18+
пятница, 9 декабря
Путешествия

Превращение «грязной дыры» в-город-сад

В Куала-Лумпуре каждый увидит то, что захочет

  
66

Ничто не предвещало сюрпризов во время часовой поездки из аэропорта в район старого города Куала-Лумпур. Комфортабельное такси плавно катилось по гладкой поверхности ультрасовременного хайвэя, а в окне, аккуратные черепичные крыши местных колхозных домиков чередовались с роскошными пальмовыми плантациями и изумрудно-зелеными экваториальными лесами под тихий колокольчик индийских любовных песен, звеневший в такт почти неслышному пению смуглого водителя.

Появились первые признаки большого города — многоэтажные здания по обочинам, висячие мосты и все нарастающее количество машин (обычный набор японских и корейских иномарок вперемешку с грузовичками непонятного происхождения). Наконец, наша машина попала в довольно внушительную пробку, но это не вызывает беспокойства — кто стоял на Третьем Транспортном, того уже ничем не испугать. Первый тревожный сигнал прозвучал уже после того, как мы проникли в городское подбрюшье: перестали мелькать в окне стройные пальмы и гивеи, и местный пейзаж оказался украшен горами строительного мусора вкупе с шаткими строительными лесами, над которыми, словно туман, висели облака мелкой бетонной пыли. «Много денег, много людей. Город растет быстро-быстро» — объясняет водитель, заметив гримасу удивления на моем лице. Ну ладно, если местный градоначальник желает стяжать лавры Великого Архитектора — его право.

Подъезжаем к нашей гостинице, расположенной в местном чайнатауне. Трасса сужается и прямо на ней, безбоязненно смешиваясь с автомобилями, появляются люди. В толпе много женщин, детей, стариков — все либо чем то торгуют, либо, наоборот, покупают. В основном это китайцы, но встречаются также малайцы, индийцы, арабы. Определить, кто есть кто, легко — большинство носит национальную одежду. Вскоре такси останавливается невдалеке от раззолоченной алой пагоды, увенчанной сияющей покатой крышей: вот и пришло время, когда уже сам Куала-Лумпур гостеприимно распахнет свои объятия для путешественника из далекой России. Водитель ловко выгружает багаж, хлопает дверью и его машина растворяется в мириаде других. В тот же момент море пряных уличных ароматов врывается в мои легкие и невероятное, пугающее разнообразие красок вспыхивает кричащими пятнами на сетчатке. Все пять чувств внезапно оказываются на пределе своих возможностей, и на секунду я теряю ориентацию. Этого достаточно шумной малайской толпе, чтобы подхватить меня, словно брошенный в прибой камешек, и потащить за собой по извилистым улочкам чайнатауна, выталкивая мягко, но твердо в самую гущу жизни этого необычного города.

И вот когда я, придавленный едкой жарой и гнетом свежих впечатлений, с трудом отбиваясь от разносчиков жареных кузнечиков и торговцев уличным порно, добрался до фасада моей гостиницы, в голове возникла крамольная мысль, что не случайно основатели малазийской столицы назвали ее грязной дырой.

Сложно сказать, была ли тому причиной похвальная способность к самоиронии или отсутствие всяческого воображения, но именно такое название дали китайские рабочие-кули своему крохотному шахтёрскому городку в сердце малазийских джунглей. Впрочем, имя для нового поселения мог придумать и местный раджа-олигарх Абдулла, по чьему приказу около 150 лет назад и началось заселение необжитых земель в месте слияния двух рек — Кланг и Гомбак, недалеко от принадлежавших радже богатых месторождений олова. А может всему виной чёрный английский юмор британских советников означенного малайского вождя? Как бы то ни было, а дословный перевод с малайского означает «грязное устье» («куала» — грязь, «лумпур» — место слияния рек).

И правда, куалы на местных улицах более чем достаточно — хотя мусорные баки и помойки всё же встречаются, большое количество внушительных мешков, набитых до краев дурнопахнущими отходами местной жизнедеятельности во множестве валяются прямо на земле. Тут же, подле них, заняли стратегически выгодные позиции местные профессиональные нищие, покрытые всеми видами болячек (экзотических и не очень). И уж чтоб совсем жизнь дурианом не казалась, на оставшемся свободном пространстве вольготно расположились импровизированные прилавки и циновки бесчисленных уличных торговцев, у которых ассортимент товаров средней подмосковной электрички перемежается необычным печеньем из свинины, свитками с магическими заклинаниями на тридцати языках и корешками от всех болезней. Всё вышеперечисленное легко умещается на изящных плиточных тротуарах шириной примерно вполовину не слишком толстого европейского человека, что превращает улицы в старом городе Куала-Лумпур в изощрённую полосу препятствий для людей, не привыкших к уличной чехарде восточных мегаполисов.

Однако, после того как вам удастся разобраться в уличной трясине, первое впечатление окажется обманчивым и из-под слоя грязи и язв выглянет другой Куала-Лумпур, город, чьё благосостояние родилось в глубине тёмных шахт по добыче олова и разрослось, словно на дрожжах, от нефтедолларов, обильно закачиваемых в экономику мегаполиса местным «Газпромом» — национальной корпорацией «Петронас».

Именно её штаб-квартира является известным на весь мир символом не только самой Куала-Лумпур, но и всей Малайзии — вторые в мире по высоте небоскрёбы и самые высокие в мире башни-близнецы (с 2001-го года) «Petronas Towers» являются если не сердцем, то по крайней мере мозгом богатейшего города в Юго-Восточной Азии, украшая его центральную часть двумя минаретами из стекла, бетона и стали. Ослепительно сияющие в лучах солнца днём и словно пылающие изнутри электрическим пламенем ночью, они связаны воедино на головокружительной высоте 170 метров (а это лишь половина от высоты самих башен!) двухэтажным воздушным переходом «Sky Bridge». Пользующийся почти такой же известностью, как и сами близнецы, этот, повисший над пустотой, мост был изначально спроектирован в целях пожарной безопасности, однако вскоре превратился в известнейшую панорамную площадку, куда стремятся попасть путешественники со всего мира. Отсюда можно обозреть весь новый город. Застроенный высоченными офисными небоскребами, банками и гигантскими торговыми центрами, он воплощают финансовую мощь своей столицы, этого флагмана среди экономических центров исламских стран. Здесь забываешь о грязи и тёмных улочках в старом городе, где друг возле друга теснится чайнатаун с индийским районом. Здесь, наконец, можно понять, почему в индексе развития человеческого потенциала Малайзия пока обгоняет Россию. Здесь я по новому открыл для себя Куала-Лумпур, где, как говорится в известном тосте, жизнь грязная и темная — денег как грязи, и от успеха темнеет в глазах.

Правда, должен предупредить желающих последовать моему примеру, что подняться на это чудо инженерной мысли не так-то просто. Владелец башен, НК «Петронас» выпускает бесплатные билеты строго ограниченным тиражом 1700 штук в день с ограничением по времени посещением (всего 15 минут) в интервале с девяти часов утра и до пяти вечера. Так что многонациональная очередь из туристов и просто зевак выстраивается в билетные кассы ещё ранним утром, задолго до их открытия. Вышколенных красномундирных волонтёров из обслуживающего персонала сложно обвинить в нерасторопности, но даже они не способны увеличить количество напечатанных билетов, так что многие страждущие уходят с пустыми руками.

Впрочем, на их месте я бы не расстраивался — кроме «Скайбриджа» в КЛ есть еще одна высотная площадка, с которой можно увидеть ещё более полную панораму. Это телевизионная башня «Менара Куала-Лумпур». Она, конечно, ниже «Петронасов» и билеты платные, зато построена на холме, а подняться можно аж на 276 метров над землёй. Вот отсюда можно увидеть Куала-Лумпур с высоты птичьего полета, рассмотреть каменные джунгли нового города и своеобразную архитектурную смесь старого. Отсюда можно увидеть и где расположены основные столичные достопримечательности от Площади Независимости (там впервые был поднят малазийский флаг) до Национального Монумента (построен в память о солдатах, павших в героической борьбе с местными коммунистами), а также подробно разглядеть ещё одну, третью, часть мегаполиса, которая в отличии от двух остальных по праву может называться «Город-Сад полный Огня» (вот такое пафосное название встречается в исторических книгах о Куала-Лумпур).

Место это — могучие лёгкие Куала-Лумпур, цветущий сад в краю рек из нефти и олова. Есть и в других частях города зеленые уголки — парки, скверы и сады, но им, затерянным среди небоскребов, не сравниться с просторами Центрального Озерного Парка, раскинувшегося на 92 гектарах муниципальной земли. Когда-то это были владения британской администрации, после получения независимости здесь был заложен фундамент здания малазийского парламента, рядом с которым через несколько лет разбили гигантский парковый комплекс. Здесь, на вершине и склонах пологого холма, расположен парк орхидей, олений заповедник, сад бабочек и, наконец, самый большой в Азии парк птиц. Часами можно бродить по этому царству флоры и фауны, где от укромной лагуны, окруженной искусственно созданными джунглями, рукой подать до пастбища страусов-эму, а там ещё два шага — и укромная тропа, где прогуливаются непуганые павлины, приводит к пещере с водопадом, под которым заводи розовых фламинго…

Здесь, гуляя по узким дорожкам тропических садов, я осознал насколько несправедливо было мое первоначальное высокомерное презрение к «грязной дыре» и насколько был силён мой культурный шок, заставивший меня на время потерять способность осязать своеобразную красоту этого места.

Впереди предстоял часовой перелет и долгий путь на джипах через тайские джунгли к границе с Бирмой, но улетать не хотелось — необычный город, впитавший многовековую историю малайских королевств, европейское наследие колониальной эпохи и новую глобалистскую эстетику не открыл ещё и десятой части своих секретов…

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня