18+
вторник, 6 декабря
Новости в жанре видео

Земля, которая плохо лежит

«СП» выяснила, кто ворует российский чернозем и зачем рязанский фермер побил тележурналистов

  
1152

Наверное, всякий подмосковный дачник знает такое понятие, как «купить машину чернозема». Плодородный грунт «фирменного» темного цвета везут откуда-то самосвалами, чтобы подсыпать на места бывших стройплощадок, восполнять истощенный ресурс подмосковных серых и подзолистых почв. Мало кто, однако, задумывается, что там, откуда привезен этот грунт, его добыча чаще всего ведется незаконно — срывать плодородный слой почвы на землях сельскохозяйственного назначения запрещено. И все-таки, как на условиях анонимности рассказал «СП» инспектор ГИБДД, дежурящий на въезде в Московскую область с южного направления, за 8-часовую смену на Москву из черноземных земель проходит порядка 70 самосвалов с грунтом.

Бизнес по добыче чернозема и доставке его покупателям действует около 20 лет, а скандалы вызывает не менее десятилетия — журналисты не раз выезжали в поля, где нелегально работают экскаваторы и загружаются самосвалы без номеров, и писали оттуда шокирующие материалы. Последнее по времени происшествие — избиение журналистов рязанской телекомпании «Ока-ТВ»: съемочную группу, которая делала репортаж об этом промысле в деревне Поярково Михайловского района Рязанской области, атаковал предположительный владелец этого бизнеса — глава местной агрофирмы «Владимир» фермер Михаил Поротиков. Журналисты обратились в правоохранительные органы по поводу избиения и повреждения оборудования, против Поротикова возбудили уголовное дело.

Неужели вывоз плодородного чернозема для нужд дачников и озеленителей выгоднее, чем работа на этой же, едва ли не лучшей в мире, почве? В скандальных новостях об этом бизнесе фигурируют цифры в 50 000 рублей за самосвал чернозема, но как сравнивать восполнимый источник дохода (земледелие) с невосполнимым (после срезания верхнего слоя «черноземное» плодородие уже недостижимо)? Кто и зачем занимается этим промыслом там, где можно выращивать практически любые культуры и в любом количестве? «СП» попыталась ответить на эти вопросы, командировав корреспондентов в то самое Поярково.


Эта деревня — не захолустье: всего 5 километров от федеральной трассы М6 «Астрахань». Место, где добывают чернозем (и где в сентябре фермер Поротиков напал на телевизионщиков), находится в полях справа от дороги, чуть не доезжая самой деревни. Поля в октябре четко делятся на работающие — на них посеяны озимые, молодые всходы которых радуют майской зеленью — покосные, отдыхающие после уборки урожая или сенокоса до следующего сезона, и заброшенные, которых уже несколько лет не касался плуг или борона. Поле, на котором добывают чернозем в Пояркове — из тех последних.

Экскаваторы в Пояркове вскапывают грунт не так глубоко — сантиметров на 50. Куда больше портит пейзаж раскатанная колея от КамАЗов и гусеничной техники. В других районах — например, под Веневом в Тульской области — работают грубее: выбирают землю на пару метров в глубину. Это, кстати, не только уродует ландшафт, но и заметно снижает качество грунта, ведь даже лучшие черноземы сами по себе имеют мощность не более метра с небольшим.

Место показали нам в поярковском магазине местные — довольно мрачные мужики в неизменном армейском камуфляже. Сказали и кто вывозит — тот самый Михаил Поротиков. Плюс к тому — есть и еще одна «точка», по другую сторону от дороги. Там добыча идет, рассказали «СП», под «крышей» районной администрации. «Ясно, земля там государственная, госрезерв — вот и гребут почем зря». Стоит грузовик чернозема, как говорят в Пояркове, мало — 2 или 3 тысячи рублей. Но администрации все равно выгодно — ведь затрат никаких. Принцип — «пять старушек уже рубль».

Если с администрацией всё более или менее понятно, то в чем выгода частника — загадка. Её отчасти разрешает сам Поротиков, которого корреспондентам «СП» удалось застать дома. Михаил, как и большинство его односельчан мужского пола, тоже одет в камуфляж, но не российского, а американского образца.

Поротиковы — известная в округе семья: отец Владимир Михайлович был не последний в районной иерархии человек, сейчас и он, и оба его сына Михаил и Алексей — землевладельцы и крепкие хозяйственники. Образ жизни Михаила — современный, но полностью крестьянский: ежедневно подъем в 5 — 6 утра, никаких выходных и отпусков, в семье нравы патриархальные, трезвость — норма жизни, а «на всякий пожарный» есть верный способ быстро обзавестись «калашниковым»…

"Я чернозем не гребу", — наотрез отказался фермер обсуждать это с «СП». По его словам, сельское хозяйство гораздо выгоднее, если уметь им заниматься. Действительно, все его 2200 га земель ухожены и работают — либо под озимыми, либо ждут весеннего сева, либо под покосом. Денег бизнес приносит достаточно — по крайней мере, на дворе Михаила стоит BMW X5, на которой фермер, правда, ездит только в город — по деревне предпочитает ездить на вазовской «классике» без номеров.

«С журналистами-то как вышло, — Поротиков хмурится при упоминании о скандале, который стоил ему уголовного дела. — Мне тогда позвонили, мол, какие-то люди тут шныряют с камерой. А я нервный из-за постоянных наездов бандитских, приезжаю туда, а он мне камеру в лицо. Я ему говорю, что не надо меня снимать… Если интервью, то мне, может, переодеться надо, что же я буду перед людьми… А он камеру тычет, ну, я её и оттолкнул рукой». Охотно верим, рука у фермера еще какая увесистая.

«И я думаю, что это была подстава, — тут же продолжает Михаил. — Потому что тут же через 10 минут милиция приехала; вот скажите, можно за 10 минут сюда из Рязани доехать? (До Рязани километров 50- „СП“). Вот и я думаю, что нельзя. Это подстава была, они уже где-то стояли, ждали тут недалеко. Знают, что я человек вспыльчивый, ну, и подставили».

«Если бы грузовик чернозема стоил 50 тысяч, я бы давно всё срезал», — смеется Поротиков и подтверждает названную деревенскими цену — до 3000 рублей за машину. Между тем «на выходе», то есть в Подмосковье, тот же грунт стоит уже в 5 — 6 раз дороже, то есть 12 — 20 тысяч. А если наладить расфасовку чернозема в пакеты в виде фирменного грунта, то этот бизнес, хотя и нелегальный, становится сверхдоходным — дает 20-кратную прибыль посредникам.

То есть человеку, работающему и планирующему дальше работать на земле — а Поротиков именно из этой породы, он и детей своих видит именно крупными фермерами на фамильных землях — нет смысла срезать и продавать чернозем, поэтому поля Михаила исправно работают, а не служат «черноземными карьерами».



А между тем, именно на него указывают все как на одного из «гребущих» плодородный грунт на продажу. Совместить эти две точки зрения помогли в Россельхознадзоре — вот что рассказал заместитель начальника управления РСН по Рязанской и Тамбовской областям Роман Рыбин:

— Михайловский район — в своем роде рекордный для нас. Сигналы о том, что тут или там срывают чернозем, идут регулярно. Часть сигналов подтверждается, часть нет. Но о том, что нарушения допускает конкретно Михаил Поротиков, глава ООО «Владимир» — мы знаем доподлинно.

Мы неоднократно ловили его на нарушениях, связанных со срыванием плодородного слоя. Надо понимать, что любой вывоз почвы с земель сельхозназначения незаконен. В данном случае — речь о той скандальной ситуации в присутствии журналистов — работы шли на землях, собственность на которые законным образом так и не оформлена. Они находятся в долевой собственности неопределенного круга лиц — это, если попросту, невыделенные в натуральном виде совхозные паи. Однако работами занимались именно люди из агрофирмы Поротикова.

Доказать это иногда трудно — в частности, потому, что автомобили, на которых идут работы, чаще всего не имеют госномеров. Но нам уже неоднократно удавалось зафиксировать правонарушения — обычно люди признаются, на кого именно работают. А в последний раз Михаил и лично вмешался в ситуацию, тут уж сомнений вовсе не осталось.

Мы несколько раз выносили ООО «Владимир» и его владельцу штрафные санкции. Однако платить он не хочет, не оплатил даже первый, вынесенный в начале прошлого года, штраф. Поэтому сейчас мы передаем его дело в суд.

Жители Пояркова жалуются и на другие случаи срезания чернозема. В частности, говорили, что незаконные работы ведутся на землях госрезерва. Мы проверяли и эти жалобы, однако выяснилось, что в том случае всё было сделано по закону: земли были переведены из сельхозназначения в промышленные.


В администрации Михайловского района «СП» не смогли назвать официальную причину перевода земель из категории сельскохозяйственных в промышленные. Между тем, этот путь — самый безопасный для бизнеса с точки зрения закона. Кто, что и когда будет строить или добывать на этой земле и будет ли вообще — дело темное, а чернозем — вот он, бери и делай деньги. Так что не один Михаил Поротиков промышляет в Михайловском районе этим бизнесом. Только он сразу попадает в поле зрения проверяющих. Другие «работают» тоньше. Говорят, что помимо Поротикова и райадминистрации свой «черноземный интерес» имеет и некий московский олигарх. На его землях тоже время от времени ревет мотором экскаватор.

Кстати, год назад рязанская газета «Мещерская сторона» поднимала эту проблему. Губернатор Ковалев пообещал разобраться и наказать виновных в разбазаривании «народного достояния». Если судить по результату — обещания остались обещаниями. В июле нынешнего года телерадиокомпания «Ока» сообщала: «В Россельхознадзоре вскрывают всё новые факты незаконного перемещения плодородного слоя почвы. Так, на границе с Московской областью, специалисты ведомства обнаружили сотни тысяч тонн плодородной земли, которые чёрные копатели приготовили на продажу». В октябре журналисты продолжили тему: «В Рязани все чаще фиксируются случаи нарушения земельного законодательства. Нередко работы ведутся в промышленных объемах с привлечением тяжелой техники».

Стало быть, не только в Поротикове дело.

Похожая картина и на другом конце «черноземного» ареала — на юге Тульской области. В Чернском районе вывоз чернозема тоже практикуют, но точно так же — не с действующих полей, а с пустующих и из «неудобий», рассказывали «СП» жители деревни Черноусово. Работает простое, еще доправовое сознание: если за вывоз чернозема могут всерьез обидеться реальные люди — такой промысел не стоит свеч. А пока обижаться некому — никто не будет считать это серьезным прегрешением.

Между тем, в данном случае, это «преступление без пострадавших» вполне вписывается в официальный перевод английского victimless crime: это преступление против общественной безопасности. Дело в том, что плодородный слой чернозема — собственно источник плодородия этого типа почв — создавался в течение сотен лет однолетними растениями. Плодородие чернозема определяется содержанием гумуса — собственно органических остатков. В лучших образцах черноземов гумуса имеется до 15%. Из этого следует, что восстановить почву «малой кровью» не удастся, и «зачищенные» от чернозема поля, когда на них придет настоящий хозяин — хотя бы такой же фермер, как семья Поротиковых — будут пригодны разве что под обустройство коттеджных поселков.

Кстати, Михаил недаром обходит стороной участки, скупленные у деревенских «москвичами» и не вывозит с них плодородную почву. В отличие от невнятной общедолевой земли, эта — вполне реальная частная собственность, и, возможно, придет день — инвесторы и Поротиковы сойдутся в цене. Тогда пригодится и чернозем.

Так — в реальности. А в мыслях — немного по-другому. Говоря о том, как скупались земельные паи колхозников, Михаил Поротиков вспоминает одну историю: «Одна бабка втайне от деда продала их пай. Так дед за ней погнался с палкой, по спине отходил. „Ты, говорит, что, сука, сделала? Ты мою честь продала, я за эту землю войну воевал!“. И в контору, вернуть деньги: „Нахрен мне ваши деньги не нужны, земля со мной до конца останется“. Забрал деньги, оставил землю себе. Единственный! Единственный из всех мужиков не продал землю. Уважаю…»

Фото: Антон Размахнин

Видео: Константин Цивилев

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня