18+
воскресенье, 11 декабря

Дни длинных дубинок в Москве

Владимир Путин вступил в должность президента под грохот омоновских щитов

  
32

Итак, Владимир Путин снова президент России. Но день его вступления в должность рискует войти в историю вовсе не пышной церемонией инаугурации, состоявшейся в Кремле. Понедельник путинского восшествия на престол и предшествовавшее ему воскресенье явили стране и миру массовые протесты огромного ожесточения в километре от Спасских ворот. Окровавленные лица избитых оппозиционеров, автозаки с решетками и железные цепи ОМОНа — вот что наверняка останется в истории главным символом даты нынешнего формального торжества российской власти. Хорошо, если эту самую власть события последних двух дней заставят измениться.

И в воскресенье, и в понедельник корреспонденты «Свободной прессы» провели в гуще событий. Один из авторов этого материала с видеокамерой вел прямой репортаж с акции протеста на Болотной и у Большого Каменного моста. О том, что происходило вокруг, он вспоминает с содроганием:

— Начало разрешённого шествия 6 мая было даже не протестным, а каким-то буржуазным — с жёнами, детьми, любовницами, фотоаппаратами и воздушными шариками. Основная масса (те, кто ходит без флагов, транспарантов и табличек) как-то лениво послеобеденно пробиралась сквозь рамки металлоискателей, где отбирали даже пластиковые бутылки с водой, не говоря уже о стекле или камнях. Позднее, в 6 вечера, я даже лично видел, как люди спрашивали друг у друга: «Нет ли водички?». Хотелось пить, а бутылки отобрали. Конечно, тема шествия и митинга (который так и не состоялся) обязывала участников на соответствующее отношение к моменту, о чём и взывали плакаты: «Жулики и воры — пять минут на сборы!», «Здесь не только средний класс, всем противна эта власть!», «Ещё 6 лет? Спасибо — нет!» или плакат в чёрной рамке, на котором чёрным рубленым шрифтом было написано «Осквернители веры и храма» и две фотографии — на одной «Пусси Райт», на другой — патриарх и Путин с Медведевым.

В общем, люди без эксцессов двигались к Болотной площади, где на уровне Лужкова моста оказались повторные рамки металлоискателей. Раньше подобного на митингах не было — ведь одну очередь люди уже отстояли, их проверили, а тут опять…

Демонстранты, которые по пути шествия обогнали основную колонну (в которой шёл лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов) начали проходить повторный контроль и собираться у сцены, ожидая лидеров оппозиции. Время ожидания скрашивали звучащие из динамиков песни Гребенщикова, Цоя и группы «Рабфак», которая выступала живьём. Тут подоспела весть, что Удальцов, Немцов, Навальный и т. д. застопорились на Малом Каменном мосту и напротив кинотеатра «Ударник» устроили сидячую забастовку.

Перед «Ударником» было тесно. Ряды ОМОНа перегородили возможный доступ к Большому Каменному мосту, а оппозиционно-настроенная публика в знак протеста уселась на асфальт. Кто-то бил в барабан… На асфальте белела надпись «Место для установки палатки. Свободно». Сквозь толпу пробиралась съёмочная группа телеканала — с «Бетакамом» шествовал оператор, а за ним видеоинженер. Толпа мгновенно распознала в них врагов и начала скандировать: «Позор НТВ! Позор НТВ!», кто-то схватил оператора за камеру, оператор вырвался, обозвал всех матом и пошёл дальше выполнять свой долг. Неожиданно сидящие встали, и возникла давка, причём, такая сильная, что в кармане корреспондента «СП» сломалась ручка. Было 18.00. Минут 5 все толкались, потом вдалеке кто-то стал бросать в омоновцев пустые пакеты, пластиковые древки от флагов и ещё какой-то нетяжёлый мусор. Запалили файеры. Ответ был быстрый и жёсткий — ОМОН ринулся на толпу и начал без разбора дубинками, руками и ногами бить всех подряд. Люди падали на асфальт, женщины кричали, полиция с размаху охаживала их резиновыми палками. По сути, полиция в тот момент избивала абсолютно безоружных людей в летней открытой одежде. Ведь даже пластиковые бутылки были отобраны при проходе. Через несколько минут последовала повторная акция подавления — полиция опять бросилась в толпу, и человек 10−15 получили свою порцию ударов. Если учесть, что отступать в толпе — дело непростое, то понятно, что люди опять попадали и их били уже лежачих.

Корреспондент «СП» сбежал по склону (в начале Болотной площади есть покрытый травкой склон, ведущий к забору набережной, и растут несколько деревьев) и тут же, хрустя кустами, вминая толпу, выбежали полицейские в шлемах, с дикими глазами и отлупили дубинками всех, кто был в досягаемости. Корреспонденту опять не попало. Подобные выходы полиции «в народ» повторялись ещё несколько раз. Пошли разговоры, что некие провокаторы приноровились отламывать края асфальта и кидать из задних рядов в полицию, на что те предсказуемо лупили ближних к ним людей практически ни за что.

Примерно в 19.30 полиция вытеснила демонстрантов с Лужкова моста и перекрыла Болотную площадь посередине, т.е., дислокация была такова — начало Болотной площади у Большого Каменного моста перекрыта полицией, напротив Лужкова моста тоже перекрыта полицией, всех кто за оцеплением, выдворили с площади в сторону Третьяковки. Минут через 10 цепь омоновцев в 3−4 ряда двинулась со стороны Каменного моста к Лужкову мосту и, как ковш бульдозера, от края до края, взявшись за руки, начала теснить оставшихся. ОМОНу противостояла кучка храбрецов, которые тоже держались за руки и кричали, что уходить не собираются. Их теснили, но так как в громкоговоритель никто ничего не пояснял, сидевшие сбоку на бордюре сквера люди, возможно, не сообразили, что пора уходить. Обошлись с ними как-то по-зверски (в основном, там оказались женщины) — без слов завалили на асфальт и надавали тумаков. Рёв, крики, слёзы… Толпа скандировала: «Позор! Звери! Фашисты! Мы вам этого не простим!», но постепенно покидала площадь.

Ближе к 20.00 Болотная площадь была пуста. Народ направился к метро «Третьяковская».

В начале шествия кто-то нёс плакатик, где фото Путина было переделано под Гитлера — чёлка, усики и подпись «Разыскивается полицией». Четыре часа назад выглядело это как шутка с перехлёстом…

Ночь перед инаугурацией власть потратила на возведение новых омоновских баррикад вокруг Кремля, где и намечалось главное событие. К утру полиция и солдаты внутренних войск перекрыли основные подходы к своей цитадели. Поутру центр столицы словно вымер. Группы людей к 10 утра стали собираться на Пушкинской площади, у здания ИТАР-ТАСС, у гостиницы «Националь». Естественно, их уже ждали. Прием был столь же горячим, как и накануне.

В 10 часов на Ustream и bambuser стали появляться видео-трансляции из центральной части Москвы. Авторы видеозаписей утверждали, что к этому времени на Манежной площади собрались примерно 150 человек, в числе которых журналисты.

На записях было видно, как полицейские задерживают некоторых людей. Возле отеля «Националь» правоохранители попросили стоявших на тротуаре граждан «покинуть проезжую часть». Собравшиеся скандировали: «Россия без Путина!»

Корреспондент Русской службы ВВС Юрий Маловерьян сообщал: «От Манежа к „Националю“ проход закрыт. Толп оппозиционеров не видно. Зато вся полиция выбралась на гуляния на Манежку по случаю инаугурации. Автобусов и грузовиков с полицией — на Манежке, Моховой, Никитской — десятки».

Радиостанция «Свобода» передавала: «Об отказе участвовать в церемонии по инаугурации, в своих микроблогах объявили депутат Госдумы от „Справедливой России“ Илья Пономарёв и культурный деятель Марат Гельман. Последний объяснил это тем, что накануне, после митинга на Болотной площади, в одном из переулков полиция избила его знакомого, музыкального продюсера Александра Чепарухина».

По сообщению МВД, всего в день инаугурации в центре Москвы задержали 120 протестующих. Приблизительно 50 из них схватили рядом с отелем «Националь», возле памятника Жукову и в Газетном переулке. Ещё порядка 30 человек, в том числе Борис Немцов, были задержаны на Никитском бульваре. В результате двухдневных оппозиционных акций 17 участников обратились за медицинской помощью, 11 из них направили в больницы (сейчас в стационарах четверо человек), пострадали 20 полицейских, из которых трое были госпитализированы. Как отмечают медики, в основном, у раненых ушибы и ссадины, у некоторых — резаные раны.

— Очень тревожусь за судьбу схваченных, — говорит москвичка Ирина Загорская — одна из участников протестных выступлений. — На моих глазах вчера одного молодого человека омоновец со всей силы шарахнул кулаком по голове! Тот мгновенно лишился сознания. Мы оторопели, подумав, что правоохранитель убил его! Причём омоновец сделал это без видимого повода: он отходил от протестующих, и вдруг подлетел к парню и ударил его! Полицейские быстро унесли пострадавшего к машине «скорой помощи». Что с ним?

Блогер d_schedrin пишет: «Огнетушители — новый прикол омоновцев. Полагаю, они получили их для тушения зажжённых фаеров. Но фаеров вчера было немного. И они „тушили“ ими всех подряд».

Политик, лидер проекта «Новая Россия» Андрей Акцынов в своём блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» написал: «Происходящее — это уже не Болотная, а суровый и жестокий русский бунт. Инаугурация Путина омрачена первой пролитой кровью. Новое „кровавое воскресенье“ принесло первые жертвы со стороны граждан и сотрудников полиции».

Политолог, заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин убеждён, что случившееся было предрешено:

— Власть решила, что сделала слишком много уступок оппозиции после декабрьских событий, поэтому диалог с ней нужно прекратить. Посредничество Кудрина в налаживании разговора между Кремлём и его противниками не имело успеха. Поэтому произошёл взрыв.

«СП»: — Возможно, сейчас власть осознает, что следует прислушаться к мнению оппозиции?

— Это очень маловероятно. Пресс-секретарь экс-премьера Дмитрий Песков сказал, что полиция действовала слишком мягко при разгоне «Марша миллионов». Это — подтверждение неготовности Кремля к диалогу. Однако и слишком реакционную позицию правители не займут. Они всё же увидели, что на улицы вышло огромное количество людей. Поняли, что оппозиционно настроенные граждане — не маргинальны.

«СП»: — Как вы оцениваете действия полиции?

— Как явно чрезмерные. Полиция получила от власти карт-бланш. Поэтому позволила себе ворваться в кафе, известное тем, что в нём собираются оппозиционеры.

«СП»: — Протестные настроения будут нарастать?

— Настроения по политическим мотивам не будут уменьшаться. Но к ним добавится недовольство экономической ситуацией. Перед выборами власть заморозила многие непопулярные социальные проекты. Сейчас ей придётся их размораживать.

Президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», член экспертной группы по доработке «Стратегии-2020» Евгений Минченко согласен с Макаркиным в том, что протестные настроения в стране увеличатся, но по-иному оценивает деятельность оппозиции и полиции:

— Оппозиционеры «работали» на то, чтобы западные СМИ преподнесли их как борцов за справедливость, в мире возник скандал по поводу разгона свободомыслящих людей, и инаугурация Путина была отложена. Можно по-разному относиться к действиям омоновцев, но необходимо учесть, что протестующие швыряли в них файеры, бутылки с водой и камни. США в данное время не станут возмущаться действиями Кремля: Путин в этом месяце отправится в США на встречу с Обамой, соглашение о создании военной базы в Ульяновске заключено. Всплеск протестов произойдёт осенью. Но не в столицах, а в другие регионах из-за повышения тарифов на услуги ЖКХ и изменений в сфере образования.


Смотреть видео на: Youtube или Svpressa



1



2



Памятник героям Плевны

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня