Путешествия

«Масай может и копьем в тебя метнуть — рука у него твердая»

Известный путешественник Дмитрий Крылов о своих приключениях по всему миру

  
5146
«Масай может и копьем в тебя метнуть – рука у него твердая»

Телеведущий, автор и создатель «Непутевых заметок» Дмитрий Крылов объездил, казалось бы, все страны и побывал во многих экзотических местах. Однако, у этой «красивой медали» есть и своя оборотная сторона: даже отдыхать Дмитрий едет с видеокамерой.

И дело не только в том, что еженедельная передача требует все новых и новых материалов. Просто Дмитрий Крылов не привык, как это ни странно звучит, отдыхать и каждую свою поездку использует с максимальной пользой для дела.

«СП»: — Дмитрий, вот смотришь ваши телепередачи, и создается полное ощущение того, что вы не побывали еще разве только на Северном Полюсе…

— Нет, я там был. И для нас это была очень памятная поездка, хотя и довольно экстремальная. Потому что накануне мы вернулись в Москву с Бали, где было тридцать пять жары. И уже на следующий день улетели на Северный Полюс в тридцатипятиградусный холод. И вот от этой разницы температур в семьдесят градусов (уже не говорю о часовых поясах) я вдруг почувствовал, что организм, в общем-то, дает знать о себе. Хотя потом потеплело, поскольку мы были в апреле, а это самое «теплое» время на Северном Полюсе: «всего» минус восемнадцать-двадцать градусов.

«СП»: — Словом, «настоящее лето»…

— Да, можно и так сказать. Вообще, там как-то по-особому себя чувствуешь, потому что нет ночи: солнце все время ходит кругами по горизонту, и ты теряешь ощущение времени. И даже пространства. Осознать это невозможно. Но то, что под тобой в лучшем случае всего лишь два-три метра ледяной прослойки, а дальше — два-три километра океанских глубин — об этом, конечно, забыть трудно. И нас там все время инструктировали, что если начнут трещать льды (а такое случается), то действовать нужно сообразно ситуации.

«СП»: — Не чувствовали себя челюскинцами?

— В какой-то момент, может быть, чуть-чуть и почувствовали, потому что задержались там на несколько суток дольше запланированного, поскольку началась пурга. И самолету, который должен был прибыть за нами, попросту не давали вылета. Меня вообще наравне со всей этой арктической экзотикой поразило состояние духа тех людей, которые там работают. Ведь у нас на севере всего одна-единственная научная станция, которую возглавляет Владимир Семенович Кошелев (мы познакомились с ним еще в 2002 году). Давно заочно дружим и каждый год созваниваемся, общаясь по телефону. Это люди какой-то необыкновенной душевности, разумности и воли, живущие в тяжелых условиях и занимающиеся при этом еще и наукой. А для того, чтобы как-то себя поддерживать, они устраивают туры для любителей-экстремалов. У американцев-то, для которых это уже налаженный бизнес, побывало более пяти тысяч туристов из Америки и Канады, у нас же — всего лишь десятка два.

«СП»: — А что им там делать? За белыми медведями наблюдать?

— Лично я там их не видел. Единственное, когда мы при перелете сделали небольшую посадку на Земле Франца-Иосифа и посетили пограничную часть, то нам рассказали, что белых медведей у них хватает.

«СП»: — Зачем же там пограничная часть?

— Вообще, честно говоря, это громко сказано, потому что на самом деле это всего лишь погранотряд в двадцать восемь человек. Нужды в нем, действительно, никакой нет. Наши держат там людей просто для того, чтобы застолбить место. Так как если на Земле Франца-Иосифа не будет российских пограничников, то потом трудно будет доказать, что это действительно наша территория. И ее тут же захватят французы, англичане, норвежцы — да кто угодно, причем, быстро. На ничейную-то землю охотников найдется достаточно. Вот мы и вынуждены держать там небольшой воинский контингент. Питаются они там только тем, что завозят им раз в год самолетом. Так что пограничные собаки частенько отгоняют белых медведей от расположения части. Поскольку хищники эти мало того, что очень любопытные, как вы знаете, так они могут быть еще и очень агрессивными: и запасы твои продуктовые съедят, и бывает еще, что нападут.

«СП»: — Кидает же вас, однако, работа и служебная необходимость с юга на север и обратно.

— Бывало, и я сразу вспоминаю очень захватывающую поездку в Намибию, когда мы, участвуя в сафари, неслись на багги. На огромной скорости, под опасным углом по склону песчаной дюны — американские горки, да и только. Слава Богу, никто из нас не перевернулся. А красота необыкновенная, потому что все это происходило перед закатом, во время которого мы подъехали к Берегу Скелетов. С самой верхушки дюны мы наблюдали, как солнце уходит в воды океана. Вообще, интересных мест и необычных вещей было в моих поездках предостаточно. Например, в Бразилии мне показали огромное дерево. Во-первых, оно очень высокое. Но так как корни ребристые и расползаются не вглубь, а по поверхности земли, то и служат ей хорошей опорой, как, скажем, мы наблюдаем в конструкции Останкинской башни. Но примечательно оно еще и тем, что внутри абсолютно полое. И если взять какую-нибудь палку и стучать по этим ребрам-корням, то раздается очень сильный и четкий звук. Я бы назвал это своеобразным индейским телефоном. Потому что они, действительно, таким образом передают в джунглях на расстоянии многих километров только им известную «азбуку Морзе», общаясь между собой.

«СП»: — Вы часто снимаете свои передачи в таких экзотических местах?

— Конечно, но это же работа. Например, на севере Таиланда мы общались с жителями удивительного племени длинношеих женщин — единственных в Таиланде и вообще в мире. Девочкам с детства вставляют кольца на шею и каждый год добавляют по одному дополнительному. И таким образом шея вытягивается. Существуют две теории — почему у них такой обычай. Одни считают, что пошло это с древних времен, когда мужчины-охотники каждый день уходили в джунгли за добычей. И для того, чтобы уберечь женщин от зубов тигров, которые нападали на них и могли перегрызть горло, им и надевали такие кольца. По другой теории, это просто украшения, которые не имеют никакого практического применения. Так что представления о красоте у жителей этого племени своеобразные. Самое интересное, что одна половина женского населения деревни носит такие вот кольца, другая же — это вообще длинноухие дамы. Но таких я уже видел в Кении и Танзании в племени масаев. В мочке уха специально проделывают отверстие и постоянно его расширяют. Потому ухо стает очень большим. И чем больше оно отвисает, тем красивее считается девушка.

«СП»: — Бывает, что и в губы тарелки вставляют…

— Есть и такие племена, но я о таких только слышал. А вот в Таиланде приходилось и с вышеописанными аборигенками встречаться. С другой стороны, это такой грандиозный аттракцион для туристов.

«СП»: — Показать им такую девушку — это как на верблюде покатать…

— Да, на Канарах, например, всех желающих действительно катают на верблюдах. Причем, сумма оплаты за поездку на горбах заранее оговаривается.

«СП»: — Ну да. Сажают бесплатно, а слезть помогают за двадцать долларов?

— Нет-нет. Существует фиксированная цена. А вот в Египте подобное практикуется, и это, конечно, безобразие. Потому что, сажая тебя на верблюда, вроде бы в шутку говорят про деньги. А прыгать туристам, особенно женщинам и детям, с непривычки страшно, да и больно падать. Поэтому я считаю, что надо себя вести либо как-то по-хитрому, либо агрессивно. Эти люди понимают только такой язык — силу и агрессию.

«СП»: — Всегда ли легко соглашаются на съемки, скажем, местные жители каких-нибудь затерянных уголков или малоисследованных территорий?

— Безусловно, иногда возникают некоторые трудности. В Африке, например, есть воинственные кочевые племена упомянутых уже масаев. Это своеобразные люди, смелые и отважные, живущие в отдаленных районах Кении и Танзании. Сознательно не пользуясь никакими благами цивилизации, они живут по своим законам в поселочках с домиками-мазанками, вылепленными из смеси глины с навозом и стоящими кольцом — чтобы на территорию деревни не смогли зайти дикие животные. Так вот, видя, что масайские деревни пользуются интересом у туристов, их жители начали собирать деньги с приезжих, желающих посмотреть на быт аборигенов. Причем, цены у них растут от года к году. Когда я впервые попал в их жилища, вход стоил 10 долларов с человека. Ты платишь эту сумму, и тебе позволяют снимать. Если же ты без разрешения попытаешься запечатлеть на камеру их «личную жизнь», в тебя могут и камнем запулить, да и копьем метнуть — а они охотники меткие, и рука у них твердая. Поэтому с ними никто не связывается, предпочитая платить деньги.

Фото: из личного архива Дмитрия Крылова

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня