Война в Сирии: победить нельзя, уйти — позорно

Почему база в Хмеймим официально носит временный характер, но наши военные продолжают ее расширять

  
19275
Война в Сирии: победить нельзя, уйти – позорно
Фото: DPA/ ТАСС

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил о том, что Россия при необходимости может очень оперативно увеличить своё военное присутствие в Сирии.

— Когда принималось решение о сокращении нашего авиационного контингента в Сирии, вы помните заявления и наших военных, и президента, которые говорили, что инфраструктура временная там остается, и поэтому при необходимости контингент может быть увеличен очень оперативно — в соответствии с теми задачами, которые будут стоять, — обтекаемо пояснил Песков, отвечая на вопрос, обсуждается ли возможность расширения военного присутствия.

Он также добавил, что тема пока актуализируется: «Это вопрос уже к военным, потенциально возможность такая констатирована президентом достаточно давно».

Между тем в Сети военные блогеры сравнили спутниковые снимки авиабазы Хмеймим, сделанные в конце 2015 года и в июне 2016 годов, и заметили ряд изменений: новую стоянку авиационной техники, расширение вертолетных площадок, удлинение взлётно-посадочной полосы (ВПП).

С одной стороны — авиабаза в Латакии действует на постоянной основе на основании договора с Сирийской Арабской Республикой, по которому РФ имеет право не запрашивать сирийское руководство и держать там необходимую авиационную группировку, в том числе и тяжелые самолеты, например, противолодочный Ту-142М3, который уже был замечен в небе Сирии. Но с другой — российское руководство еще до вывода в марте фронтовых бомбардировщиков Су-34 и штурмовиков Су-25СМ заявляло, что не видит необходимости в создании военной базы в Сирии.

Читайте по теме

— Пункт базирования может быть какой-то временный. Возможно. Но пускать туда корни, забираться туда острой необходимости нет. Мы подумаем. Нам зачем там база? Если кого-то надо достать, мы и так достанем, — заявил президент Владимир Путин во время большой пресс-конференции 17 декабря, добавив, что на аэродроме Хмеймим развернуты службы обеспечения в модульном исполнении, которые по завершении боевых операций против террористов могут быть легко свернуты, погружены и вывезены в Россию.

А 30 июня посол РФ в Сирии Александр Кинщак снова напомнил, что большой необходимости в постоянной российской военной базе в Сирии нет, соответствующий вопрос будет решаться Минобороны в зависимости от военно-политической обстановки в стране.

Но, сюда по всему, обстановка в Сирии диктует другие условия. Особенно с учетом политики Вашингтона. По результатам визита Джона Керри в Москву стороны хотя и объявили о предварительном соглашении координировать авиаудары по ИГ * и «ан-Нусре» **, однако, как заметили в The New York Times, госсекретарь «отказался перечислить условия соглашения». Аналитики сделали вывод, что недостаток деталей вызывает подозрения, что одна из сторон пошла на слишком большие уступки: некоторые американские эксперты заподозрили в этом Госдеп, российские — МИД. Но в любом случае повода для оптимизма американо-российские переговоры и ситуация в Сирии в целом не дают: вооружённые группировки различного толка не собираются капитулировать, США активно закрепляются в Сирийском Курдистане, при этом выступают за то, чтобы сирийская и российская авиация координировали удары с иорданским центром в Аммане, Башар Асад продолжает гнуть свою линию, например, заявив в интервью NBC News накануне визита Керри в Москву, что Россия никогда не обсуждала с ним переходное правительство.

Кстати, новые подробности июньского инцидента, опубликованные The Wall Street Journal 22 июля, когда ВКС РФ нанесли удары по лагерю оппозиционной «Джейш Джадид» (Новой сирийской армии) в Ат-Танф, в составе которой есть американский и британский спецназ, лишь подтверждают трения Москвы и Вашингтона по сирийскому вопросу (подробнее о НСА читайте в материале «СП» «США осваивают тактику высадки тактических десантов в Сирии»).

— Вывод части ВКС РФ из Сирии можно назвать условным, поскольку сразу же после этого в Сирию были переброшены вертолеты, включая Ми-28Н и Ка-52, а самолеты до сих то снова прилетают на Хмеймим, то улетают обратно в Россию, — отметил источник «СП» в военно-промышленном комплексе, пожелавший остаться неизвестным. — Официально много чего отрицается, например, наличие аэродромов подскока, но в нынешнее время, когда все быстро документируется и попадает в соцсети, все, кто в теме, знают — армейская авиация активно работала, например, с авиабазы Т-4 в районе провинции Хомс, поддерживая наступление на Пальмиру.

Военно-политическая ситуация в Сирии такова, что в этой войне без серьезных последствий, не обостряя международную обстановку, победить нельзя, а совсем уйти — равносильно проигрышу со всеми вытекающими для имиджа страны последствиями. Поэтому, чтобы продолжать дальнейший внешнеполитический торг и сохранять присутствие в стратегическом регионе, ведётся переоборудование аэродрома Хмеймим. Есть необходимость в дополнительных магистральных рулежных дорожках, надо расширять зоны рассредоточения для эскадрилий и места для складирования боеприпасов и топлива.

— По поводу «возвращения» авиации могу сказать одно — количество самолетов на аэродроме Хмеймим может измениться в разы буквально за ночь и проконтролировать это трудно: прилетели, сели, заправились, отработали и улетели, — замечает эксперт Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — Думаю, количество самолетов, которые постоянно находятся на аэродроме, с марта особо не изменилось. Переменное число — транспортные, поскольку они практически сразу же улетают назад.

Что касается переоборудования аэродрома — обволовки, модернизации коммуникаций и т. д., то, видимо, с началом операции ВКС РФ он все-таки был далек от российских стандартов. Видимо, стоит задача сделать Хмеймим полноценной базой, которая могла бы принимать все типы самолетов без ограничений. Как я понимаю, даже если завтра война в Сирии вдруг прекратится, это не значит, что российская база в Хмеймиме перестанет существовать.

«СП»: — Учитывая проблемы в диалоге с США, осторожную работу нашей авиации по северу провинции Алеппо, Идлиб, с чем может быть связано включение в операцию авианесущего крейсера «Адмирала Кузнецова», который, по сведениям СМИ, с октября присоединится к бомбардировкам сирийских боевиков?

— Во-первых, какие договоренности были достигнуты с США — мы не знаем, но возможно, что есть ограничения по работе авиации наземного базирования, а палубная под это не подпадает. Во-вторых, отправка «Адмирала Кузнецова» к берегам Сирии имеет какой угодно смысл, но только не военный в контексте сирийского конфликта. Здесь все-таки речь идет больше о желании показать российский флаг в Средиземном море и обкатать летчиков палубной авиации в боевых условиях. Кроме того, крейсер усилит «глаза и уши» нашей морской группировки в Сирии — он оснащен мощной РЛС и вертолетами ДРЛО.

— В обозримом будущем мы явно не собираемся выводить авиацию из Хмеймима, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Тем более что война в Сирии, по сути, только начинается. Другой вопрос, что мы продолжаем вести ее странно и с непонятными целями — хотя с первых дней было ясно, что нужна совсем другая интенсивность применения авиации для борьбы с терроризмом. В этом плане непонятно также зачем нам прислушиваться к Западу, который всерьез и не думает бороться с исламистами.

— До сентября 2015 года мало кто мог поверить, что Россия может вмешаться в сирийский конфликт — слишком много рисков, — напоминает эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

Читайте по теме

— Прошло уже много месяцев с начала нашей операции, но перелома в войне нет, а потери растут. Но российское руководство зачастую резко принимает решения, поэтому, если мы уйдем из Сирии, сюрприза не получится. Другое дело, что сейчас все-таки не то время, чтобы оставлять ситуацию на самотек, вылезая из «сирийского болота». Да и база находится в стратегическом регионе — не спроста же мы в Тартусе столько времени ПМТО держали. Кроме того, мы сами стали заложниками своих заявлений, мол, если террористов в Сирии не ликвидируем, то они в будущем нападут на нас. При этом как они смогут это сделать при отсутствии общей границы и почему именно на нас — непонятно.

Однако расширение базы не означает, что в будущем в Сирию перебазируют дополнительные самолеты, и ВКС начнут бомбить боевиков не только в Сирии, но и в Ираке. Возможно, что Россия таким образом щекочет нервы своих внешнеполитических оппонентов, которые пристально следят за базой Хмеймим и делают соответствующие выводы.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня