18+
четверг, 26 мая

Лейтенанты по вызову в Донбасс

Украина вдвое увеличила численность армии, но в бой вести солдат некому

  
29088
Лейтенанты по вызову в Донбасс
Фото: Zuma/TASS

Кабинет министров Украины принял постановление № 83-р о досрочном выпуске курсантов и слушателей выпускных (куда без тавтологии в глубоко бюрократическом документе?) курсов в высших военных учебных заведениях страны. В официальном комментарии к документу сказано: «Принятие данного решения позволит доукомплектовать должности офицерского состава в воинских частях и органах военного управления, поддержать их боевую и мобилизационную готовность на уровне, гарантирующем адекватное реагирование на угрозы национальной безопасности государства».

Когда такое происходит, это верный признак чрезвычайного положения дел в любой армии. Допустим, если война на пороге, а войска к ней совершенно не готовы. Для Украины этот индикатор тревожен вдвойне потому, что нынешний досрочный выпуск недоучившихся курсантов в ней не первый. Минувшей весной было то же самое.

Мало того. При всех военных институтах и академиях Украины организованы трехмесячные курсы младших лейтенантов. Для подъема престижа этого редкого в армии звания президент Петр Порошенко пообещал вскоре его … отменить. В соответствии, как представляется главе государства, с украинской национальной традицией ему мечтается переименовать младших лейтенантов в хорунжиев. Но пока такого решения нет, и курсы штампуют именно «мамлеев» (как именуют обладателей единственной маленькой звездочки на погонах в казармах).

Принимают на краткосрочные курсы, как объявлено, рядовых и сержантов с боевым опытом, приобретенным в ходе так называемой «АТО» в Донбассе. Не будем даже размышлять о том, чему можно научить даже самого способного, дисциплинированного и мотивированного курсанта за три месяца, если в обычных училищах только курс молодого бойца перед присягой длится почти столько же. Просто отметим, что, скорее всего, отбор кандидатов в младшие лейтенанты не очень строгий — только подай рапорт. Во всяком случае, к примеру, в первом выпуске курсов, состоявшемся 14 декабря в Национальной академии Сухопутных войск имени Петра Сагайдачного, одному из 69 новоиспеченных «мамлеев» оказалось 56 лет.

Согласитесь — командовать взводом, ползать на пузе и бегать под пулями на передовой в таком возрасте как-то затруднительно. Вот протирать штаны где-нибудь на складе или в штабе — в самый раз. Но не в штабах в ВСУ сегодня самый лютый некомплект командных кадров. И, конечно, не для их пополнения организованы чрезвычайные курсы.

Общий масштаб кадрового дефицита офицеров в украинской армии — это, естественно, военная тайна Киева. И нам не заглянуть в сейфы их Генштаба. Но остроту проблемы представить все же можно. Допустим, если взглянуть на происходящее глазами местных журналистов, часто бывающих в окопах.

Читайте по теме
Как казаки Крым сдавали Как казаки Крым сдавали

Рассекреченная стенограмма заседания СНБО, участники которого решили не воевать с Россией, может быть пиаром кандидата в украинские премьеры

Вот, к примеру, строки из февральского репортажа корреспондента одесской газеты «Думская» Александра Сибирцева, который на днях заглянул на позиции 28-й отдельной механизированной бригады ВСУ в зоне «АТО»: «Участок укрепрайона, по которому мы идем, держит взвод командира с позывным «Хохол». Офицеры уважительно здороваются с комвзвода за руку и несколько минут детально обсуждают свои профессиональные вопросы.

Уже после разговора неожиданно выясняется, что звание у «Хохла», 21-летнего командира взвода из тридцати трех солдат, — рядовой! Пресс-офицер Павел Омельченко поясняет:

 — Острая нехватка офицеров в бригаде. Поэтому командирами подразделений назначаем молодых и способных ребят. А на офицерские должности ставим парней с высшим образованием. Мобилизованный он или нет, не имеет значения".

Удивительно ли, что для многих нынешних украинских пехотных командиров откровение, что положенный каждому из них курвиметр — это не устройство для определения количества нехороших людей среди подчиненных. А хранимый в каждой офицерской полевой сумке простой и даже почти примитивный прибор для измерения длины извилистых линий на картах. Чтобы, проще говоря, можно было легко и быстро вычислить, сколько твоему взводу или роте придется месить грязь по петляющему сельскому проселку из пункта А в пункт Б.

Если газетному репортеру из Одессы верить не хочется, давайте послушаем волонтеров. К примеру, одного из самых авторитетных на Украине Романа Доника, тоже не вылезающего из зоны «АТО». Вот его мнение: «Самые большие проблемы в этой войне не со снабжением и не с техникой. Самые большие проблемы этой войны — это острая нехватка командиров младшего и среднего звена, именно кадровых офицеров… Нехватка жуткая. Кадровые тупо морозятся по штабам и не горят желанием ехать воевать, а на вакансии назначаются те, кто уже вышел в запас или уволился. Назначаются мобилизованные офицеры из бывших военных, из других родов войск. Особенно это в мобилизованных механизированных частях. В результате этого на должностях оказываются люди не совсем готовые к этому. В том числе и морально».

Отчего же такое гибельное положение с офицерскими кадрами в ВСУ и Национальной гвардии? Чтобы ответить на этот вопрос, не обойтись без краткого экскурса в недавнюю историю этого войска.

Еще в 2012 году Киев решил подготовить «реалистичную программу реформирования армии с учетом внеблокового статуса государства». За этими политкорректными словами явно проглядывало пацифистское стремление тогдашнего президента Виктора Януковича всемерно ужать расходы на национальную оборону. А лучше вообще разогнать Вооруженные силы за ненадобностью.

Численность ВСУ с имевшихся к тому времени 192 тысяч человек решено было сократить до 70 тысяч к 2017 году. При этом именно в Сухопутных войсках Украины, по расчетам генерал-лейтенанта Григория Дячука, должно было остаться не более 59 тысяч солдат, офицеров и гражданских служащих. Из них именно офицеров - 7600−7800. А значит, расчетная потребность в обновлении офицерского состава танковых, артиллерийских и механизированных частей и соединений в ту пору не превышала 350 человек ежегодно.

Примерно столько до начала гражданской войны на Украине и стали каждое лето набирать в два главных военных вуза страны — Национальную академию Сухопутных войск имени Петра Сагайдачного (Львов) и Военную академию (Одесса). Именно такое общее число лейтенантов эти ввузы и оказались в состоянии выпустить и когда уже вовсю загрохотало. И в 2014-м, и в 2015-м.

Резко увеличить полноценные выпуски академий невозможно — все же каждый курсант обязан до лейтенантских погон отучиться ровно пять лет. И сегодня к досрочным выпускам на Украине готовятся те, кто впервые переступил порог учебных аудиторий в мирном 2011 году.

Тем временем вся «реалистичная» программа Минобороны Украины давно скомкана гражданской войной. В Киеве решено в разы увеличить численность своей армии. 5 марта 2015 Верховная Рада утвердила решение Минобороны умножить личный состав ВСУ до 250 тысяч солдат и офицеров. Это при том, что фактическая численность украинской армии на 1 января 2014 года составляла всего 139 014 человек.

Одна за другой по стране прокатились шесть «волн мобилизации». Батальоны территориальной обороны и отдельные роты охраны повсюду стали возникать, как грибы после теплого осеннего дождика. Всего за один только 2015 год украинским Генеральным штабом были сформированы и развернуты семь мотопехотных, три артиллерийских и одна горно-стрелковая бригады. Это не считая воинских частей поменьше — отдельных батальонов, групп психологического обеспечения и т. д.

Чтобы поднять все это и повести в бой, нужна просто прорва офицерского состава. Сколько именно, сказать трудно. Штатное расписание частей и соединений ВСУ постоянно меняется. Кроме того, все они укомплектованы неодинаково. Но существуют некоторые исходные цифры для размышлений.

К примеру, в каждой механизированной бригаде ВСУ по штату 2012 года должно быть по два танковых и столько же механизированных батальонов. Каждый танковый батальон — 34 офицерские должности. В механизированном батальоне на БМП — 40. Стало быть, только в четырех боевых батальонах не менее 140 офицеров. А еще штаб и управление бригады, бригадная артиллерийская группа, зенитный ракетно-артиллерийский дивизион, разведрота, медицинская рота, рота РЭБ, пожарная рота, рота радиационной и химической защиты, группа инженерного обеспечения, батальон материального обеспечения, ремонтно-восстановительный батальон и прочее.

Если собрать вместе всех выпускников и львовской, и одесской военных академий, только на одну бригаду и хватит. Что делать с оставшимися шестью, что сформировали только в минувшем году? Вот и пришлось запускать трехмесячные курсы будущих хорунжиев.

Но и их пока кот наплакал. На вакантные должности стали ставить до зубов вооруженных политэнтузиастов вроде многочисленных «сотников Майдана». К чему это привело?

По данным военных экспертов в Киеве, свыше 70% боевых потерь украинских войск — результат грубейших, но элементарных ошибок в управлении войсками и вопиющего невежества командного состава, а также недооценки противника.

Подавляющее превосходство ВСУ над ополченцами Донбасса в бронетехнике нивелировано отсутствием подготовленных экипажей и неумением командного состава на поле боя управлять большими массами танков. В результате бронетехника со стороны украинской армии ни разу не применялась массировано. Максимум — группами по несколько десятков танков.

Неграмотные офицеры ВСУ не в состоянии научить подчиненных ни воевать, ни хотя бы просто обслуживать боевую технику. В результате, в прошлом году даже возник скандал между украинским Генштабом и «Укроборонпромом». Сначала генералы «наехали» на промышленников за то, что, как им показалось, новые и модернизированные боевые машины часто выходят из строя из-за некачественной сборки. Заводчане в ответ объяснили: бронемашины ломаются не сами по себе. Их курочат необученные военные. 95% поломок связаны именно с безобразной эксплуатацией в войсках. Заместитель гендиректора «Укроборонпрома» Сергей Пинькас даже публично пожаловался:

 — Я не знаю, кто таких людей там отбирает и кто их допускает к управлению техникой, но они садятся в БМП, соответствующим образом не включив там масляный насос. Они делают так, что эта БМП больше не работает.

Читайте по теме

Станет ли украинская армия хоть чуточку сильнее от того, что в нее стали вливаться офицеры-«досрочники» и «трехмесячные» младшие лейтенанты? Даже в Киеве в это верят далеко не все. Вот мнение авторитетного на Украине военного эксперта Юрия Бутусова: «К сожалению, разбухание армии приводит не к повышению боеспособности, а наоборот — к понижению. Воинская часть — это не просто толпа с автоматами. Управлять армией должны люди с определенным профессиональным уровнем.

К сожалению, при таком резком росте численности и отсутствии всяких серьезных программ ускоренной подготовки офицеров и сержантов, армия не сможет обеспечить командным составом новые части. Потому что и в действующих кадровых бригадах огромный некомплект офицерского и сержантского состава".

Написано это примерно тогда же, когда киевский мечтатель Порошенко заявил, что в его стране создана одна из сильнейших армий Европы. Что тут комментировать? Занавес.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье