18+
суббота, 3 декабря
Путешествия

Испытание на прочность в Хибинах

Как мы убегали от медведя и лазили ночью по горам

  
1457

Хибины — крупнейший горный массив на Кольском полуострове.
Геологический возраст — порядка 350 млн лет.
Высшая точка — гора Юдычвумчорр (1200 м над уровнем моря).
В центре расположены плато Кукисвумчорр и Часначорр.
Вершины платообразные, склоны крутые с отдельными
ледниками и снежниками



Для многих жителей средней полосы России намерение побывать за Полярным кругом, почти на краю страны, там, где сияние становится северным, со временем превращается из простого желания в крепкую мечту. Точно такое произошло с тремя жителями столицы, которые, набравшись храбрости, решили отправиться в пеший тур в Хибины. Что ими руководило, при том, что у двух из трех туристов не было должного опыта лазанья по горам, сказать сложно. Вероятно, романтика, необычный маршрут и то, что Хибины более популярны зимой, а летом себе подобных там встретить сложнее. Тем не менее, путевка была куплена (6500 руб с человека плюс жд билеты плацкарт 3500 руб), приобретены походные ботинки, дождевики, спички для костра, надувные подушки и спальник. В начале сентября они отправились в путь, но они и на секунду не могли себе представить, как это будет. Чтобы лучше передать впечатления героев, мы публикуем текст в формате дневника. Повествование ведется от лица одной из участниц похода (орфография и стилистика автора сохранены).

Первый день

6−36 утра, станция Апатиты. На перроне нас встречал гид Николай со своей собакой хаски по кличке Туман. Загрузившись в УАЗ «буханку», мы счастливые и довольные, с едва преодолимым желанием уже скорее встать на лесную тропу, прибыли на базу. Переодевшись и снарядившись, мы вышли на деревянное крыльцо домика. Слегка прищурившись от яркого солнца, присогнувшись под тяжестью рюкзака, я посмотрела вдаль, на горы, и в это мгновение ясно ощутила — наше путешествие началось.

Наши первые шаги по территории Хибин

Стоит сказать, что ни я, ни часть моих спутников до этого сентября не имели должного походного опыта. Пикничок в лесу с коллегами, выезд на выходные с палатками на берег реки в качестве конкретного ответа офисно-квартирной жизни, на этом, пожалуй, все. Поэтому уже через первые сто метров я начала умирать под тяжестью рюкзака. Одышка, сердце выскакивает из груди, во рту пересыхает, лицо горит, плечи ужасно болят…

Но ничего, человек, он на то и человек, что адоптируется, приспосабливается. А тут Коля еще посоветовал — «отдышитесь, найдите для себя темп, в котором вы можете идти», и стало легче. Сначала идем просто по холмам и возвышенностям, любуемся красотами, а красота действительно неповторимая. Проходим долину малого Вудьявра, и приближаемся к перевалу Рамзая.

Красивые, невыговариваемые названия. Перевал имени Рамзая, что за диковина такая? Как оказалось, за названием перевал Рамзая скрывалось ущелье полное камней, больших и скользких, устойчивых и нет. То вверх надо подняться по ним, то вниз и так много-много раз. Коля почти смеется над нами — «эх вы, ведь это самое легкое из того, что мы будем проходить». Как это самое легкое? А что может быть сложнее?

Идем к перевалу Рамзая

Через несколько часов мы увидели свет в конце этого жуткого ущелья. Какой это кайф отдохнуть, ни с чем не сравнить. Но надо идти дальше, ведь это только начало. Следующие 10 км мы двигались вдоль реки, было не сложно. Конечно, была усталость, тело ломило с непривычки, мышцы все болели. Но мы шли, а лучшим «финалгоном» для нас была чудная природа, воздух, горы, черника и брусника, которые коврами росли под ногами.

За дорогой поближе познакомились с Колей, разговорились. И тут выяснился один очень интересный факт. «Коля, а что будет там дальше? А нам далеко еще идти?» — спрашивали мы нашего гида. «Да понятия не имею», — отвечал нам наш провожатый. Немая пауза… мы переглянулись. Ну, конечно, он у нас юморист, я бы тоже поиздевалась над москвичами, которые приехали за романтикой. «Понимаете, — говорит Николай. — Я никогда не ходил по этому маршруту, и скажу вам больше, никто еще не ходил по этому маршруту. Нет, ну ходили туристы, которые приезжают сами по себе, а вот с гидом, чтобы от нашей замечательной туркомпании такого не было, так что вы граждане московские можно сказать первопроходцы, и я с вами тоже!»

Перевал Рамзая

«Как же так получилось?», — спросили мы его. И Коля поведал нам эту душераздирающую историю. Дело было так. Однажды, некий молодой и, наверное, очень предприимчивый человек по имени Иван сидел, скучал и подумал — «А не создать ли мне маршрут?». Достал карту, GPS навигатор — разложил на столе и стал тыкать пальцем: «сюда 15 км, а потом завернуть вот сюда и еще 20 км, а потом этот перевал и еще немного, а еще вот так, ну и немного эдак. Отлично, 6 дней, общей сложностью 72 км. Как же мне назвать такой замечательный маршрут? Не буду ломать голову, назову его просто и незатейливо „Туристическая классика“». И видимо со спокойной совестью лег спать. Потом передал свое творение в офис, где его вывесили на сайте и стали ждать. Месяц ждали, полгода, два года. Видимо уже все забыли об этом маршруте. А в это время в Москве я решила совершить свой личный подвиг и сходить в поход, и перерыв весь интернет нашла, как мне казалось, то, что искала — «Туристическая классика», Хибины. Рассказав все прелести этого маршрута, я предлагаю подруге Ольге и другу Руслану присоединиться ко мне.

За все время переговоров с менеджером туркомпании я много раз интересовалась — «а есть ли еще желающие пойти в этот тур?». Девушка отвечала — «нет, пока вы одни!». Так и остались мы одни — желающих совершить «Туристическую классику» больше не нашлось.

Поняв, что это нас не смутит, менеджер позвонила Ивану и сказала — «Ваня, радуйся, свершилось чудо. Выбрали твою „Туристическую классику“, через две недели приезжают туристы, поведешь их по своему маршруту» «Хм, — сказал Иван. А я не могу никого повести, т.к. я устроился на работу и больше не буду водить туристов». Но делать нечего, придется искать другого гида. За неделю до нашего приезда, Колю вызвали в офис и сказали — «Николай, есть работка. Через неделю приезжают туристы на классику, поведешь ты». «Как я? Я же не знаю этот маршрут. Я там никогда не был». «Ничего, — сказали Коле — по дороге разберешься».

Идем к ручью Ферсмана на ночевку

Услышав все это, мы не знали плакать или смеяться. Сначала мы долго «проходились» по Ване, бедный, знал бы он, что мы по миллиону раз в день о нем вспоминали, приветы ему передавали и пожелания разные. Но потом мы пришли к выводу, что в истории «Туристической классики» мы навсегда останемся первопроходцами и наверно где-то героями, своеобразными конечно, но героями.

Так, за рассказами мы пришли к месту нашей первой ночевки — ручью Ферсмана. Как было здорово! Ночь, журчит ручей. За ужином, на который «подавали» макароны с тушенкой, мы в первый раз услышали от Коли, что в здешнем лесу живут медведи.

Второй день

«Боже мой, как громко несется ручей, интересно, сколько уже время? И как болит спина, все мышцы!» — думала я, проснувшись утром. Выбравшись из палатки, я утонула в лучах солнца — погода оказалась отличная. Позавтракав, около полудня мы были готовы к выходу на маршрут. Сегодня нам предстояло пройти около 13 км.

Утро порадовало нас солнечной погодой

Первой «достопримечательностью» на нашем пути стал перевал Восточный Арсеньева высотой 1030 метров. «Какой же он красивый, такие горы, такая мощь», — проносилось в голове. Мы стали подниматься. Шли медленно, но уверенно. Поверхность перевала это сыпучка, т.е. мелки камешки, которые под ногами сыпятся, шаг вперед два назад, два вперед три назад. Держаться не за что, как бы ты не ставил ногу — лесенкой, елочкой, прямо, криво, ты все равно отъезжаешь назад. Мышцы на ногах очень болят. Помимо этого наш подъем сопровождала бескрайняя пелена на горах — пелена из ягод, все горы были окутаны спелой, крупной, безумно вкусной черникой, брусникой, вороникой! Было кощунственно ступать по спелой ягоде, но обойти ее было не реально т.к. первую половину горы она была везде и мы просто шли по ней. Так же непростительно было не есть эту вкуснятину! Поэтому мы останавливались, давясь от хохота, сквозь слёзы, собирали горсти спелых ягод, запихивали их за щеки и превращались в фиолетово-ротых забавных счастливых существ!

Под ногами растет черника и брусника

Чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось Трудно сказать, сколько уже метров осталось позади или впереди. На склоне уже пропали ягодки и местами стал появляться снежок. И вот мы наверху — какое это ощущение! Его невозможно передать словами! Я стою на 1030 метров. Я стою на вершине перевала, на которое опускается облако, я стою в облаке.

Нафотографировавшись и сделав несколько звонков домой, мы стали готовиться к спуску. Коля провел небольшой инструктаж. Многие считают, что спуск это ерунда, расслабляются и валятся с горы. Надо всегда быть на чеку. Спуск это даже сложнее, чем подъем. Пару раз каждый из нас упал, но уцепившись пятой точкой за камни, все же не свалились вниз, а остались сидеть на месте.

Поднимаемся на вершину перевала Восточный Арсеньева

Долго ли коротко ли мы наконец-то дошли до места ночевки — реки Гольцовки. Разбив лагерь, разведя костер, который поначалу лишь дымил из-за сырых дров, мы сварили вкусный суп-пюре. Открыв бутылку вина, мы решили отметить наш второй, успешно закончившийся, день. Мы говорили тосты: за второй день, за нас, за горы, за погоду, за природу, за единение с природой и еще много за что. Потом Коля рассказал нам, что есть здесь обычай, придуманный местным МЧСником. Чтобы особо не думать над тостами, но и не пить молча, есть емкое, но выражающее всю суть пьянки высказывание — гель-ге! Отлично, коротко и ясно.

На самом верху нас окутали облака

Третий день

Утро. За завтраком наш гид Коля рассказал нам, как он оказался в здешних местах. Всю свою жизнь он жил и работал в славном городе Петербурге. Работал в магазине тур снаряжения. Зимой приезжал в Хибины со сноубордом. И вот, однажды, когда он в очередной раз катался в горах, позвонил его начальник и сказал «Знаешь дорогой, в стране кризис, все очень тяжело, в общем ты уволен». Что делать? Да ну его этот Питер, подумал Коля, и уехал на север. И теперь он в свое удовольствие — катается на сноуборде, на снегоходах и водит туристов в горы. Человек нашел себя.

К 12−30 мы были готовы. Сегодня надо идти быстрее — дневной переход около 16 км. Первая цель на пути маршрута — ущелье Юмъекорр, которое в переводе с саами (лапландского) означает ущелье мертвых. Название этого места, как и большинство хибинских названий, принадлежит саамам (лопарям), издревле промышлявших рыболовством и оленеводством в Хибинах. Согласно существующей легенде, в далекие времена воинственные шведы напали на страну саамов, увели оленей, забрали пастбища, убили людей. Однако лопари все-таки смогли постоять за свою честь, а последний бой как раз состоялся в мрачном ущелье. Тогда погибло много лопарей, и их кровь навечно застыла на камнях алыми каплями.

Начали идти мы действительно очень быстро, но зайдя в лес, наша скорость снизилась. Пожалуй, это лесом и не назовешь, скорее какой-то бурелом. Мы пробирались сквозь заросли деревьев, кустов, корней, перелазили через поваленные деревья. Мы поднимались на пригорки, которые были высотой метров 10−15 и очень крутые, переходили через ручьи.

Вот так, за любованием природой, мой взгляд вдруг сконцентрировался на странных кучках вдоль тропинки — больших, фиолетовых, вперемежку с ягодами брусники. Такое ощущение, что это чернику протерли через сито. «Видели кучи на тропинке?», — говорит нам чуть позже Коля. «Ага», — киваем мы. «Так это медвежье г… Это медведь нагадил», — говорит Коля, доставая из рюкзака фаер (что-то вроде экстренного сигнала). «Как это медведь? Здесь медведи? Они совсем рядом?», — вопрошали мы. «Да, — продолжал Коля. — Медведь здесь. Первая лепешка была теплая, последняя холодная. Значит, медведь ушел в другую от нас сторону, но в принципе он может оказаться, где угодно. Держаться всем рядом, идти как можно быстрей».

Мы стояли с открытыми ртами и слушали этот жуткий монолог про медведей. «Если, — продолжал Коля, — вдруг все-таки мы увидим медведя, то, во-первых — и показал нам, как пользоваться этим факелом. Во-вторых, можно начать громко орать, он, конечно, может испугаться и уйти, это в случае если будет неголодный. В-третьих, медведю не нравится, когда кто-то выше его, поэтому как вариант, можно сразу всем кинуться строить пирамиду, т.е. кто-то залазит на плечи других». Нас охватил животный ужас!

Мы смотрели на Колю большими глазами и просто не понимали как же себя вести, если мы все — таки его встретим? Пошли дальше. Скорость мы однозначно прибавили и довольно сильно. Какой там рюкзак, какие плечи и спина? Я видела, что ни мне одной наплевать на боль и усталость. Мы просто неслись вперед, ни на секунду не задерживаясь. Пройдя еще пару километров и немного расслабившись, мы тут же натыкались опять на такую же кучу, и опять совершали ускорение.

Коля выглядел очень уверенно, не знаю, боялся он медведей или нет, но по его виду можно было подумать, что все медведи его друзья и чего это их бояться? Вот только скорость передвижения могла выдать нежелание с ними встречаться.

Не знаю, сколько мы еще шли. Мы с Ольгой менялись местами, идти последней было страшно. И вот оно счастье! Ура! Мы вышли из леса, даже скорее выбежали из него. Мы выдохнули. Конечно, открытый участок местности не спасает от медведей, но, во всяком случае, здесь косолапого можно заранее услышать и увидеть.

Какое-то время мы сидели на опушке и отдыхали. Приведя нервы в порядок, мы отправились выбирать место для стоянки. Кстати, местные нас немного успокоили, сказав, что здешние медведи чуть ли не добрые и с ними практически можно сфотографироваться при встрече. В общем, посоветовали они, если увидите медведя, то не убегайте, а просто стойте. Он подойдет, понюхает и уйдет. Разбив лагерь на берегу реки, погрустив немного, что в ущелья Юмъекорр из-за медведя мы не попали, сказав несколько раз гель-ге, мы разошлись по палаткам.

Четвертый день

«Народ подъем», — услышали мы сквозь сон Колин голос. Было 6−30 утра и нам нужно было спешить на проходящий поезд для путейцев, чтобы проехать на нем 12 километров, тем самым сократив путь. Времени на сборы было катастрофически мало, и вот вприпрыжку, боясь опоздать, мы выбежали на станцию «Хибины». Уже через пятнадцать минут мы сидели на одной из плацкартных полок поезда.

Озеро Большая Имандра

Огляделись вокруг — вагон оказался битком набитый народом. Кто разгадывал сканворд, кто пил чай, вязал ребенку носки или просто сплетничал. Нам, одичавшим за эти три дня, не видевших вокруг себя никого кроме друг друга было это в диковинку! Как рассказал нам Коля, в основном, окружавшие нас люди были бывшими заключенными, либо потомками заключенных. А в Нефелиновых песках, куда мы собственно и направлялись, живут и работают зэки. Ну вот, от медведей бежали, бежали и прибежали к зэкам.

Выйдя на станции, мы оказались у красивейшего озера с прекрасным названием Большая Имандра. Ольга в него влюбилась с первого взгляда. Она грезила Имандрой днями и ночами, мне кажется, она готова была там остаться жить. Но у нас были другие планы, и мы двинулись к ущелью Аку-Аку. По пути мы сделали остановку в лесу для перекуса. И тут, за поглощением бутербродов, Коля открыл нам второй большой секрет. «Здесь живут росомахи!», — заявил Коля. «Стесняемся спросить, кто здесь водится?» — спросили мы. «Ну, росомаха ведь похожа на бобра» — робко предположила я. «Росомаха, это типа рыси?» — предположила Ольга.

По дороге к ущелью Аку-Аку

«Нет, ты что, росомаха — это почти медведь, только гораздо злее и агрессивней — успокоил Коля. — И когда мы ехали рабочие сказали, что в этом году росомахи, которые водятся как раз на пути нашего следования, задрали двух местных человек…». Ну что, отлично — к медведям добавились росомахи. Что же будет дальше?

Закончив завтрак, мы двинулись параллельно железной дороге по бурелому. Именно здесь, мы первый раз почувствовали его — запах и близость зверя! Истошный, приторный, животный запах, ни с чем несравнимый и жутко опасный. Коле даже не пришлось комментировать и объяснять, что зверь близко, мы все дружно прибавили скорости. Через полчаса мы уже шагали по лесной дороге, разъезженной внедорожниками. До нашей цели было еще далеко, мы свернули на тропинку и пошли по лесу. Но, пройдя всего метров 300, мы опять почуяли этот запах. Я пыталась морально подготовиться ко встрече с медведем, продумать свое поведение в случае неожиданного столкновения. Местные сказали — «главное не убегать» — не

становится потенциальной жертвой, добычей зверя. Опять на пути следования, на тропинке медвежьи кучи, и запах, кругом сладковатый жуткий привкус зверя, клочки медвежьей шерсти на кустах. А мы все шли и шли выше по бурелому, по поваленным трухлявым соснам, мху, кустам.

Озеро в ущелье Аку-Аку

Мы все-таки взобрались на нужную нам гору и сделали привал. Солнце клонилось к закату, и, переведя дух, мы решили ускорить темп. И опять, горы и горки, камни и кочки. И опять мы поднимаемся все выше и выше. И вот горы закончились, мы спустились с отвесной каменной стены и «Боже мой» — это было потрясающе, перед нами открылось ущелье Аку-Аку. Я до сих пор считаю, что это самое красивое место на земле. Это невозможно передать словами.

Две, почти симметричные скалы, между ними озеро с прозрачной водой. Просто фантастика. Здесь мы и устроились на ночевку.

Пятый день

Сегодня нам предстоял большой переход: в планах было преодолеть перевал Северный Чорргор и добраться до базы МЧС Куэльпорр, конечной точки нашего маршрута. Сделать это было необходимо сегодня, потому что завтра мы возвращались в Москву. Коля, нам немного рассказал про Чорргор, а именно то, что со стороны спуска гора очень опасная. «Там, — сказал он — очень большие камни, метра по 3−4, по которым нужно сползать».

Встали мы в этот день около 8. Боль в мышцах я уже просто не чувствовала, они одеревенели, только правую ногу вчера жутко подвернула и она теперь сильно болела. Неспешно позавтракав, мы отправились в путь. Прошли через ущелье, любуясь его красотами, и вышли на равнину. Равнины как таковой, так же как и леса в Хибинах нет. Если лес, то это просто, очень труднопроходимый бурелом, если равнина, то это просто местность без деревьев, но с кустами, камнями, пригорками и ямками.

Мы шли по лесу, когда возле одного из ручьев встретили двух опытных туристов, хорошо знающих эту местность. Коля рассказал им наш маршрут, на что они сказали: «Ааа…к Чорргору идете, ну к вечеру должны придти». «Мы не просто хотим дойти до Чорргора, мы еще планируем его перейти», — поправил их Коля. «Как это перейти? Сегодня? Но это нереально. Это очень опасный перевал. Его переходить нужно только до обеда. Вы не успеете до темноты», — ужаснулся один из мужчин.

Мы двинулись дальше. Преодолели реку и вновь пошли по лесу. Мне всегда казалось, что я сильная и выносливая. Смотрела «Последний герой» по телевизору и всегда представляла себя на месте этих героев и думала — «А вот я бы дошла, а вот я бы не сдулась посередине пути, я бы на карачках приползла бы, но точно не сдалась». Конечно, такие мысли они бравые, но не так — то легко все это исполнить. В один прекрасный момент я поняла, что у меня уже просто нет сил идти. Это сложно описать словами. Но в то мгновение я поняла, что не дойду. Я не смогу. Я останавливалась через каждые три шага, я задыхалась, мне просто не хватало воздуха. Я чувствовала себя, каким-то балластом. Ольга пыталась меня успокоить, за что ей огромное спасибо. И что бы мне было легче идти, забрала у меня фотоаппарат, который весил пару килограммов.

Не знаю, сколько прошло времени, но мы наконец-то вышли из леса. Посмотрев вперед, я поняла, что идти мы теперь будем по камням, по тропинкам между камнями, но леса больше не будет. Идти придется все время только вверх. «Сдаваться мы не будем, а пойдем все вместе дальше» — сказал Коля, глядя на наши изнеможенные лица.

Дорога была очень красивая, небольшие и очень редкие деревца, ручей стекал водопадом. Мы шли и любовались. Нам хотелось запомнить каждый момент, каждый фрагмент, каждый кадр этой планеты, под названием Хибины. И вот наконец-то мы подошли к подножью перевала. Скоро уже стемнеет, но нам нужно еще перейти через него. Перейти? Для начала нужно забраться на него. Собравшись с духом, мы пошли дальше. «Идите на расстоянии 15 метров друг от друга» — сказал Коля. Было совершенно не до шуток. Глядя на эту громину в 1010 метров, мы понимали, что все очень серьезно и все очень сложно. Мы поднимались по камням.

У нас уже был небольшой опыт передвижения по камням, но здесь все было совершенно по-другому. Мало того, что нужно было смотреть, куда ставишь ноги, так еще надо было видеть, за что браться рукой и не просто браться, а держаться. Но не все камни были устойчивыми, некоторые легко вываливались из-под рук и рук, что усложняло подъем.

Странно, но я не чувствовала как у меня все болит. Весь организм собрался и открыл второе дыхание. Взобравшись наверх, я увидела, что в середине перевала лежит снежник. Это было очень красиво. Огромные, черные камни и в центре белый нетронутый снежник.

«Всем, у кого есть фонарики одеть их (налобники)», — сказал Коля. Налобника не было только у Руслана. Самый яркий прожектор был у Ольги, на моем, к сожалению, садились батарейки и он с трудом светил. Внизу мы видели манящие огоньки базы МЧС и мы начали спуск, осторожно, на некотором расстоянии друг от друга, боясь, что камни могут посыпаться. Было уже 10 часов вечера, и темнота наступала очень быстро. «Всем стоять, — сказал Коля. — Я пойду вперед, вы запоминайте, где я иду, потом идите этим же путем».

Со стороны смотришь, вроде бы запомнил, начинаешь идти и не понятно, где он шел. Конечно, каждый выбирал для себя камни, на которые можно было наступать. Коля шел вниз, потом останавливался, давал нам команду спускаться, и мы начинали спускаться. Были и большие камни, которые трудно было перейти. Ноги немели от усталости и постоянной напряженности. Руки тоже постоянно были напряжены. Глаза всматривались в темноту. Шли мы очень медленно.

Преодолеваем перевал Северный Чорргор

«Держитесь за камни, — говорил Коля. — Нащупывайте устойчивые». Но здесь не было устойчивых камней, и все они были «живые». Кажется, что не было ни конца, ни края этому перевалу. Иногда Коля отходил слишком далеко вниз, и каждый раз я думала — «он так далеко ушел, наверно просто он дошел до конца и ждет нас». Мы подходили к нему и видели, что это совсем еще не конец, а где он — никому не известно. Мы не знали, сколько времени, да и не хотели знать, нам было уже все равно. Была ночь, мы спускались по горе первой категории сложности.

Где-то там внизу наш ждала база МЧС

Первый раз за все дни, небо было чистейшее, оно все было в звездах. Какая это была красота! Все созвездия были видны, даже млечный путь — он был так низко, и так четко его было видно, что невозможно было оторвать глаз. Так, усталые, но приободренные красотой ночного неба, мы дошли до леса. Все! Мы прошли через перевал.

Мы зашли в домик на базе. Наверно нужно было прыгать от радости до потолка, что мы сделали это, но сил не осталось ни на что. Их не хватали даже на то, чтобы разговаривать. Было три часа ночи. «Я никогда не спускался с этого перевала 6 часов» — сказал Коля. «Но ты и никогда не спускался с него ночью и видимо никто не спускался с него ночью! И ты никогда не ходил по этому маршруту!», — сказали мы. «Вы герои, — сказал Коля. — Вы настоящие герои».

На базе МЧС. Мы это сделали!

P.S. Что такое горы? Горы это не просто куча камней. Горы это красота, это мощь, это свобода, это воздух, это трудности, это испытания. Если хочешь кого-то проверить, хочешь узнать, что это за человек, то бери его в горы. Там он точно раскроется во всей красе.

Путешествовали: Елена (39 лет), Ольга (25 лет), Руслан.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня