Армии и войны / Терроризм

СНГ: спецоперация независимых государств

Смогут ли правоохранительные органы стран Содружества координировать усилия в борьбе с терроризмом

  
3153
СНГ: спецоперация независимых государств
Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Членам Содружества Независимых Государств будет очень сложно в одиночку бороться с возросшей угрозой терроризма, а потому странам необходимо наладить эффективное взаимодействие. Об этом на в Москве 28 октября заявил президент России Владимир Путин. По его словам, «бороться эффективно с организованной преступностью, с терроризмом в одиночку сегодня никто не может», а «угроз вокруг наших стран меньше не становится, а может быть эти проблемы усугубляются».

Совет глав служб безопасности стран СНГ был создан в 1997 году, его заседания проводятся не менее двух раз в год. Нынешняя встреча — 39 по счету. Но в отличие от предыдущих, она состоялась на фоне резкого обострения активности террористических группировок. Как заявил на совещании директор ФСБ РФ Александр Бортников, после «арабской весны» и при поддержке ряда иностранных государств возникли мощные террористические группировки, такие как «Исламское государство».* «По нашим оценкам, в настоящее время в составе террористических структур воюют выходцы из более ста стран мира. Доля таких наемников достигает сорока процентов. Порядка десяти бандформирований состоит из граждан России, Грузии, Украины и государств Центрально-Азиатского региона. География стран исхода неуклонно расширяется», — заметил Бортников.

Будто в подтверждение слов главы ФСБ, в день совещания правоохранительные органы обезвредили в Подмосковье экстремистскую группировку, которая занималась вербовкой россиян. На конспиративной квартире было задержано двое мужчин и несколько девушек, которые собирались отправиться воевать на Ближний Восток.

Самое печальное, что подобные сообщения в последнее время приходят всё чаще. В октябре в Москве правоохранители провели одновременную спецоперацию по 24 адресам, где укрывались сторонники террористической организации «Хизб ут-Тахрир» **. В том же месяце в российской столице была поймана банда, которая готовила теракты на общественном транспорте, а в Ханты-Мансийском округе удалось предотвратить теракт в мечети. В Краснодарском крае последователь радикального ислама собирался подорвать электричку.

Читайте также

«Серьезные опасения вызывает эскалация напряженности в Афганистане. Сейчас на северных границах этой страны сосредоточены многочисленные бандитские формирования, входящие в движение „Талибан“ ***. Часть из них также встала под знамена „Исламского государства“, что привело к резкому росту угрозы вторжения террористов в Центральную Азию. Инциденты на рубежах наших региональных партнеров, к сожалению, имеют место уже сегодня», — обрисовал ситуацию Александр Бортников.

Помимо этого, особую опасность представляют террористы с Ближнего Востока. Получив боевой опыт, они возвращаются домой в Россию или Центральную Азию, где вербуют новых сторонников.

Среди возможных методов борьбы с угрозой Бортников назвал укрепление внешней границы СНГ, особенно в Центральной Азии. Помимо этого необходимо более тщательно отслеживать перемещение по территории Содружества потенциальных боевиков и проповедников радикальной идеологии.

Главный вопрос: смогут ли спецслужбы наладить эффективное сотрудничество? С одной стороны, все понимают, что проблема ИГИЛ и других исламистских группировок стала крайне актуальной. С другой, — у каждой страны свои амбиции, а зачастую и серьезные противоречия с соседями. Известно, что пока участники совещания в Москве договорились о поддержке международного форума «Ислам против терроризма», идею которого предложили президенты России и Казахстана две недели назад.

Профессор кафедры национальной безопасности РАНХиГС Александр Михайленко считает, что для преодоления всех разногласий между государствами придется приложить немалые усилия:

— Сама по себе концепция общей границы рассматривается с 1991 года, с момента образования СНГ. Но она не нашла поддержки у ряда государств, в частности у Украины и Таджикистана. Сейчас тоже далеко до реализации этой концепции. Наверняка, откажется Узбекистан. С другой стороны, у центральноазиатских стран появляется понимание, что угроза терроризма вполне реальна, а своими силами охранять границы трудно. У меня большие сомнения, что своими силами пограничники государств смогут справиться с задачей. Поэтому неизбежно развитие сотрудничества, прежде всего с Россией.

«СП»: — Какие практические шаги можно предпринять для выстраивания системы общей защиты от терроризма?

— Россия давно предлагала охранять внешнюю границу СНГ. В принципе, мы участвовали в этом. Когда стояли наши пограничники в Таджикистане, там было спокойнее. Сейчас мы присутствуем в Армении. Наиболее эффективные пограничные подразделения российские, и с точки зрения подготовки, и с точки зрения обеспечения. Было бы разумно, чтобы наша погранслужба опять охраняла границу Таджикистана.

Одновременно надо снизить напряженность между государствами Центральной Азии. Террористы могут использовать противоречия между странами. К сожалению, очень сложная обстановка на границе между Таджикистаном и Узбекистаном, между Узбекистаном и Киргизией. Было бы хорошо политическими средствами снять противоречия, и тем самым укрепить границы.

Эффективная работа должна вестись в СНГ в целом. Террористы ИГИЛ начинают ехать к нам. Они могут развернуть свою активность в Центральной Азии и в России. Нужно более плотное взаимодействие стран в рамках ОДКБ, ШОС. Эти организации оказали свою состоятельность, а одна из целей их существования — как раз противодействие терроризму.

«СП»: — Можно ли координировать деятельность спецслужб в плане оперативной работы внутри государств?

— Такое сотрудничество существует. Другое дело, что террористы совершенствуют свою тактику, умело пользуются имеющимися обстоятельствами. Необходимо совершенствовать сотрудничество, причем как по линии антитерроризма, так и контрттерроризма. Под антитерроризмом я понимаю профилактику, работу с населением, принятие соответствующих законов. Контрртерроризм — предупреждение непосредственной угрозы, обезвреживание банд, поимка боевиков. По двум направлениям предстоит улучшить взаимодействие спецслужб стран СНГ.

«СП»: — Какие сложности могут быть на этом пути?

— Одна из основных сложностей состоит в том, что не все страны хотят делиться собственной информацией. Часто такая информация носит секретный характер, и не все хотят ее предоставлять, раскрывать источники информации. И в этом плане террористы обгоняют государства по степени взаимодействия. Надо найти какие-то разумные способы обмена информацией. Ведь если в какой-то стране террористы получают опыт, то он быстро распространяется на другие территории. Спецслужбы должны опережать банды.

Другая сложность — несовпадение политических подходов к решению проблемы. К примеру, Узбекистан считает, что совместная борьба с терроризмом, в рамках ОДКБ или СНГ, будет не очень эффективной, а лучше действовать на основе двусторонних договоров.

Между центральноазиатскими государствами существует определенное соперничество, лидеры стран проявляют осторожность при общении друг с другом. Скажем, есть борьба за лидерство между Каримовым и Рахмоном, между Каримовым и Назарбаевым. Это тоже играет свою роль. Все понимают, что терроризм — очень серьезная угроза, тем не менее, налаживание взаимодействия между государствами идет очень сложно.

— У государств СНГ существуют разные подходы к решению проблемы терроризма, — говорит заместитель руководителя сектора центральноазиатских исследований Российского института стратегических исследований Дмитрий Александров. — Скажем, есть страны-члены ОДКБ, там взаимодействие лучше. По-разному относятся и к обезвреживанию банд. В Узбекистане отношение к террористическому подполью, к экстремистским группам очень жесткое, там предпочитают действовать самостоятельно. В принципе, у спецслужб этой страны многое получается.

Сложности взаимодействия между странами связаны, прежде всего, с разницей в экономическом потенциале государств, выучке и опыте спецслужб. К примеру, Таджикистан имеет экономические проблемы, но непосредственно граничит с Афганистаном, откуда исходит серьезная угроза. У Казахстана экономический потенциал намного больше, но отношение к бандам часто довольно либеральное, там надо усилить борьбу с экстремистскими проявлениями.

Главное сейчас — синхронизировать действия государств. Слабых союзников надо усилий, мягкие подходы необходимо ужесточить. В принципе, всё это происходит. В Центральной Азии есть понимание, что с терроризмом надо бороться сообща. Несколько лет назад были разные точки зрения, кто больше подвержен угрозе, а кто меньше. Сейчас все приходят к сотрудничеству.

От нынешнего заседания не стоит ждать чего-то сенсационного. Надо просто продолжить работу, которая была начата раньше.

«СП»: — Какие страны СНГ наиболее уязвимы для терроризма?

— Белоруссию или Армению меньше затрагивает эта проблема. В большей степени она актуальна для стран, где значительная часть населения исповедует ислам. Хотя, конечно, угроза терроризма актуальна для всех в мире, никто просто так отсидеться не сможет. Но эмиссары экстремистских группировок работают, прежде всего, в мусульманских странах.

«СП»: — Могут ли спецслужбы государств обменяться опытом в деле взаимодействия с гуманитарными организациями?

— Гуманитарные методы для профилактики и предупреждения терроризма применяются везде. Но проблема в том, что не все страны могут себе это позволить в полной мере. Скажем, Таджикистан и Киргизия обладают меньшими финансовыми ресурсами. Гуманитарные проекты требуют затрат, и не у всех есть деньги.

Есть ряд методов, которые Россия может себе позволить, но потому, что она обладает значительным экономическим потенциалом, это сильное государство. К тому же, у нас есть определенные традиции, наработки, доставшиеся нам от Советского Союза и Российской империи.

Читайте также

Я думаю, что должен быть более интенсивный обмен экспертами между государствами. И не только представителями силовых ведомств, но и религиоведами, которые могут поделиться опытом.

«СП»: — Как влияют на рост проблемы терроризма внутренние политические противоречия?

— Наиболее наглядный пример здесь — Таджикистан. Недавно в этой стране убили мятежного генерала Абдухалима Назарзода, который ранее входил во власть, но придерживался радикальных настроений. Но мы увидели, что у руководства Таджикистана есть некоторый запас прочности. Сложно загадывать будущее страны, когда она соседствует с Афганистаном. Но от внешних угроз Таджикистан может защититься при помощи ОДКБ. Что касается внутренних угроз, то недавние события показали дееспособность правоохранительных органов и спецслужб. Пока руководители стран Центральной Азии могут держать власть в своих руках, каких-то больших потрясений ожидать не стоит.


* «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Хизб ут-Тахрир» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** Движение «Талибан» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня