18+
воскресенье, 11 декабря
Путешествия

Внедорожная экспедиция в Якутию и Красноярский край

В программе: кимберлитовые трубки, тундра и северное сияние

  
2724

Как справедливо пишет в своем блоге путешественник Илья Кондрашев, автотуризм пришел в нашу страну не так давно. Дело тут не только в том, что многие российские дороги до недавнего времени представляли собой лишь «направления» — но и в том, что вдоль наших шоссе не было практически никакой инфраструктуры. Попытки изменить ситуацию, конечно, присутствовали. Например, сразу после войны товарищ Сталин, страдавший аэрофобией и любивший отдыхать на берегу Черного моря, распорядился проложить автомагистраль между Москвой и Симферополем. Шоссе с гостиницами, кафе и заправками построили достаточно быстро, но получилось все как-то скромно, и уже через десять лет пропускная способность трассы оставляла желать лучшего.

Маршрут: от Нерюнгри до Норильска

С тех пор ситуация, конечно, изменилась и продолжает меняться. Прокладываются дороги, такие, что их даже лично приезжает рекламировать премьер-министр страны. Впрочем, далеко не всем по душе гладкий асфальт и кто-то весьма сознательно выбирает едва проходимый маршрут. И действительно, если задуматься, это ведь так здорово — преодолев грязь, взяв брод и взобравшись на холм оказаться где-нибудь далеко от всех. Окинуть взглядом просторы, соединиться с природой, и запастись впечатлениями на всю жизнь.

Не исключено, что схожие мысли посещали Илью, когда он планировал свою очередную экспедицию в рамках зимней серии «В поисках края света». Ранее он уже побывал в Ненецком округе, исследовал полуостров Ямал, а теперь решил проложить путь к Северному Ледовитому океану по территории самого крупного региона России — республики Саха (Якутия).

В полном составе: три Nissan Patrol и Toyota FJ Cruiser

Проехать этим маршрутом можно только зимой, ведь дорог там, в общепринятом понимании, нет. Зато есть зимники. Их прокладывают прямо по руслам замерзших рек, по тайге и тундре. На этот раз участников экспедиции ждал полный набор географических зон Севера и великие реки Восточной Сибири — Лена, Алдан, Вилюй, Оленек, Анабар.

Забегая вперед, скажу, что финишировать удалось всем четырем экипажам. За 28 дней было пройдено 5000 км, из них 1300 км целины за полярным кругом. О том, как это было, мы решили узнать у организатора экспедиции Ильи Кондрашева.

Якутские лошади — животное, неприхотливое как автомат Калашникова

«СП»: — Илья, расскажите, как вы стали заядлым путешественником?

— В совсем недавнем времени, буквально лет 7 назад, я не интересовался путешествиями в принципе. В это трудно поверить, но это так. Даже в студенчестве никуда не тянуло, в 90-е как-то думалось только о том как заработать себе на хлеб. Собственно я и не был нигде к тому времени, может быть только Питер, да Нижний Новгород — и всё. Даже моря к 25-ти годам не видел ни разу. Но в 2004 году происходят события, которые буквально переворачивают мою жизнь — я еду в Индию. Из морозной и унылой Москвы я попал в другой мир, на другую планету. С тех пор именно это ощущения я и буду искать в своих поездках.

Потом были два года и 30 стран мира. Южная Африка, Австралия, Япония — хотелось забраться как можно дальше. Но оказалось, что самые глухие и впечатляющие места именно здесь в нашей стране, в России, особенно Север.

На речках пилят лед — так добывают питьевую воду

«СП»: — Что вас привлекает в автопутешествиях?

— Природа всегда влекла больше всего. Города, жильё — только по необходимости. Чем больше вокруг девственных пейзажей, чем больше расстояние до ближайшего человеческого поселения, тем ярче ощущение единения с природой. Пять лет назад появился первый внедорожник, горизонт сразу расширился. Потом ещё немного машину подготовил и пошло-поехало. Сначала Подмосковье, потом стандартная Карелия, Кольский и пр.

Магистральный зимник по тайге (летом здесь трава по пояс и сильно заболоченно)

«СП»: — Кто составляет вам компанию в поездках?

— За эти годы я много где был, много с кем поездил, получил некоторый опыт, так сказать. В настоящее время костяк команды — два человека. Соответственно это я и мой друг Ашот Оганесян. Ездим на одинаковых Nissan Patrol. Это значительно упрощает вопрос с запчастями, сейчас мы возим с собой порядка 60-ти наименований.

Так ровняют и чистят зимник

Могу сказать, что собрать настоящую команду — это довольное сложное дело. Ведь мы ездим не по Золотому кольцу или, скажем, вокруг Ладожского озера. Условия часто экстремальные, начиная от мороза, до полной автономки в течение нескольких недель. Психологическая совместимость, соответствующий опыт, знание техники — всё это имеет большое значение. Но самое главное — «скатанность» с остальными участниками. Важно притереться, понимать друг друга с полуслова, иметь общие цели, задачи и интересы.

Город Мирный. Карьер кимберлитовой трубки «Мир»

«СП»: — Как и долго ли вы готовитесь к каждой экспедиции?

Подготовка каждой экспедиции занимает много времени, это большая работа. От полугода до месяца. Тщательная подготовка — залог успешного прохождения задуманного маршрута. Чаще всего мы ездим в места, по которым информации либо крайне мало, либо просто нет — приходится искать, изучать всевозможные карты, созваниваться с регионами, собирать всё по крупинке: есть ли дороги, какого качества, какой рельеф, где можно заправиться (часто заправок просто нет или они ведомственные) и пр. Много приходится работать с картами, с различными людьми в администрациях, местными жителями, МЧС, пограничниками и т. д. и т. п. Иногда маршрут попадает под ведомственные территории, пограничные зоны, заповедники — приходится оформлять сложные пропуска.

«СП»: — Поговорим о вашей последней экспедиции. Какова была ее цель?

— Экспедиция стартовала из Нерюнгри, куда автомобили прибыли поездом, а экипажи самолетом. Изначально было анонсировано, что основная цель — это Юрюнг-хая, море Лаптевых и 73-й градус северной широты. И хотя 73-го градуса мы всё-таки достигли, вся многомесячная подготовка, все планы, все мысли и вся идея была в другом — пройти из Якутии на Таймыр, в Хатангу, пересечь Таймыр насквозь и выйти с востока к Норильску. На легковой технике это еще никто не делал, между редкими поселениями долган ходят только снегоходы, да Уралы примерно раз в несколько недель.

«СП»: — Как вас встречали местные жители в поселках? Что вас поразило или просто показалось любопытным в жизни местного населения?

— В Юрюнг-Хая и дальше наши автомобили вызывали дикое удивление у местных. Легковая техника в этих краях не ездит вообще, даже уазики. На нас все смотрели с открытым ртом и постоянно давали советы, где сложно, где легче. Но что любопытно, ни один из их прогнозов не сбылся.

Едем по льду Анабара — одной из самых больших рек Северной Сибири

Очень характерно, как в Якутии добывают воду. Родников нет, все замерзает, поэтому специально обученные люди пилят абсолютно прозрачный лед на реке и потом все это топится. В дальнейшем по всей Якутии мы неоднократно встречали около домов такие склады питьевой воды.

Северное сияние

Еще в Якутии у всего грузового транспорта от автобусов до тракторов выхлопная труба выведена наверх. Ибо если на сильных морозах в туман добавлять еще и выхлопы, то видимости не будет вовсе.

«СП»: — Был ли такой момент, когда опускались руки, что за время пути было для вас самым сложным и напряженным?

— Самым трудным был день, когда мы отъехали от Юрюнг-Хая в сторону Хатанги. Мы его прозвали «рубилово». В этот день мы прошли всего 20 километров. Дорожка была не простая. Дело в том, что, как таковой дороги из Юрюнг-Хая в Хатангу нет и, когда мы готовились к экспедиции, было не совсем понятно, проезжаемы эти места или нет, ездит там какой-то транспорт или нет, так это две административные единицы — Республика Саха и Красноярский край. Экономически, там нет никакой потребности в каком-либо транспортном сообщении.

Едем по колее, оставленной геологами на Уралах

Более того, в Хатанге довольно скептически относятся к якутам. Выяснилось, что в этом направлении все-таки проходят машины — раз в месяц или две недели. Едут грузовики, которые везут туши оленей. Любопытно, что в этих краях никогда не ездят в одну машину. Объясняется это просто — если с тобой что-то случится, то следующую машину придется ждать неделями.

Речки стали меньше, появились красивые и опасные наледи

Так вот в тот день, когда мы отъехали от Юрюнг-Хая и поехали буквально по снежной целине, у нас начались панические настроения, что пора бы нам возвращаться назад, потому что до Хатанги еще оставалось около 450 километров, а за день мы прошли всего 20. Солярка, конечно, оставалась, но как тут ехать. В первый день у нас ничего не получалось — как ехать, кто поедет первый. Но, впоследствии, разработали тактику, которая на следующий день уже принесла свои плоды — мы прошли, аж 50 километров. Отмечу, что по снегу-целине нужно ехать особенно. Колеса должны быть сильно сдуты, не давать газу и не делать пробуксовки, иначе машина сразу садиться. Надо ехать, выбираясь, колесами наверх — важно снег подминать под себя. На севере никогда не ездят, прорубая себе дорогу через снег — надо стараться ехать всегда поверху.

Колею заметает снег, порой ее вообще не видно

«СП»: — Были ли населенные пункты, которые произвели на вас сильно впечатление?

— Село Попигай. Это был первый населенный пункт на протяжении около 250 километров от Юринг-Хая. Между этими селами мы встречали только стоянки оленеводов. По нашему несчастью мы приехали в Попигай 8 марта вечером. Это был неудачный день. На вопрос, где у вас можно приобрести солярку — тут же стали появляться нетрезвые товарищи, которые стали предлагать обменять водку на топливо — одной бутылки у них хватает на пол-села, как у индейцев. Кроме того, нам тут сразу начали выносить бивни мамонта по грабительским ценам — 5000 рублей за кило, хотя нормальная цена — это 2500 тысячи. Попигай — абсолютно глухое место, мрак. Здесь нет ничего, никаких магистральных дорог. Жители зимой раз в месяц встречают проходящие грузовики. Вся доставка тут происходит только летом по воде — топливо, одежда, продукты. При этом у них есть своя пекарня, здесь какое-то безумное количество детей, я так понимаю, когда полярная ночь, заниматься больше нечем.

Село Попигай

«СП»: — Получается, Попигай оставило у вас скорее негативное впечатление, а были ли места, которые располагали и привлекали?

— Хатанга. Вот место, которое нас потрясло. Село, основанное аж в 1626 году, с очень крупным аэропортом, с длинной взлетно-посадочной полосой. Аэропорт здесь открыт 360 дней в году и служит запасным для всех воздушных судов, осуществляющих авиарейсы в Норильск. Все дома довольно крепкие, есть две гостиницы и один ресторан. Ресторан очень приличный и не дорогой. Гостиницы сильно разные — одна при аэропорте, с холодом в номерах, удобствами на этаже и ценой в 1500р/сутки; вторая — мини-отель с хорошими номерами, сауной и запредельной стоимостью 5000р/сутки и больше. Вообще в Хатанге все очень дорого. В первую очередь из-за стоимости авиадоставки. Небольшая закупка продуктами в местном магазине привела к довольно существенным тратам. Для примера — литр обычной воды стоит 150р.

Так заметает машины

Народ живет в основам охотой на дикого оленя. Население около 3 тысяч, но при этом есть и грабежи и изнасилования. Шиномонтаж четырех колес здесь мне обошелся в 6 тысяч рублей. При этом средняя заработная плата 35−40 тысяч рублей.

«СП»: — Ну и напоследок: что слушаете в машинах во время таких поездок?

— Чаще всего ничего не слушаем — абсолютно всё быстро надоедает. Много разговоров в рациях также способствует этому. Но особый шик — это послушать на длинных волнах какой-нибудь маяк или голоса в бескрайней арктической пустыне вечерком под завывание ветра… эхх.

Фотографии и видео предоставлены участниками экспедиции: Илья Кондрашов, Сергей Дюльдин, Ашот Оганесян.

Видеоклип о прохождении экспедиции:

Часть 1

Часть 2

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня