Спорт

Карпин на острове невезения

С испанской «Мальоркой» Валерию Карпину приходится тяжелее, чем со «Спартаком»

  
2010
Карпин на острове невезения

Мне становится не по себе, когда я вижу его глаза. В них боль, а порой и отчаяние. И непонимание происходящего. Он знает Испанию, ее язык, нравы, обычаи, футбол, наконец. Был игроком-задирой, технарем, умницей. И — любимцем публики. Когда статный блондин выкладывал партнеру мяч под голевой удар или сам зажигал свою фамилию на табло, народ бесновался: «Viva, Karpin!»

Услышит ли он эти слова снова?

15 лет назад известная российская спортивная газета вышла с огромной ликующей «шапкой» на первой полосе: «Карпин поставил «Мальорку на колени».

Все повторяется, только с другим смыслом.

Несколько лет назад Карпин вернулся в России из Испании. Там ему жилось комфортно, привольно. Свой бизнес, роскошное жилье. Но там он чувствовал себя чужаком. А «Спартак» свой, родной. Карпин сражался, лез на вершину, обдирая руки, сжигая нервы. Спорил с судьями, журналистами. Но больше — с обстоятельствами. Они оказались сильнее.

На горизонте снова замаячила Испании.

Карпин знал, на что идет. С деньгами в «Мальорке» проблемы, с игроками — заботы. От команды, которая периодически трепала фаворитов в высшей лиге — Примере — ничего не осталось, кроме истрепанного флага. Да и зарплату ему обещали мизерную — в десять раз меньше, чем в «Спартаке».

Но он пришел, хотя пока не победил. Ни разу.

Уверен, за Карпина переживают многие. Потому что он — единственный российский тренер, работающий с европейской, хоть и не первой свежести, но все же известной командой. Кстати, вступая в должность, он обещал привить «Мальорке» атакующую игру в стиле «Барселоны»…

Как и раньше, Карпин мелькает в футбольных новостях. Стройный, худощавый, в шапке развевающихся волос. Стал еще привлекательнее. И еще более элегантным. Жаль, о «Мальорке» этого не скажешь.

Испанки, наверное, от Карпина без ума. Но только те, кто ничего не смыслят в футболе.

А он понимает. Но ничего не может сделать. Ни в Москве, ни в Пальма-де-Мальорке. Я уже писал, что трагедия Карпина в том, что он знает, как надо играть, но не знает, как это объяснить футболистам. Ищет слова и не находит — уже много лет. Все так же и все в том же винит судей.

Ничего не изменилось.

Зато все повторяется. Команда Карпина бежит, наслаждается игрой, словно танцует зажигательный танец фламенко. Но внезапно впадает в апатию, задыхается. Так было в предпоследнем матче, когда «Мальорка» выигрывала два мяча у «Осасуны» и вдруг рухнула навзничь. Такие необъяснимые приступы случались при Карпине и со «Спартаком».

Но если в Москве он был свой, отец футбольным солдатам, то здесь — чужой. Абсолютно! Я видел фрагменты упомянутого матча и поразился. Нет, не игре. Отношениям игроков и тренера. Они его не замечали! Ни разу не посмотрели в его сторону, не подали руки. Когда Карпин пытался подозвать к себе одного из футболистов, тот попросту отмахнулся.

Это ли не информация к размышлению?

Однако после каждого поражения Карпин повторяет, что люди в команде собрались умелые и прилежные. На тренировках стараются. Но он не понимает, что с ними случается в игре. Уверяет, что скоро все изменится, надо только настойчиво работать. Одно из последних высказываний Карпина достойно цитирования: «Вместо того чтобы быть спокойными, мы впустили страх».

А разве он сам спокоен? У него заострились скулы, во взгляде застыла грусть. Та самая, испанская…

В Москве Карпина и похваливали, и забрасывали горстями обид. Он обижался. Не оборачивался назад, слыша горячее искреннее: «Валера, верим!», но его лицо светлело. В Испании оно беспросветное.

Даже не зная языка, понятно, что сеньоры и сеньориты не зовут Карпина в гости на цыпленка чилиндрон и бокал малаги, а горячо возмущаются. С трибун слышатся и русские ругательства.

А это выкрики не со стадиона, а из Интернета: «Болельщикам страшно видеть такую команду». «Хватит! Подавай в отставку!». «Такого ужаса я не помню…». «Спасите, мы тонем…»

Из костра негодования я выгреб самые «спокойные» мнения.

Несчастных островитян можно понять. Разве можно молчать, когда их любимая команда бессильна, как морщинистые старушки, дремлющие у церкви Святого Франциска? «Мальорку» бьют все, кому не лень и ее, с жалкими двумя очками после шести игр, втоптали в дно второй лиги — Сегунды. Неужели никогда не придет их балеарцев — пусть не час, а хотя бы секунда? Секунда удачи. Для начала хватит.

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? А что делают на Мальорке с тренерами-неудачниками? Бросают с высоких скал, гонят, провожая проклятиями. Нет, об этом не хочется думать, но…

В средние века было такое орудие пыток — испанский сапог. У Карпина другая пытка — испанский футбол. Сверкает, благоухает, но — со стороны. Внутри жесток, как коррида. По плечу ли русскому тренеру плащ тореро?

Мальорка — большой, веселый остров. Ласковое море, яркое солнце. Пальмы, цветы, вино, музыка, женщины. Этот уголок земли создан для того, чтобы восхищаться красотами и радоваться жизни.

И только один человек не замечает здешних прелестей. Для него Мальорка превратилась в остров невезения.

Пока? Или навсегда?

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня