Армии и войны / Война в Сирии

Шойгу: «Исламское государство» расширяет влияние

Почему, несмотря на авиаудары ВКС РФ, война в Сирии только начинается

  
18601
Шойгу: «Исламское государство» расширяет влияние
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Боевики «Исламского государства» * вновь захватили Мхин, стратегически важный город в Сирии в провинции Хомс. Об этом СМИ сообщили вечером 10 декабря.

Отметим, что правительственным войскам удалось отвоевать Мхин совсем недавно — 22 ноября — в ходе общего наступления на трассе, соединяющей Дамаск и провинциальный центр Хомс.

Тогда сообщалось, что южнее Хомса развернута операция сирийских вооруженных сил по ликвидации изолированных районов обороны исламистов. О ее ходе 17 ноября президенту России Владимиру Путину докладывал начальник Генштаба Валерий Герасимов, для наглядности демонстрируя карту боевых действий в окрестностях Мхина.

Однако джихадистам уже какой раз за время объявленного наступления сирийских войск удалось перейти от обороны к контратаке. Стянув к Мхину резервы, бронетехнику и артиллерию, боевики снова взяли важный населенный пункт под свой контроль. Напомним, 1 ноября «халифат» также прорвал оборону сирийской армии и, уничтожив несколько правительственных блокпостов, занял Мхин.

Понятно, что у сирийских правительственных войск не так много резерва, но может быть им стоило бы все-таки сосредоточиться в одном месте, и именно там наносить решающий удар? Так, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский уже говорил «СП», что, по-хорошему, таким направлением должен быть район провинции Идлиб — для того, чтобы быстро выйти на границу с Турцией, взять ее под контроль и пресечь все поставки оружия, боеприпасов и т. д.

— Это достаточно ограниченная в оперативном смысле задача, она вполне решаемая, — отмечал эксперт.

Другое дело, что войска Башара Асада растянуты по всему фронту, и если убрать с одного направления группировку, то боевики сразу же этим воспользуются и перейдут в наступление. Но если закрыть границу и оставить исламистов без подпитки, то, как говорят эксперты, исход войны будет предрешен. А с резервом мог бы помочь Иран, бойцы которого хотя и в ограниченном количестве, но уже давно сражаются в САР и несут потери. Но Тегеран по каким-то причинам не наращивает группировку. То ли ждет, когда в сирийский конфликт сильнее втянется Россия, то ли не хочет сильно рисковать…

А тем временем, как официально признал министр обороны РФ Сергей Шойгу, зона влияния ИГ расширяется.

— Боевиками захвачено около 70% территории Сирии и и большинство районов Ирака. Численность террористов составляет более 60 тысяч человек, — сказал он 11 декабря на коллегии Минобороны.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров говорит, что первая основная задача войск Асада после того, как в конфликт вмешалась Россия, сводилась к тому, чтобы отодвинуть опасность от Дамаска.

— И в какой-то степени это сделано. А дальше главное — даже не штурм Идлиба или Алеппо, а закрытие границы с Турцией. А именно — контроль 98-километрового коридора в районе города Джарабулус, через который с территории Турции боевики в Сирии получают вооружение, боеприпасы, деньги и наемников.

Если этого не сделать, то война в Сирии будет продолжаться многие годы, и города так и будут переходить то под контроль сирийцев, то боевиков. Но пока перспектив по закрытию сирийско-турецкой границы я не вижу.

Ну возьмут сирийцы с союзниками Пальмиру, что, конечно, будет подано как большой успех и стратегическая победа, поскольку древний город на слуху у обывателя. От Пальмиры до столицы «халифата» — Эр-Ракки — около 140 км. Ну а что дальше-то будет? Ничего! Мы видим, как воюют сирийцы и иранцы. Более-менее успешно ведет боевые действия ливанская «Хезболла», но ее бойцов слишком мало, и в основном они сконцентрированы возле сирийско-ливанской границы.

«СП»: — Несмотря на то, что иранский КСИР не слишком удачно действует в Сирии, это признают все эксперты, однако Тегеран, наверное, мог бы перебросить в Сирию и более значительный контингент, учитывая численность его ВС и боеспособного ополчения «Басидж»?

— Мог бы, но, обратите внимание, Иран активно не включается даже в войну в Ираке, несмотря на последние события с отправкой турецких военных в Иракский Курдистан. Думаю, иранцы боятся окончательно увязнуть в этой войне, в которой вообще-то можно и проиграть. КСИР очень локально участвует в боевых действиях. У Тегерана есть свои «красные линии». Скажем, в Ираке иранцы никогда не дадут взять Кербелу, поскольку это — святой город для шиитов и здесь находится гробница имама Хуссейна.

Не делает ничего и иракская армия — авиация, которую Багдад купил у США и России, практически не работает по боевикам. Однако, я полагаю, что сейчас в Ираке все же назревает новая волна войны, учитывая активность Турции и Запада. А еще в Персидский залив идут американский авианосец «Гарри Трумэн» и французский «Шарль де Голль».

— Проблема в том, что ресурсы армии Асада исчерпаны за четыре года войны, а Тегеран не может все поставить на карту и бросить в САР серьезные силы, опасаясь, что потом у него самого могут начаться проблемы, — говорит политолог Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид). — Кроме того, Иран больше беспокоит ситуация непосредственно возле своих границ — в Ираке. Там тоже дела идут ни шатко ни валко. Багдад все время объявляет о каких-то победах, но потом выясняется, что ничего не изменилось.

Скажем, 8 декабря прошли сообщения о том, что иракцы освободили большую часть города Эр-Рамади, однако потом оказалось, что юго-восточная часть как была у боевиков, так и осталась, также как мосты и основные кварталы. И в общем-то непонятно — кого иракцы накануне освободили… Та же ситуация в Сирии, в частности с Мхином. На самом деле до того, как боевики его снова заняли, его захватила рота сирийской армии при поддержке добровольцев. Естественно, что через какое-то время их снова выбили оттуда.

В Сирии правительственные войска растянуты по всему фронту. Они пытаются хоть как-то собрать воедино ту территорию, которая формально находится под контролем Асада, но в реальности — она перерезана во многих местах. Тот же Мхин фактически перерезает центральную часть страны. Поэтому сирийцы вынуждены растягивать силы по фронту, хотя с военной точки зрения наступать на двух направлениях — абсурд. А в Сирии же речь идет о четырех или даже пяти направлениях…

Военный эксперт, директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов считает, что сирийская война в каком-то смысле похожа на нашу гражданскую войну.

— Ведь тогда также никто не мог сконцентрировать серьезные силы для решающего удара. Попытки делались, но практически это удалось сделать только командованию Красной Армии на заключительном этапе войны. А Белая армия, скажем, когда попыталась взять Москву — знаменитое наступление Деникина 1919 года — проиграла потому, что тогда на острие удара находилось чуть более 20 тысяч штыков и сабель. Но на флангах постепенно нарастили силы большевики, и в итоге Белой армии пришлось отступать.

Конечно, в Сирии война идет не на таких территориях, однако и здесь крайне опасно концентрировать силы на каком-то одном направлении. Если бы были резервы, и в войну вступила иранская армия, то тогда, безусловно, можно было накопить мощный кулак и ударить. Но в войне в Сирии задействованы ограниченные контингенты иранцев и ливанцев. В общем, продвижение сирийцев заключается лишь в попытке сдвинуть фронт.

А плотность боевиков высока на любом направлении. «Джебхат ан-Нусра» ** вообще очень сконцентрировано держится на севере страны. Им перебросить по внутренним операционным линиям резервы очень легко. У «халифата» территория шире, но у него и бойцов больше. Кроме того, сирийскую армию без конца и с разных сторон терзают другие более мелкие группировки.

Что касается Ирана, то с ним ситуация сложная. И не только потому, что он — «красная тряпка» для Штатов, политический истеблишмент которых слишком долго рисовал своим избирателям эту страну черными красками. Мне кажется, что Иран просто не очень понимает, в чем будет его выгода, если он сильно втянется в сирийский конфликт. А если после того, как иранские бойцы начнут массово класть свои жизни за разгром ИГ и «ан-Нусры», начнется мирный процесс политического урегулирования, и иранцев оттеснят оттуда, то как Тегеран объяснит иранскому народу — во имя чего погибли их люди? Ирану нужны гарантии, а их он может получить только от США. Однако американцы продолжают иранцев, прямо скажем, политически терроризировать.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня