«Северный десант» на «крыше» Евразии

Дмитрий Ванинский о новых покорителях Арктики

  
1079
«Северный десант» на «крыше» Евразии
Фото: автора

Российская экспедиция арктических путешественников «Северный десант», стартовавшая 15 марта из Нижневартовска, добралась до самой северной точки Евразии — мыса Челюскина на 78-й широте. Две недели пути потребовалось арктическим путешественникам, чтобы на снегоходах в условиях жестокого шторма и злой пурги пройти по намеченному маршруту поселок Тазовский— Антипаюта— Гыда — Диксон — мыс Стерлигова — мыс Челюскин. В дороге уже отпраздновали день рождения своего бессменного оператора Сергея Радаева, а 29 марта на краю материка поздравили лидера экспедиции, ветерана-десантника, главу корпорации «Славтэк» Александра Петермана.

Хобби на службе страны

«Северный десант» отправился в российскую арктическую зону уже в восьмой раз, и с каждым годом эти экспедиции все меньше напоминают неординарный досуг успешных бизнесменов, зато все больше — серьезный вклад в исследование Арктики. В каждом походе путешественники мониторят загрязненность северных районов, тестируют систему ГЛОНАСС, одежду, технику и экипировку, уточняют маршруты и карты российского крайнего Севера, в которых пока что земля путается с сушей, а равнинная местность — с каньонами.

За месяц до старта экспедиции они провели недельный семинар об особенностях действий в условиях Крайнего Севера для офицеров ВДВ и спецназа Главного разведывательного управления, поделившись бесценным опытом выживания и жизни в условиях крайнего Севера с защитниками Арктики. Специальные Арктические войска России (Объединенное стратегическое командование «Север») возникли официально 1 декабря 2014 года.

Две арктические мотострелковые бригады, усиленные частями спецназа, береговой артиллерии, авиации и противовоздушной обороны должны защищать российские арктические владения от Мурманска до Анадыря, но к этой службе бойцов еще предстоит качественно подготовить. Между тем у западных «партнёров» подготовка идёт уже давно. Учебный центр горно-арктической подготовки в Бриджпорте действует с 1951 года. Каждый год подготовку здесь проходит более 10 тысяч человек и сейчас любая из трёх американских дивизий морской пехоты способна действовать на севере. Это не считая двух пехотных бригад на Аляске и контингентов других стран НАТО, прежде всего Канады и Норвегии.

На недельном семинаре «Северного десанта» под Нижневартовском выяснилось, что даже очень опытные, специально подготовленные и прошедшие не одну горячую точку офицеры мало представляют суровую реальность службы в Арктике. Чтобы исправить ситуацию к проверенной команде Александра Петермана присоединился действующий офицер Центра специальных операций министерства обороны, который вместе с путешественниками идет весь маршрут, примеряя детали арктического перехода на условия военной службы.

На следующий год к походу может подключиться вторая группа из военных, которые будут выполнять свои задачи. Правда, маршрут для такой экспедиции придется сократить вдвое, до 3000 км в обе стороны. Пока что экспедиция идет успешно, без серьезных поломок и происшествий.

Конфеты для полярников

На берегу Енисея снегоходы встали: ледокол прошел здесь более полутора суток назад, но фарватер все еще не замерз. Глобальное потепление в Арктике — не голый научный термин, а видимая реальность: команда Петермана из года в год наблюдает, как избушки экспедиций петровской эпохи, построенные когда-то на безопасном расстоянии от воды, оказываются смыты полностью или подмыты.

Тем не менее, переправу удалось найти довольно быстро, и к вечеру путешественников уже встретил в Сопочной Карге начальник местной полярной станции. Старые знакомые, ждущие вестей от каравана снегоходов, есть у «Северного десанта» по всему маршруту. На Севере такие встречи — долгожданная награда за одиночество в затерянных на огромных российских арктических просторах полярных станциях.

Понимая, что в экспедицию много гостинцев не возьмешь (перед походом считают каждый килограмм, в том числе и собственного веса), в некоторых просьбах своим северным товарищам «северные десантники» все-таки не отказывают. Например, везут на метеостанцию мыса Стерлигова лекарственные средства для аптечки, флаг Российской Федерации и… немного конфет.

«Когда мы впервые знакомились с людьми на полярных станциях, на заставах, там даже толком связи не было, мы им давали спутниковые телефоны домой позвонить, — рассказывал Петерман перед стартом. — Пограничники ходят примерно в такой одежде, в какой на широте Москвы ходят, ну разве так можно? Потом, после какого-то инцидента по указу Москвы со всех полярных станций забрали табельное оружие. Представляете, молодые ребята, девушки каждые 3−4 часа должны в полярную ночь дойти до берега, измерить уровень воды, температуру, а вокруг медведи. Они ходят с ракетницами против медведей — да это проще застрелиться сразу!».

«Робинзоны» полярных метеостанций каждые три часа выходят на радиосвязь с Главным Центром и передают показания приборов, результаты визуальных, оптиметрических, гидрометеорологических наблюдений, сведения об уровне волнения на море, оценку «ледности», степени сжатия дрейфующего льда и толщины снежного покрова. Благодаря сведениям с метеостанций действует Северный морской путь, работают газовики Ямала, координируется авиасообщение на крайнем Севере. С каждым годом на метостанциях гости из Нижневартовска отмечают прогресс: где связь появится, где ремонт сделают, но до уровня американских или английских коллег в Антарктике еще подрасти бы.

Еще одна радостная встреча — в негласной столице Арктики, поселке Диксон. Три года назад Петерман привез в местный храм Николая Чудотворца — самый северный в мире — икону Святой Троицы, а в этом году часть драгоценного места на санях не пожалел для подарков детворе. В глазах ребятишек путешественники — настоящие покорители Севера и герои, которые пришли с «большой земли» с удивительными рассказами и историями. Долгожданных гостей здесь встречают обедами, и все участники «Северного десанта» с удовольствием переходят с экспедиционного пайка на горячую домашнюю еду. Вопреки образному представлению многих (даже бывалых военных), водкой с салом в арктических холодах не спасешься. Для дальних экспедиций путешественники разработали специальное питание.

Отдельные сани везут 200 килограмм еды для восьми человек на месяц путешествия. В Нижневартовске, на заводе «Гурмель» и в сети ресторанов «Славтэка» на заказ готовятся и упаковываются быстрозамороженные борщи, домашняя лапша, рассольник, куриные рулеты и котлеты — без горячего питательного обеда в холодах далеко не уедешь, а уехать надо на тысячи километров от «большой земли». К стандартному обеду, бывает, добавляется подстреленная куропатка, а на сладкое — батончики из шоколада, орехов и сухофруктов. Повар «Северного десанта» Виталий Береговой придумал специальную кастрюлю, в которой еда разогревается за минуты. Если требуется перекусить в дороге, не делая серьезный привал, путешественники едят из контейнера, размещенного у двигателя снегохода, где пища все время остается горячей.

Особенности модернизации снегоходов

В Диксоне путешественники берут два дня на отдых после тяжелого перехода в непогоду, заправку и осмотр техники. С радостью принимают звонки из городов, потому что уже успели соскучиться по общению. Александр Петерман неизменно бодр и свеж, за этот неукротимый внутренний двигатель его и любят, этой неуемной энергией и увлекаются остальные. «Погодка была не очень, мело все время, но живы-здоровы, передохнем, пойдем дальше», — радостно рапортует лидер экспедиции. До сих пор непонятно, удастся ли его команде добраться до мыса Арктический — еще в начале экспедиции с северных широт пришло сообщение о том, что на переправах между островами Северной Земли уже сорвало лед.

Но не доедешь — не узнаешь, так что через два дня после дозаправки «Десант» движется дальше. Намучившись в первых походах с отвратительным местным топливом (черная жижа, которой не помогает даже многочисленная фильтрация), Петерман теперь заранее, в осенние месяцы, доставляет качественное топливо в необходимом количестве в пункты следования экспедиции.

Хороший бензин позволяет уберечь от лишних перегрузок (можно подумать, их недостаточно в Арктике!) канадские снегоходы Rosan, которые перед походами по российским просторам практически пересобирают заново в нижневартовской мастерской «Десанта». Серийную технику обязательно модернизируют под себя: ставят усиленные бамперы для защиты от ледяных торосов спереди и с боков, пластины для ног и нарукавники от встречного ветра, дополнительные фары, дополнительные фильтры для топлива, крепления для грузовых саней, буксировочный крюк и другие детали, о необходимости канадцы даже не догадывались. За подробные отчеты и честную обратную связь фирма Rosan благодарит «десантников» постоянным сотрудничеством, скидками на новые модели машин и бесплатными запчастями.

На каждой стоянке механик экспедиции Дмитрий Фадеев проверяет состояние каждого снегохода, чтобы не пропустить неожиданную поломку. В нынешний поход вышли на новых снегоходах, и уже обнаружили, что топлива они просят ощутимо больше моделей предыдущего поколения. Зато ведет себя техника пока безупречно: из всех машин подвели пока только экспериментальные сани, но на то они и экспериментальные. Самые первые железные сани, сделанные в тепличных условиях, испытания Арктикой не выдержали — лопнули, как только заехали в район северных холодов. Русские умельцы заменили железо на карельскую березу, столь твердую, что стальное сверло горит, пока идет сквозь кусок дерева.

«Боинг» сдуло — «Десант» устоял

Фраза «жестокий шторм» в путевых отчетах экспедиции — не для красного словца выражение, а метеорологическая оценка 11-балльного ветра по 12-балльной шкале Бофорта. В Норильске на днях сильный ветер на стоянке в аэропорте Алыкель буквально сдул пассажирский «Боинг» 737 весом под 40 тонн. «Северный десант» к тому моменту, когда стихия разбушевалась, прошел свою первую тысячу километров по крайнему Северу на открытых снегоходах, под ледяным порывистым ветром и пургой. Около 170 км пришлось двигаться по припаю — неподвижному льду вдоль берега — и остановиться в бухте Макарова в Пясинском заливе Карского моря. Метель, которая следовала за путешественниками все это время, утихая только на время стоянок, здесь разыгралась настолько, что без необходимости надежное убежище решили лишний раз не покидать.

Ярко-желтую палатку «Северного десанта», заметную в арктической белизне и способную выдержать типичную для этих суровых краев непогоду, разработала специально для арктических исследователей российская фирма «Баск», и то не сразу, а постепенно доводя ее до максимально возможного совершенства с учетом опыта предыдущих экспедиций. Эта же фирма на заказ создала одежду для арктических переходов: все готовое из магазинов полярники отвергли после первых же обморожений. После многочисленных экспериментов остановились на наполнителе из искусственного лебяжьего пуха и мехе росомахи по кайме непродуваемого капюшона куртки. В этой поездке тестируют также специальный многофункциональный спасательный костюм по просьбе компании «Неатех»: оператор Серей Радаев проехал в нем от Диксона до мыса Стерлигова.

«Мы обнаружили, что тепличных слесарей и других специалистов слушать нельзя, — рассказал Александр Петерман. — Например, одно дело в теплом гараже застегнуть пуговицу на куртке, и совсем другое дело — сделать это на морозе 40 с лишним градусов с ветром и влажностью. В таких условиях даже речь меняется, галлюцинации начинаются. Ты выходишь утром, идешь 10−15−20 часов, останавливаешься, еще палатку ставишь, все железное собираешь голыми руками…». Да, несмотря на все усовершенствования, ставить палатку приходится без перчаток, натягивая края временного жилища с помощью снегоходов. Вспомним, что в этот момент где-то в северном аэропорте под порывом ветра катится по взлетной полосе «Боинг»…

Вынужденная остановка только раззадорила путешественников, поэтому чтобы наверстать упущенное, путь решили продолжить ночью, когда ветер стих. На территории Большого Арктического заповедника погода уже благоволит — ясно и практически безветренно, а вот температура вполне соответствует крайнему Северу: — 28 °C. По пути встречаются стада диких северных оленей и следующими за ними волков, утром в 100 метрах от палатки обнаруживаются свежие следы медведицы и медвежонка. «К красоте Арктики привыкнуть невозможно, — говорят участники экспедиции. — За год подготовки успеваешь страстно соскучиться по ее просторам, по грохоту торосов, северному сиянию». Александр Петерман рассказывает, что чувствует себя в Арктике, как телефон, который включили в сеть для подзарядки. В прошлом году экспедицию отменили, чтобы отметить его юбилей, зато сейчас день рождения он встретит где-то за 78-й широтой.

От полярной станции мыса Челюскина экспедиции предстоит пройти ещё 3000 километров. Путь домой! Как говорят «десантники», в их путешествии есть два самых приятных момента: наконец-то уйти, а затем наконец-то вернуться.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня