому: «Все, чего я хочу, — это опять наслаждаться футболом».

Гиганты почти не просыхают

Спиртное для многих спортсменов, по их же собственному признанию, транквилизатор, быстро помогающий расслабиться, снять сильнейшее напряжение. «После игры, особенно если она проиграна, ребята напиваются до такой степени, что просто падают со стульев», — говорит Деннис Скотт, нападающий одного из клубов НБА, сумевший преодолеть пагубное пристрастие к спиртному. «Алкоголь в НБА — куда более серьезная проблема, чем наркотики», — вторит ему бывший игрок «Нью-Йорк Никс» Бак Уильямс. По свидетельству газеты «Нью-Йорк Таймс», от 60 до 70 процентов баскетболистов НБА «пьют регулярно и помногу»!

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье