Путешествия

Третья жена — верблюдица

Приятно побывать там, где до тебя не ступала нога туриста из России. То есть, ступала, конечно, но гораздо реже, чем в Турции или Египте. Даже с соседними Арабскими Эмиратами, до которых отсюда рукой подать, не сравнить

  
1292

Да и как может быть иначе, если только в 1989 году правительство этой страны разрешило выдачу туристических виз? Это — Катар, маленькая страна Персидского залива с населением около 700 тысяч человек. Столица — Доха, где проживает большая часть населения. Сюда я прибыл по приглашению школьного друга Михаила Штайнера. Миша живет в Катаре третий год, работает по контракту в филиале «Майкрософта». Он получил эту работу как гражданин Германии, куда эмигрировал много лет назад. Все эти годы мы не теряли с ним связи, переписывались по Интернету, ездили друг к другу. И вот я снова у него в гостях.

Очень серьезный таможенник обеспокоенно тыкал пальцем в Овсиенко и Ко на обложке и укоризненно качал головой. Девчонки, конечно, не в парандже, но ведь главное-то худо-бедно прикрыто. Оказывается, глубокое декольте — тоже «нельзя!» После долгих заверений, что это вовсе не порнуха, а всего лишь российская попса, «Мираж» пронести через границу разрешили. У другого пассажира, как я заметил, хотели изъять мыло, на обертке которого была изображена женщина с намеком на вторичные половые признаки, а у какой-то девушки чуть не отняли колготки, на упаковке которых был нарисован силуэт ноги от ступни до этого самого. Чем кончилось, не знаю. Только зачем ей понадобились колготки, я не понял, потому что первое, что мне захотелось сделать, когда я покинул зону кондиционирования — немедленно броситься обратно. В лицо дохнуло жаром, как из печи. Даже дышать было трудно, густой воздух как будто стоял вокруг меня, и его приходилось глотать. Над Дохой висело марево — взвесь песка и пыли, раскаленная на солнце.

— Не бойся, старичок, завтра будет не так жарко. Просто сегодня ветер из пустыни, — успокоил меня Миша. — Плюс 45 в тени.

— Как же вы по такой жаре ходите?!

— А мы не ходим, это неприлично — ходить пешком. Где ты видишь пешеходов? Мне до работы пешком — 10 минут, но лучше я 20 минут в пробке простою, все-таки в машине кондиционер. Короткими перебежками — от кондиционера к кондиционеру.

В потоке автомобилей я заметил и «Бентли», и «Порше», и «Ламборджини». Да, хорошо стали жить простые катарские бедуины!

Пыльная буря на следующий день улеглась, жара под кондиционерами не ощущалась, а алкоголь можно было свободно получить в любом баре при отелях. Конечно, местные к этим барам и близко не подходят, даже персонал — сплошь гастарбайтеры. Белоснежные небоскребы причудливой формы на набережной Корниш, словно вырастающие прямо из залива, роскошные 5-звездочные отели с множеством бассейнов, суперсовременные торговые центры, теплое бирюзовое море, фонтаны, сады и пальмы — это производит впечатленеие с первого взгляда. Конечно, в Дубае еще шикарнее, но катарцы очень стремятся догнать богатого соседа.

Приезжие строители — в основном, непальцы, индусы и филиппинцы — возводят здания так быстро, что облик города меняется на глазах. За те восемь дней, что я гостил в Дохе, два небоскреба подросли в высоту практически до неба, а один почему-то исчез.

— Тут так бывает, — объяснил Миша. — Построят здание, а потом им покажется, что немного левее оно будет лучше смотреться, раз — и снесут, раз — и на новом месте построят. Надо же куда-то деньги девать.

Благополучие Катара основано на нефти и газе. Месторождения начали интенсивно разрабатывать сравнительно недавно, после 1971 года, когда Катар стал независимым государством. 1 сентября страна ежегодно празднует День независимости. Катар — абсолютная монархия, глава государства и правительства — эмир из династии аль-Тани. Сейчас страна занимает третье место в мире по запасам природного газа и является самым крупным поставщиком сжиженного природного газа. Какие-то десятилетия назад население только и умело, что добывать жемчуг, ныряя за ним на дно морское, да пасти верблюдов и коз в пустыне. И вдруг некоторые бедуины стали сказочно богаты. Катарцев я не заметил ни среди обслуги, ни среди строителей, да и в офисах трудятся сплошь иностранцы — канадцы, немцы, британцы. А где же коренные жители работают? Оказалось, многие вообще не работают. Зачем им работать, они — хозяева. К тому же для граждан этой страны введено бесплатное медицинское обслуживание и образование. Сюда со всего мира устремились гастарбайтеры, привлеченные высокой зарплатой. Хорошие специалисты — инженеры, менеджеры, врачи, электронщики — за три года могут заработать на дом в Европе.

Но катарцы не скучают. Верблюжьи бега, соколиная охота, сафари на джипах по пустыне. Еще они очень любят теннисные турниры, особенно женские. Порнография-то запрещена, а тут легальный способ увидеть обнаженное женское тело. Когда у теннисистки задирается от ветра юбочка, сразу лес мобильников поднимается, все торопятся запечатлеть. И над рядами аж стон проносится.

Но вообще, говорят, некоторые все же скучают по своему бедуинскому прошлому. Про одного богача известно, что он в своем дворце поставил бедный шатер. Когда ему совсем уж надоедят золотые унитазы, эксклюзивная мебель и павлиньи языки на закуску, он залезает в этот шатер, и ему туда подают бедуинский завтрак — лепешку и мисочку с финиками. Трудно расстаться с бедуинскими привычками и в семейной жизни. В Дохе из уст в уста передавалась история про одного толстосума, который, несмотря на трех жен, привечал еще и любимую верблюдицу. Жены ревновали и, однажды, сговорившись, отравили соперницу. Об этом стало известно, когда несчастный потащил жен в шариатский суд.

Зато молодежь из-за строгого воспитания и многочисленных запретов иногда не знает самого элементарного. Например, в уважаемом семействе женили сына. Месяца через два после свадьбы родители мужа заметили, что невестка ходит как в воду опущенная. Свекровь решила поговорить с ней по-матерински. Девушка объяснила, что новобрачный сначала не знал, как к ней подступиться, но после ряда неудачных опытов все-таки нашел способ сближения. И, как выяснила мать, — это был не тот способ! Во всяком случае, шансов дождаться наследников в этом случае у них было очень мало. Когда слух о скандале в благородном семействе пронесся по Дохе, власти даже задумались о том, чтобы ввести интимный ликбез для выпускников школ.

К иностранцам по части запретов власти относятся лояльно. Во всяком случае, никто нам с Мишкой не мешал выпивать в баре и танцевать с девчонками, конечно, тоже иностранками. Но когда в квартире у Мишки осталась на ночь его подружка — англичанка, он утром попросил меня постоять на стреме, пока он будет ее из дома провожать. Если полиция заметит, что у него ночевала женщина, могут быть неприятности. Посадить, конечно, не посадят, но возьмут на заметку, могут оштрафовать или потом визу не дать. Местные жительницы носят длинное платье — абайю — и платок, у некоторых он закрывает нос и рот. Не знаю, почему, но меня эти закутанные дамочки интриговали больше, чем полуобнаженные туристки. Когда мимо проходило черноглазое создание, чуть задев меня краем тонкой дорогой шелковой материи и оставив после себя шлейф пряных духов — так и хотелось броситься вслед за ней, чтобы попросить: «Гюльчатай, открой личико!» Вообще отношение к женщинам в Катаре меня поразило. Женщин везде пропускают без очереди, даже автомобилисты-мужчины уступают дорогу даме за рулем. В банке, например, два окошечка — для мужчин и для женщин. Я было подумал: ну вот, баб за людей не считают, мужикам тут стремно с ними в одной очереди стоять. Но, как объяснил мне один местный житель, все совсем наоборот: их пропускают вперед и держат дистанцию, чтобы не оскорбить своим мужским присутствием. То есть, они боятся, что ей стремно будет с мужиками в одной очереди стоять!

А вот представительниц древнейшей профессии я в Катаре не заметил. Поинтересовался у Мишки, как тут без них обходятся. Или шейхам хватает своих жен и верблюдиц?

— Не поверишь, проституция здесь не приживается. Гастарбайтеры деньги копят, им не до этого, а местные почему-то на проституток не клюют. Тут одна украинка три дня на Корнише топталась возле перекрестка. Остановятся, спросят, — думают, может, ей что-нибудь нужно, и дальше едут. Они считают, что проституция — это где-то там, в Америке, в крайнем случае — в Эмиратах, а у них такого быть не может.

Но желающих сесть на шею какому-нибудь шейху немало. Даже в Мишкиной фирме такие есть. Приезжают работать секретаршами, но на ближайшем бизнес-мероприятии склеивают богатого дядю, он снимает им апартаменты, берет на довольствие, и какое-то время им кажется, что они попали в рай. Недавно из-за одного богатенького буратины в холле отеля подрались две девчонки, даже полиция приезжала. И неудивительно, шейхов на всех не хватает, страна-то маленькая!

Доха, Катар

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня