Путешествия

Владик и Сунька

«Русский с китайцем братья навек»

  
2830
Владик и Сунька

Командировка… Прощай устоявшийся жизненный распорядок, уютный дом, привычная контора. Но от такого предложения грех отказываться. Владивосток! Край земли. Увы, но самому на такой перелёт да за такие деньги ни за что не решиться…

Принимающая сторона встретила душевно, устроила небольшую вечернюю экскурсию по городу.

На самом деле, очень не люблю официальщину, вызубренный текст, дежурные достопримечательности. Великие даты всё равно не запоминаю, да и в них ли дело? Просто бродить по незнакомому городу, заглядывать в магазины с иероглифами на вывесках, сворачивать в переулки, дворы и подворотни, утыкаться в тупики… А, нашлявшись, сесть в кафешке обязательно с видом на пейзаж или городскую жизнь. И чашечку кофе покрепче и без сахара.

Тем более что с детства начитался книжной романтики — адмирал Невельской, Дерсу Узала, Бонивур. В Дальлаге погиб Осип Мандельштам… Наконец, великолепный Юл Бриннер.

А волшебные владивостокские названия… В основном, они напоминают о морской истории города. О мореплавателях, первооткрывателях и кораблях. Бухты Патрокл, Улисс, Манжур (в честь транспорта, на котором прибыло полсотни солдат основавших город), полуостров Шкота, мыс Эгершельд, Де-Фриз, Чуркин. Соответственно, городские районы называются по-простому «Чуркин», «Эгершельд». Звучит непривычно. Центральная улица Светланская от фрегата цесаревича Алексея «Светлана», ранее была Американской в честь первого русского парохода «Америка», изучавшего залив Петра Великого. Заливы Босфор и Золотой Рог, названы генерал-губернатором Муравьевым-Амурским, вспомнившим Константинополь.

Город расположен на сопках, узкие улочки уходят вверх и вниз под большим уклоном. Привезли на обязательную смотровую площадку ДГУ с памятником святым Кириллу и Мефодию и часовенкой. Роскошный вид на залив с множеством кораблей, барж и яхт, порт и портовые краны. И, конечно, новые мосты Золотой и Русский, построенные два года назад к саммиту АТЭС. Почему-то в России всё хорошее, увы, привязывается к приезду глав государств. К саммиту перестроили полгорода. Новые корпуса Дальневосточного университета, театр оперы и балета, аэропорт, гостиницы, и, главное, транспортные магистрали и развязки. Правда, когда начали перекапывать и без того узкие дороги, город стал сплошной пробкой, строителей возненавидели. Машин здесь очень много, в основном, внедорожники. Естественно, что практически все — праворульные «японцы».

А мосты грандиозны и прекрасны. Как гордо рассказали — занесены в книгу Гиннеса. Длиной более полутора километров, пилоны высотой около 300 метров, самые длинные в мире пролёты, парящие в воздухе. Паутина вант окрашена в цвета государственного флага. Особенно зрелищна ночная подсветка. Очень впечатляет. Действительно — визитная карточка города. Коллеги порассказали истории, связанные со строительством: что обошлись мосты намного дороже аналогичных проектов и в Китае, и в Америке, и в Европе; что скандалы с хищениями металлоконструкций продолжаются до сих пор; что во время строительства Золотой мост чуть не сгорел, а Русский после торжественного открытия ещё больше месяца доделывали; про шутки о том, что ждали четыре моста вместо двух, так как строились одновременно с двух берегов и могли не сойтись.

К сожалению, помимо отсутствия времени, не повезло с погодой. С Тихого океана шли тучи. Мрачные сопки, серый океан, корабли в порту, все, что придаёт городу экзотику, изредка показывались из тумана и вновь скрывались за мутной пеленой дождя. Выходить из машины не хотелось. Пренебрегли музеем «Владивостокская крепость», историческим музеем Тихоокеанского флота, океанариумом, фортами и пушками острова Русский, и, наверно, многим другим. А ведь планировал заглянуть в музей Арсеньева, подняться на фуникулёре — сравнить с киевским. Перед отъездом попался в интернете рассказ о «старом городе» — квартале Миллионка. Утешился, что всё равно не успели бы.

Зато исключительным подарком стала поездка в Китай. Вернее, в Суйфэньхэ.

История этого необычного города-рынка началась с маленькой станции КВЖД. После войны в 50-х годах в период дружбы с Китаем на пограничной станции была организована таможня, выстроены склады. В Россию пошли замечательные термосы (до сих пор жив), красные кеды, цветастые рубашки.

В конце 80-х, ориентируясь на постсоветских «челноков», китайское правительство, объявив город «свободной зоной приграничной торговли», максимально упростили пограничную бюрократию, ввело налоговые льготы на экспорт-импорт, разрешило свободное хождение рубля.

И произошло чудо — посёлок превратился в огромный кипящий город.

Владивостокцы называют его Сунькой и ездят закупаться, лечиться, отдыхать и развлекаться, отмечать праздники. А более-менее обеспеченные пенсионеры — жить, поскольку цены вдвое-втрое ниже российских, причём, знатоки утверждают, что в самом Китае ещё дешевле. Чудеса экономики.

И без того измученному разницей во времени, отоспаться не удалось. Автобус ждал в 5 утра. Четыре с лишним часа полудрёмы, выбраться из автобуса, пешком перейти границу, проехать полтора километра, опять показать паспорт — и всё. Китай.

Глаза разбегаются — какие вывески! Какие названия! Когда-то давно смешным подарком были китайские «ароматные» стельки «Нога, корень здоровья», так тут весь город в подобных шедеврах. То ли трудности перевода, то ли для завлечения покупателей: «Джинсы для соблазна», «Домашний очаг интернета», «Чай секс-шоп у Веры», «Воровайки электричества», «Центр жалоб и обличений» или уже совершенно нечитаемый транслит. Практически на каждой вывеске имя — «Маша магазин», «Обувь у Яны», «Связь у Сони и Жени», «Авто у Пети». Всё ориентировано на российского туриста-покупателя.

И надо ли говорить об изобилии? Есть всё и на любой вкус, интерес и кошелёк. Ходи и ищи. А если не найдёшь, то подсунут отдалённо похожее и уговорят. Хоть и с кошмарным акцентом, но по-русски. Русский знают все, незнающий считается неудачником без будущего. Стоит заглянуть в лавчонку, магазин — подбегают, хватают за руки, тянут, кланяются: «Холосё-холосё, дёсево, класива». Спутницы поначалу вздрагивали от ласковых призывов: «Сюда, падлюга, сюда». Раньше думал — анекдот, оказалось — реальность. Если непонятно — обижаются до слез: «Я холосё по-лусски говолю», суют разговорник. Сопровождающие коллеги предупредили: «Обязательно торгуйтесь — скинуть можно треть и больше. И ни в коем случае не берите товар в руки, взял — считай, уже купил, отвязаться будет невозможно». А продавцы бормочут, обещают скидки, уговаривают, выманивают деньги, не отпускают. Говорят, что раньше были деликатнее, а в последнее время хамят, если уходишь без покупки; забывают о сдаче, получив крупную купюру. Может дойти и до рукоприкладства.

Сунька постоянно в движении, в состоянии перманентного строительства. Растёт не только вверх, но и вниз. За пару-тройку месяцев на месте свежеотстроенного здания, появляется новое. Расширяются дороги. Знакомые улицы неузнаваемо меняются.

Сплошь витрины магазинов, лавочек, ресторанов, массажных салонов, ночных клубов и прочих заведений. Везде уличные торговцы едой. На переносных керосинках обжаривают сосиски, пирожки. Улыбаются, заманивают.

Попробовать китайские деликатесы не рискнул, ибо впереди долгий самолёт. Но набрал чаёв и плоских стограммовых фляжечек с 56% напитком. Поскольку на красных этикетках лишь непонятные и разнообразные иероглифы, истинное название осталось неизвестным. На вкус — суровы, но понравились. Из прочих сувениров посоветовали «Уссурийский бальзам» и конфеты владивостокской фабрики.

Оказывается, «Птичье молоко» придумали именно во Владивостоке в начале 60-х. Конфеты замечательные. Только в связи модными разборками об интеллектуальной собственности и правообладании популярными торговыми брэндами теперь называются «Приморскими».

Ещё попались на глаза шоколадки с морскими водорослями. А вот с планируемой икрой неожиданная проблема. Она во Владивостоке дороже, чем в Москве. Объяснили просто. По долгосрочному контракту вся дальневосточная икра и рыба отправляются в Москву, там фасуются и, изрядно подорожав, возвращаются в родные места. Чудеса. Сами обычно покупают браконьерскую, но по недостатку времени организовать не успели.

Во время девятичасового перелёта неоднократно всплывал риторический вопрос: «Почему»? Почему крупнейший в регионе административный, промышленный, транспортный, торговый и научный центр; порт с огромным грузооборотом; главная база Тихоокеанского флота; город с героической историей начал приводить себя в порядок, только готовясь к саммиту АТЭС. А захолустная пристанционная деревня за несколько лет превратилась в процветающий развивающийся многоэтажный город с торговыми и развлекательными центрами, гостиницами и дорогами? Причём, на российские деньги.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Юрий Смитюк.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня