Между Россией и Израилем встал иранский КСИР

Москва не может решить проблему «шиитских джихадистов» в Сирии

  
7522
Шествие в национальный праздник шиитов.
Шествие в национальный праздник шиитов. (Фото: Zuma/ТАСС)

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху так же, как и руководители стран Персидского залива, не хочет создания «шиитской оси» рядом со своей страной. В ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным 9 марта 2017 года израильский премьер попросил о вмешательстве России в ситуацию вокруг Голанских высот, где действуют иранские отряды Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Об этом 27 марта пишет российский блог bmpd, который ведут специалисты Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), со ссылкой на французский бюллетень «Intelligence online».

Отмечается, что иранцы при помощи местных СМИ дали понять, что они создают в районе Голан боевые ячейки, поэтому военная разведка Израиля хочет расширить каналы коммуникации с Главным управление Генштаба ВС РФ (более известное под своим бывшим наименованием Главное разведывательное управление). Причем именно по вопросу сдерживания Ирана - перемещения иранских войск и отрядов движения «Хезболла» в приграничном с израильской территорией регионе.

Москва не проявила заинтересованности в том, чтобы допустить какие-либо действия по этим вопросам, замечает французский бюллетень «Intelligence online». Более того, спустя несколько дней — 16 марта — Израиль осуществил авианалеты, войдя в сирийское воздушное пространство, не поставив в известность Россию. Эта операция, пишет СМИ, была осуществлена несмотря на наличие тайного соглашения «о снижении конфликтогенности» между авиацией России и Израиля, направленное на предотвращение столкновений российских и израильских самолетов в Сирии.

Трудное сближение между Россией и Израилем по сирийскому досье происходит после того, как российские власти начали принимать меры для того, чтобы затруднить «Хезболле» присутствие на сирийской территории, отмечает «Intelligence online». По информации бюллетеня, недавно Россия пообещала Турции прекратить поддерживать в Сирии формирования, которые были созданы и снабжаются КСИР.

Отметим, что если следовать официальной пропаганде Дамаска, то в присутствии множества шиитских формирований в Сирии нет ничего страшного, ведь «они борются с терроризмом». Однако если рассматривать конфликт трезво, то засилье шиитского интернационала из Ирака, Афганистана, Пакистана лишь создает условия для пропаганды в первую очередь радикальных суннитских групп, поскольку конфликт в Сирии, как и в Ираке, уже давно приобрел этноконфессиональный оттенок. И это достаточно серьезная проблема, которую каким-то образом придется решать России, учитывая, что с самого начала Москва выступила не модератором конфликта, а стала всецело ассоциироваться режимом, который отнюдь не такой «белый и пушистый», как утверждают некоторые эксперты либо по незнанию, либо в чисто пропагандистских целях.

Как отмечает начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов, присутствие в Сирии проиранского шиитского интернационала — это действительно проблема как для Израиля и других стран региона, так и для введения какого-либо долгосрочного режима прекращения огня.

— В Сирии находятся не только собственно иранские подразделения КСИР и армии, и ливанская «Хезболла», но другие многочисленные шиитские группировки, например, из Ирака. Но главное — они создают на территории САР многочисленные местные филиалы, что, например, затрудняет переговорный процесс в той же Астане. Скажем, снижение роли ливанской «Хезболлы» и даже вывод ее подразделений недавно обсуждались в Казахстане, но на самом деле эти меры проблему не решат — как я уже сказал, на территории Сирии действует большое количество группировок, которые не стесняются символики того спектра различных фракций, которые условно можно охарактеризовать как связанные с «Аль-Кудс» КСИР. Они действительно глубоко пустили корни в Сирии, особенно в ее южной части.

«СП»: — По сути, речь идет о создании параллельной армии. Так, в свое время сирийские офицеры прямо высказывали опасения, что Национальные силы обороны становятся аналогом армии САР, но под преобладающим влиянием Ирана.

— Да. Национальные силы обороны (NDF) — это фактически автономная структура, большинство подразделений которой подчиняется зарубежным кураторам из Ирана, в то время как Дамаск практически не имеет на NDF влияния. Скорее, Дамаск вынужден действовать, считаясь с их влиянием. Более того, проиранские силы создали свои ячейки непосредственно в САА*. Например, в состав элитной 4-ой механизированной дивизии входит подразделение местной сирийской «Хезболлы», аффилированной с КСИР, — «Меч Махди». Поэтому это соединение, 4-ая дивизия, фактически всегда действует в паре с «Хезболлой», как мы это видели в Алеппо и других местах.

Представители проиранских групп имеют собственные выхода на командование сирийской армии. Поэтому лучший способ освободиться от их влияния — создавать альтернативные структуры в ВС, которые как минимум были бы независимыми от иранского влияния.

«СП»: — Имеется в виду 5-ый корпус САА, который сейчас комплектуется на добровольческой основе?

— К 5-ому корпусу Иран и «Хезболла» также пытались приложить руку, что неудивительно, учитывая стремление Тегерана держать в Сирии под контролем все важные процессы, в том числе и формирование новых подразделений. Насколько известно, Россия принимает непосредственное участие в формировании 5-го, так называемого штурмового корпуса, но удалось ли ей пресечь влияние Ирана — вопрос.

Так что, Израиль можно понять, ведь дошло до того, что некоторые иностранные шиитские группировки в Сирии объявляют войны Тель-Авиву. Скажем, «Харакат Хезболла Ан-Нуджаба» объявила о формировании в Сирии бригады «освобождения Голанских высот», что, естественно, Израиль не мог оставить без реакции. По сути, речь идет о том, что зарубежная группировка на территории Сирии создает свою группу, которая фактически объявляет войну соседней стране.

Учитывая, что российские военные формально являются союзниками таких группировок, то эта ставит Москву в непростое положение. Тем более что от некоторых таких групп вполне можно ожидать терактов на территории Израиля — подобные действия входят в их арсенал допустимого. Та же «Хезболла» устраивала теракты около израильского посольства и в культурном центре в Аргентине, хотя это было в 90-х, но подобные действия могут повториться.

«СП»: — Учитывая реакцию Израиля, можно предположить, что ситуация как минимум будет оставаться напряженной…

— Если вообще не двигаться к эскалации… Поэтому нужно выработать какой-то план действий по шиитским группировкам, поскольку проблему не решить, если Москва не будет на это обращать внимания и ограничится только дипломатическими нотами. Откровенно говоря, если Израиль согласен на режим Асада, то это не значит, что у него на границе должны править иранские и иракские аятоллы, а «Хезболла» создавать базы и свои «ячейки». Если в Ливане они еще как-то контролируются Израилем, то в Сирии даже вывод каких-то «основных сил» проблему не решит, поскольку, повторю, многие сирийцы были завербованы в местные шиитские группировки.

«СП»: — Какой компромисс может найти Москва, лавируя между Израилем и Ираном?

— Пока Москве вряд ли удалось создать действенную сирийскую силу «на земле», с помощью которой она могла бы решать какие-либо задачи без опоры на Иран. И если допустить, что Тегеран выводит из САР большинство подконтрольных ему формирований, то режим вряд ли сможет удержать контролируемые территории за пределами так называемой «полезной Сирии». А Москва явно не готова компенсировать отсутствие в Сирии проиранских группировок. А раз так, то Россия, скорее всего, на переговорах с Израилем и т. д. будет пытаться «заболтать» эту проблему.

«СП»: — СМИ сообщали, что в Астане было достигнуто решение о выводе с территории Сирии формирований ливанской «Хезболлы».

— Речь идет о трех тысячах бойцов максимум, и это, повторю, проблему не решит. Я не думаю, что по этому вопросу Россия готова кардинально ссориться с Ираном, однако она может подыгрывать США на «антииранском поле» и тем самым добиваться снижения влияния Тегерана на Дамаск. Однако сам Тегеран не собирается никуда уходить, а наоборот планирует только укреплять свои позиции. В Ираке его влияние перебивается США и тем же правительством Абади, в Йемене — о нем, влиянии, больше домыслов, поэтому Сирия и Ливан для Ирана — фактически единственные объекты для экспансии и в «антиимпериалистической борьбе».

Но если говорить о переводе конфликта в политическое русло и последующем разоружении группировок оппозиции, которые поддерживаются суннитскими региональными державами, то не стоит забывать и о шиитских формированиях, которые фактически контролируются Ираном.


* Сирийская Арабская Армия (САА) — Сухопутные войска, один из видов Вооружённых сил Сирии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня