Кругосветка: кто ищет, тот всегда найдет

В Кронштадт после первой за тридцать лет научной кругосветной экспедиции возвратилось судно ВМФ России «Адмирал Владимирский»

  
2662
Кругосветка: кто ищет, тот всегда найдет

Россия поздно стала морской державой, при этом российские моряки все же умудрились открыть целый континент (Антарктиду). В исследование высоких широт наши мореходы также внесли значительный, если не решающий вклад. Время от времени политические обстоятельства складывались так, что русские почти уходили из океана; к счастью, очередной такой безблагодатный период, видимо, подходит к концу.

Погоды хуже для ожидания корабля на причале представить трудновато. Чуть выше ноля, пронизывающий ветер с дождем и мокрым снегом. Пустынная, обледеневшая Якорная площадь, поверх наледи — лужи. В белесых утренних сумерках светятся окна Морского собора. Кронштадт, воскресенье, полдесятого утра.

Мы ждем у КПП Усть-Рогатки — это причал военных кораблей, закрытый для посторонних, пройти сюда можно раз в год, на день Флота. Сейчас тоже можно, но не всем. По спискам пропускают родственников и журналистов, но списки еще едут, и вот мимо нас под барабанную дробь проходит рота курсантов. Рядом вприпрыжку скачет местный бобик, настроение у него явно приподнятое. Добродушный мичман среднего возраста предлагает укрыться в здании караулки, но молодой лейтенант настаивает на соблюдении флотского порядка.

Списки приехали, порядок соблюден, на причал проезжают машины телеканалов, проходят газетчики и главные, наряду с командой «Адмирала Владимирского», герои дня — родственники моряков. Молоденькие девушки, женщины с детьми, папаши с надувными шариками, даже дама с маленькой собачкой присутствует. Корабля меж тем не видно, но деловитые приготовления — курсанты равняют строй, ставят кафедру и микрофоны, внушают надежду на то, что ожидание не затянется. Наконец на горизонте показывается длинный силуэт белого парохода, почти сливающийся со светло-серой кашей из воды и льда. Дождь не перестает, и на ум приходят мысли о том, что в России не только земледелие рискованное, но и мореплавание — повышенно рискованное; это тем более верно, что значительная часть плавания «Адмирала Владимирского» проходила в морях Северного Ледовитого океана. Судно входит в гавань, затем медленно, при помощи буксиров, начинает приближение к месту швартовки. Возбуждение в публике нарастает, журналисты и прочие гражданские начинают бегать по причалу в поисках лучшей точки обзора. Моряки с завидным терпением наводят порядок, объясняя, что будут кидать швартовые концы с грузом, и если прилетит в голову, то мало не покажется. Все это время звучит музыка — сначала курсанты исполняют государственный гимн, затем приходит черед морских песен. Во время прибытия корабля Главнокомандующий ВМФ Виктор Чирков, начальник ЛенВМБ Олег Журавлев и прочие, как говорится, официальные лица, стоят, смешавшись с толпой. В полном, не побоюсь пафоса, единодушии все смотрят на палубу «Адмирала Владимирского», где выстроилась команда. И вот летит швартовый конец. Подан трап. Первыми спускаются начальник экспедиции Олег Осипов и капитан Александр Пышкин. Адмирал Чирков принимает доклад об успешном завершении похода. Затем команде вручают запеченного поросенка, следует короткий митинг — на импровизированной трибуне Главком, затем вице-губернатор Александр Говорунов и представитель Русского Географического общества. Постоянно повторяются слова о том, что это первая российская кругосветка… ну, не со времен Крузенштерна и Лисянского, конечно, но с момента распада СССР — определенно. Тут мне следует немного приоткрыть карты: о былом размахе, а затем удручающем упадке гидрографических исследований и военно-научного мореплавания я знаю, что называется, из первых рук — мой дед адмирал Анатолий Рассохо возглавлял Управление Навигации и Океанографии (тогда — Главное Управление) более двадцати лет. Еще в восьмидесятые годы прошлого века страна обладала прекрасным и, главное, действующим гидрографическим флотом, работали постоянные экспедиции — в Севастополе, на Кубе. Но с конца восьмидесятых все шло, как можно догадаться, по нисходящей: суда стояли на приколе, штат Управления сокращался. Поэтому нынешнее воодушевление моряков совершенно понятно и трогает особенно.

Итак, зачем же все-таки во времена, когда мир, кажется, исследован вдоль и поперек, такая роскошь как кругосветные плавания? Вот островок Яя, замеченный с вертолета в 2013 году и названный так потому, что пилоты не могли договориться, кто его заметил первым, и кричали — Я! Я! Экспедиция «Адмирала Владимирского» подтвердила существование острова, зафиксировала координаты, произвела высадку. Россия приросла новыми территориями. Аж в полкилометра (такова площадь острова) — скажут сетевые остроумцы. Хм, но с учетом прибрежных вод — уже как минимум 452 квадратные мили, и это территории в Северном Ледовитом океане, на которые в последнее время обращают внимание все сопредельные державы в связи с природными богатствами, скрывающимися в их недрах. Предположительно установлено образование еще трех новых островов в местах схода ледников, а также значительные изменения береговой линии. В районе Соломоновых островов обнаружена подводная гора, в Баренцевом море и Тихом океане выявлено восемь так называемых отличительных глубин, иные из которых тоже могут оказаться возвышениями рельефа, важными как для науки, так и для практической навигации.

На причале Главком Чирков говорил журналистам о новых территориях, а начальник экспедиции Олег Осипов (также он является заместителем начальника Управления навигации и океанографии) — о «плавучем университете»: в походе приняли участие курсанты Военно-морского института (корпус Петра Великого), «Макаровки», Гидрометеорологического университета. Кстати, на специальность «гидрограф» в ВМИ начали снова набирать чуть ли не год-два назад, после большого перерыва. Как замечали моряки, пятимесячная экспедиция «Адмирала Владимирского» стоит целого года обучения. Капитан Александр Пышкин, — так и хочется сказать — «обветренный как скалы», веселил публику рассказами о белых медведях, которые бегают по ледникам «что твои собаки», а также отмечал прекрасную работу команды, а на вопрос о сомалийских пиратах сообщил, что даже если бы корабль зашел в дикие воды, то с русскими морпехами на борту опасаться нечего. Да-да, а что вы думали — «Адмирал Владимирский» все же военный, хоть и не боевой корабль. Следующий поход — в ноябре этого года в Антарктиду.

В заключение начальник Управления Навигации и Океанографии Сергей Травин пригласил журналистов в кают-компанию, а затем в рубку «Адмирала Владимирского». Атмосфера живого, действующего корабля — деловитая и бодрящая, хоть и несколько неформальная по возвращению. В кают-компании, помимо фотографий президента РФ и руководства флота, портреты Крузенштерна, Беллинсгаузена, Лазарева. На столе красуется «флотский поросенок». А из высокой рубки открывается вид на гавань.

 Как стала возможной подобная экспедиция?

Сергей Травин: — Это была задумка Виктора Викторовича Чиркова, и мы ее воплотили в жизнь.

 Насколько мне известно, численность Управления, а также его мощность сильно сократилась за последние пару десятков лет. Будут ли подвижки к лучшему в этом смысле?

Сергей Травин: — Надеюсь, что да.

 Как скоро?

Сергей Травин: Возможно, что уже в течение года. Также президент в мае 2014-го подписал распоряжение, в соответствии с которым до 2025 года должен быть обновлен парк судов и катеров гидрографической службы. Поэтому, если финансы страны позволят, к этому времени у нас будет современный гидрографический флот. Пока же, в сентябре этого года, мы спускаем на воду большой новый катер.

Строительство новых больших судов должно начаться в 2019−20 годах, а сейчас радует и то, что старые начали выходить в море, и эта активность уже приносит ощутимые результаты. Как сказано в деловитом и одновременно трогательном сообщении руководства экспедиции — «поход наглядно продемонстрировал, что для того, чтобы знать о Мировом океане больше и раньше других, необходимо проводить на постоянной основе систематические исследования…»

Когда мы идем к трапу, на корме «Адмирала Владимирова» дрожит флаг Гидрографической службы — он сине-белый, с маяком и андреевским крестом, и маяк с флага кажется братцем настоящего маяка на Петровском канале, к которому любят приезжать молодожены.

Фото: Виталий Аньков/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня