18+
воскресенье, 24 сентября

Турецкие танки готовят встречу Эрдогана с Путиным

Но начать Анкаре новую операцию в Сирии мешает Пентагон

  
21587
Турецкие танки готовят встречу Эрдогана с Путиным
Фото: Mert Macit/Xinhua/Global Look Press

В ночь с 27 на 28 апреля турецкие вооруженные силы нарастили интенсивность артиллерийских и авиационных ударов по всей северной Сирии — по позициям сирийских курдов в Африне, Тель-Абъяде, Хасаке. После чего на приграничных участках развернулись бои между турецкими военными и курдскими отрядами национальной самообороны YPG. Курды заявили о гибели 17 турецких солдат в боях в районе кантона Африн и уничтожении танка, бронетранспортера и машины с радаром в районе города Тель-Абьяд.

Новый виток обострения отношений между сирийскими курдами и турками произошел 25 апреля, когда последние произвели бомбардировку позиций курдских повстанцев, связанных, по мнению Анкары, с запрещенной в стране Рабочей партией Курдистана, в Ираке и Сирии. По данным турецкого Генштаба, тогда погибло 70 курдских бойцов. 26 апреля курды опубликовали заявление, в котором призвали создать над северной Сирией бесполетную зону.

Отметим, после окончания операции «Щит Евфрата» на севере провинции Алеппо, Анкара не раз заявляла о том, что вскоре может начать новую. В экспертной среде давно муссируются слухи о том, что в своем стремлении если не ликвидировать, то ослабить позиции РПК и связанных с ним сил, турецкие власти могут провести наступление на сирийский Тель-Абьяд и иракский Синджар. Прямо об этом говорил и Эрдоган, отметив, что не позволит стать Синджару «вторым Кандилем», имея в виду, что в горах Кандиль расположена штаб-квартира РПК, и что в Синджаре действует «2500 членов РПК».

Взятие под контроль сирийского Тель-Абьяда, очевидно, позволило бы Анкаре осложнить снабжение между Кобани и Хасеке, сформировав там очередную буферную зону из отрядов сирийской оппозиции и открыть ее для арабского поселения. После состоявшегося 16 апреля референдума о существенном расширении полномочий президента страны у Эрдогана появилось больше свободы для действий, однако в Сирии они натыкаются на планы Вашингтона. Как известно, Дональд Трамп продолжил линию Барака Обамы, делая ставку на курдско-арабский альянс «Демократические силы Сирии» в стремлении отбить у «Исламского государства» * Ракку и, возможно, Дейр эз-Зор. Курды уже заявили, что в случае турецкого наступления, они снимут свои подразделения из-под Ракки и перебросят в тыл для остановки турецкого продвижения.

Читайте также

По сообщениям курдских источников, уже подтвержденных фото и видео, днем 28 апреля самолеты коалиции под эгидой США начали патрулирование воздушного пространства над северной Сирией, а позже — в приграничные города Тель-Абьяд (провинция Ракка), Дирбесие и Рас-эль-Айн (Хасаке) направились подразделения ВС США на джипах и БТР «Страйкер». Пикантность ситуации придает тот факт, что 3 мая Эрдоган должен встретиться с Владимиром Путиным, а 16 или 17 — с Дональдом Трампом. Москва также взаимодействует с курдами и официально рассматривает их в качестве эффективной силы по борьбе с ИГ.

Каким образом может развиваться ситуация в Сирии? Рискнет ли Анкара провести штурм Тель-Абьяда или ограничится имитацией наступления, которую все равно в свою пользу можно использовать на переговорах? На эти вопросы «СП» попросила ответить руководителя центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилла Семенова.

— Обострение отношений Анкары с сирийскими курдами — это продолжение линии Эрдогана, которую он взял задолго до референдума. Но до голосования он был вынужден действовать аккуратно, так как большие потери среди турецких военнослужащих могли негативно сказаться на результате референдума. В настоящее время Анкара может действовать свободнее, однако, по всей видимости, там пока не уверены в том, какие действия надо предпринимать для решения проблемы «курдского терроризма». Поэтому турецкий президент поступает так, как привык — он импровизирует. При этом у него сохраняется пространство для маневра, поскольку есть возможность перенести операцию еще и в Ирак. То есть действовать широким фронтом против РПК — от Синджара до Африна.

Но более крупная группировка турецких ВС сосредоточена в направлении Тель-Абьяда, и о планах по наступлению на город заговорили еще несколько месяцев назад. Аналитики отмечали, что в этом районе начали появляться небольшие по численности арабские отряды, которые заявляли о том, что их цель — освободить территории от РПК. Так что, знамена есть, осталось только под них собрать контингент…

«СП»: — Недавно появились сообщения о переброске подразделений сирийской оппозиции из буферной зоны — Джераблуса и Аль-Баба.

— Да. Пока это сложно подтвердить или опровергнуть, но если это так, то свидетельствует о серьезных намерениях. Однако позиция Вашингтона для турок — проблема. Не исключено, что американцы постараются предотвратить «скоропалительные» решения турецкого руководства, способные навредить «общему делу борьбы с терроризмом ИГ». С этим могут быть связаны появившиеся сообщения о патрулировании границы американскими подразделениями и воздушного пространства — авиацией ВВС США.

Видимо американцы, как минимум, будут пытаться предотвратить турецкое вторжение в Сирийский Курдистан до запланированных на середину мая переговоров президентов двух стран. В то же время все равно останется открытым вопрос с кантоном Африн, где нет американских подразделений и где турецким ВС ничто не мешает нанести удар. Также туда не могут быть переброшены силы из-под Ракки и сама операция против этого кантона не скажется на наступательных действиях коалиции на позиции ИГ. В этом случае многое будет зависеть уже от позиции российской стороны.

Понятно, что Анкара и дальше будет пытаться склонить американцев к тому, чтобы они оказали более серьезное давление на курдов с тем, чтобы те предоставили Анкаре коридор от Тель-Абьяда к Ракке или от отдали им часть Африна, город Тель-Рифат, через который протурецкие силы могут соединиться с союзными отрядами оппозиции в Идлибе. Возможно, турки не собираются проводить прямую операцию, что в настоящее время, к тому же, затрудняет присутствие американцев на границе. Но, скорее всего, давление будет продолжено. Его интенсивность может прямо сказаться на операции по взятию Ракка, так как курды будут действовать с оглядкой на тыл, что ИГ может использовать для маневрирования силами.

«СП»: — Какую позицию здесь может занять Россия? С одной стороны, коридор из буферной зоны в Идлиб можно использовать для того, чтобы умеренная оппозиция активизировала бои с радикальной коалицией «Хайат Тахрир аш-Шам» **.

— Думаю, переговоры о разделе Африна с Москвой возможны. Однако на все остальные кантоны Россия не имеет никакого влияния.

«СП»: — Одно дело — не иметь влияния, другое — допустить нарушения сложившегося баланса, хотя и хрупкого.

— Если Турция пойдет на прямое вторжение и будет решать вопросы с США уже по ходу военной операции, то ситуация, безусловно усложнится. В районе «Щита Евфрата», Африна и Аль-Баба расстояния не такие уж и большие, и в конфликт могут быть втянуты не только курды, протурецкие формирования, но и силы режима.

Правда, не исключено, что еще до переброски американских военных к границе, Турция лишь хотела, чтобы все считали, что наступление может начаться в любой момент и на этом фоне вести переговоры. Скажем, у Африна также развернута серьезная группировка турецких сил и понять, где в северной Сирии точно может начаться продвижение турок, довольно сложно.

Читайте также

«СП»: — Эрдоган может продолжать держать в тонусе курдов до переговоров с Трампом, но может начать операцию, например, в Африне или Камышлы и уже по ходу начать договариваться. США готовы к компромиссу?

— Здесь все зависит от того, чье мнение Трамп послушает. Во многом он также импровизирует, как и Эрдоган. Но дело в том, что позиция Пентагона по этому вопросу четкая и понятная — мы будем наступать на Ракку теми силами, которым можем доверять и в которых уверены. Тем более недавно стало известно, что президент США делегировал министру обороны Джэймсу Мэттису полномочия по определению численности американского военного контингента в Сирии и Ираке. Соответственно, военное ведомство имеет возможность заблокировать наступление и повлиять на позицию Трампа.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

** В состав альянса входит группировка «Джебхат ан-Нусра», которая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня