Великое отступление Русской армии

За пять месяцев 1915 года наши войска потеряли свыше миллиона солдат и офицеров

  
5636
Первая мировая война, 1915 год. Российские солдаты проходят мимо святыни
Первая мировая война, 1915 год. Российские солдаты проходят мимо святыни (Фото: Global Look Press)

Вековой юбилей начала Первой мировой в России торжественно отметили в августе минувшего года. С тех пор о той войне как-то подзабыли. А ведь она, прозванная Отечественной, завершилась только в ноябре 1918 года. В ее пламени рушились не только города, но и целые державы. Не случись Первой мировой, может, осталась бы на карте мира и Российская империя. Впрочем, мечтать не станем. Перейдем к реальности, той, что сложилась 100 лет назад.

Тяжелые арьергардные бои

Трон русского царя закачался в 1915 году — во многом из провальной военной кампании. Войска кайзера Вильгельма — к слову, кузена Николая Второго, ослабив давление на Западном фронте и перебросив резервы на Восточный фронт, повсюду перешли в наступление.

В районе Карпат русским пришлось сдать крепость Перемышль, недавно отбитую у Австро-Венгерской армии. Пришлось оставить Радомскую и Келецкую губернии в Царстве Польском, а также большую часть Галиции.

Русские войска, значительно уступавшие в численности немцам, вынуждены были отойти от Львова. Но и затем продолжились тяжелые арьергардные бои. Это массовое отступление на бескрайнем фронте было названо Великим. Может, потому, что это было не хаотичное, беспорядочное бегство, а организованный отход.

Немцы ворвались в Варшаву, затем последовательно взяли крепости Ивангород и Новогеоргиевск. Вскоре, после почти полугодовой осады пала еще одна крепость — Осовец. К этому эпизоду Первой мировой войны мы еще вернемся…

И в дальнейшем едва ли не каждый день приносил печальные известия. Императорские войска оставили Брест-Литовск, затем Гродно. Это означало, что бои перекинулись на территорию Белоруссии.

Немцы, оттеснив Русскую армию за Неман, вошли в Курляндию и вплотную подобрались к Риге. Испуганные обыватели заговорили о том, что неровен час, германские драгуны появятся в предместьях Петрограда, а аэропланы с крестами на крыльях станут кружить над Москвой.

Свеча на бочке с порохом

Началось брожение в верхах. Военные неудачи, возможно, во многом справедливо, возложили на главнокомандующего Русской армией Великого князя Николая Николаевича, дядю императора.

В августе 1915 года Николай Второй заменил на посту Верховного своего родственника. Однако громко зазвучали протестующие голоса. Министр иностранных дел Сергей Сазонов исторг крик отчаяния: «Это настолько ужасно, что в моем сознании полный хаос. Россию толкают к краю пропасти». Ему вторил член Государственного Совета Александр Кривошеин: «Россия переживала и более тяжелые времена, но никогда не было времени, когда бы все возможное было бы сделано для усложнения уже невозможной ситуации… Мы сидим на бочке с порохом. Нужна единственная искра, чтобы все взлетело в воздух… Принятие императором командования армией — это не искра, а целая свеча, брошенная в пушечный арсенал».

Посол Франции в России Морис Палеолог также был настроен пессимистически. Вот строки из его донесения в Париж: «До самого последнего времени можно было верить, что раньше конца войны не следует ожидать революционных беспорядков. Я не мог бы утверждать этого теперь».

Ранее Николай Второй снял с поста военного министра, князя Владимира Сухомлинова, которого считали главным виновником плохого, а по сути, преступного снабжения Русской армии. Армия нуждалась не только в вооружении, но и в телефонах, противогазах, гимнастерках, сапогах…

Было назначено расследование. Сухомлинов был уволен с военной службы, арестован и препровожден в Петропавловскую крепость. Однако ему удалось избежать суда.

Главные предатели

Неудачи на фронте болезненным эхом прозвучали в тылу. В Москве и Санкт-Петербурге пошли ожесточенные, злые разговоры о саботаже и предательстве, причем главными виновниками называли «старца» Григория Распутина и императрицу Александру Федоровну. Распространились слухи, что у создательницы Марфинской обители, Великой княгини Елизаветы Федоровны, которую в народе презрительно звали Лизкой, нашли секретный телефон для связи с немцами.

Напряжение нарастает и в мае взрывается яростными антигерманскими выступлениями. Сначала погромщики рушат и жгут иноземные фабрики и магазины, расправляются с их владельцами, позже их жертвами становятся все, кто попадается под их безумные руки. На фабрике «Скороход» многочисленную, неистовую толпу пытаются образумить: «Куда вы, братцы? Фабрика же русская!». На это погромщики отвечают пьяными голосами: «Знаем, да больно хороша обувка!».

…Летом нескончаемые вереницы нагруженных домашним скарбом людей потянулись с запада на восток — из районов, оккупированных немцами. «Из всех испытаний войны исход беженцев — самое серьезное и трудноизлечимое, — писал Кривошеин. — Болезни, печаль и нищета движутся вместе с беженцами на Россию. Они создают панику и уничтожают все, что осталось от порыва первых дней войны. Следующая миграция приведет Россию во мрак революции».

Действительно, многие считают события 1915 года предвестием Февральской революции. Тогда, в разгар антигерманских выступлений на Красной площади появились манифестанты с требованием отречения императора. Спустя два года, в 1917 году, эти лозунги с новой, уже неотвратимой силой вышли на повестку дня.

Благодарность маршала

А что же союзники? Они, после переброски немецких резервов на восток, попытались захватить стратегическую инициативу. Однако добиться серьезных успехов не сумели.

В конце апреля 1915 года немцы атаковали союзные армии в районе реки Ипр, впервые применив отравляющие газы. Англо-французские соединения, не ожидавшие такого коварства, отступили, понеся большие потери. Но на массированную атаку у немцев не хватило сил.

Антанта попыталась ответить своим, более мощным наступлением в Артуа. Но подавить позиции германцев им не удалось. Более того, англо-французские армии заметно поредели после ответных действий противника. За шесть недель боев войска Антанты потеряли убитыми и ранеными более 130 тысяч солдат и офицеров. И продвинулись на расстояние от трех до четырех километров.

Не привело к успеху и осеннее наступление союзников, проходившее на более широком участке Западного фронта. Жестокие позиционные бои на севере Франции, которые шли в сентябре-октябре, были отмечены огромными потерями как атакующих, так и обороняющихся. Англо-французские соединения потеряли убитыми и ранеными 200 тысяч человек, немцы — 140 тысяч.

В итоге Западный фронт застыл. Но остается лишь гадать — выдержали бы союзники натиск немцев, если бы те не вздумали переносить тяжесть удара на восток. Впрочем, на этот риторический вопрос ответил верховный главнокомандующий союзными войсками маршал Фердинанд Фош: «Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим, прежде всего, мы обязаны России».

Ценой страшных жертв

Лишь в конце 1915 года Русской армии удалось стабилизировать фронт. Наступательный потенциал кайзеровских войск, которые почти полгода беспрестанно двигались вперед, был исчерпан. Россия, получив долгожданную передышку, стала восстанавливать свои потрепанные части и возводить новые оборонительные рубежи.

Великое отступление принесло огромные жертвы. Русская армия в среднем за месяц теряла убитыми, пленными и ранеными более 200 тысяч человек! Таким образом, за пять месяцев Великого отступления войска Николая Второго потеряли свыше миллиона (!) солдат и офицеров. Но в это число не входят жертвы среди гражданского населения.

Генерал Антон Деникин в своих воспоминаниях «Очерки русской смуты» писал: «Весна 1915 г. останется у меня навсегда в памяти. Великая трагедия русской армии — отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость — физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть…».

Можно было утешаться хотя бы тем, что потери противника за второй год войны оказались хоть и гораздо меньшими, чем у русских, но довольно значительными. Общий урон армии Германии — убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести — составил более 650 тысяч человек.

Удары жестокой «фрау»

Вернемся к боям за крепость Осовец на территории нынешней Польши. Это мощное укрепление оказалось на пути наступающих немцев — именно отсюда лежал кратчайший путь в Россию. Обойти его было невозможно, ибо вокруг лежали труднопроходимые, а то и вовсе заболоченные места.

Первое наступление германцы предприняли в сентябре 1914 года. Однако, несмотря на яростную бомбардировку, гарнизон крепости дал достойный отпор.

После этого началась длительная осада. Немцы притащили на передовые позиции свои устрашающие «Большие Берты» — осадные орудия 420-миллиметрового калибра. Почти тонные снаряды этой «фрау» проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия.

Четыре «Большие Берты» и несколько десятков орудий с нарастающей яростью день за днем утюжили позиции Русской армии. С неба крепость атаковали немецкие аэропланы.

То в одном, то в другом месте вспыхивали огромные языки пламени. Земля ухала, дрожала, и казалось, что ничто живое не может выдержать этого ураганного натиска.

Сначала русское командование просило защитников крепости продержаться хотя бы двое суток. Однако Осовец оставался непоколебимой твердыней целых полгода! Каждый день со стороны русских раздавались бравурные военные марши, которые приводили немцев в бешенство.

«Атака мертвецов»

6 августа 1915 года немцы применили отравляющие газы. Рано утром на русские позиции пополз темно-зеленый поток — смесь хлора с бромом. Противогазов у защитников крепости не оказалось…

После мощной артподготовки на штурм двинулись несколько тысяч немецких пехотинцев. Они полагали, что без труда овладеют крепостью. Вернее, тем, что от нее осталось…

И вдруг им навстречу ринулись русские солдаты. Их вид был страшен — глаза горели, лица были замотаны окровавленными тряпками. Они кашляли, плевались, ругались, но никто не повернул назад. «Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев, — вспоминал очевидец боя на страницах „Русского слова“. — Сильный ружейный и пулеметный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших бойцов. Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевленные только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям».

И что же? Германцы, сытые и здоровыене приняли бой, ударились в бегство. И тут по ним грохнула, казалось, уже разбитая русская артиллерия.

Представьте себе, несколько десятков русских пехотинцев, к тому же едва живых, обратили в бегство три германских пехотных полка! Это беспримерное сражение вошло в историю как «атака мертвецов».

Увы, спустя несколько дней началась эвакуация гарнизона. Перед отходом защитники крепости уничтожили все, что только можно. Немцам не досталось ни одного патрона, ни одной банки консервов…

Оборона крепости Осовец стала «репетицией» обороны другой крепости — в Бресте, летом сорок первого. И снова, как в 1915-м, наши солдаты и офицеры стояли насмерть.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Ярослав Кабаков
Ярослав Кабаков

Поздравляю редакцию портала «Свободная пресса» с десятилетием издания и желаю дальнейшего развития и процветания, сохранения того драйва, с которым вы делаете свою работу. Объективность, оперативность и внимание к деталям — вот как могу охарактеризовать ваш труд, который ежедневно помогает сотням тысяч людей получать актуальную информацию о событиях в России и мире, беспристрастную и профессиональную аналитику. Если и можно говорить о профессиональной журналистике, то только с оглядкой на вас!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня