Теракты в Тегеране: намек на Катар или расширение ареала ИГИЛ

Атаки на парламент и мавзолей развенчали миф о безопасности Ирана

  
5402
После атаки на здание парламента Ирана в Тегеране и мавзолей лидера исламской революции аятоллы Русави Хомейни
После атаки на здание парламента Ирана в Тегеране и мавзолей лидера исламской революции аятоллы Русави Хомейни (Фото: AP/TASS)

«Исламское государство» * взяло ответственность за атаку на здание парламента Ирана в Тегеране и мавзолей лидера исламской революции аятоллы Русави Хомейни.

Как мы уже сообщали, в среду утром четверо неизвестных ворвались в здание Меджлиса — парламента Ирана — и открыли стрельбу. В результате погиб сотрудник охраны, восемь человек получили ранения. Одного террориста удалось задержать, двое — на одном пояс смертника — были заблокированы в здании, еще один — выбежал на улицу, где открыл беспорядочную стрельбу, но был ликвидирован. Работа парламента не прерывалась.

Улицы вокруг парламентского комплекса были перекрыты для транспорта, начались досмотры прохожих. Сейчас у входа в Меджлис дежурят два автомобиля «скорой помощи». По предварительным данным, никто из членов правительства и депутатов Меджлиса не пострадал. Однако есть информация о взрыве на 5-ом этаже. В настоящее время все четыре террориста, которые напали на парламент Ирана, ликвидированы

Почти одновременно с нападением на парламент последовала атака на мавзолей аятоллы Хомейни, в которой участвовали три террориста. Первый открыл стрельбу внутри гробницы, затем шахидка привела в действие пояс смертника. Третьего удалось задержать, однако он покончил с собой, приняв яд. В результате атаки погиб один человек, пятеро — пострадали. Позже появилась информация, что жертвами террористов стали 12 человек. Около 40 получили увечья.

Читайте также

Как замечают эксперты, ИГ впервые провело подобную операцию в Иране. Дело в том, что экстремистская пропаганда «халифата» в последнее время стала активно ориентироваться на вербовку иранцев. Если отдельные фрагменты текстов и видео на фарси с призывами к суннитскому меньшинству Ирана восстать против шиитского доминирования истеблишмента распространялись с 2015 года, то последние четыре выпуска журнала Rumiyah полностью были переведены на персидский язык.

Как отмечают эксперты, в Сирии и Ираке за все время боевых действий смертников-иранцев можно пересчитать по пальцам — их число не превышает 10. Что касается действия ячеек «халифата» непосредственно на иранской территории, то с 2016 года в СМИ несколько раз проскальзывали сообщения об активности ИГ: в июне 2016-го — об аресте 18 человек, которые использовали соцсети для вербовки молодых иранцев, в августе того же года — о вербовке «халифатом» выходцев из западной провинции Керманшах, граничащей с Ираком, которые были ликвидированы в ходе столкновений с иранскими силовиками. Министр разведки и национальной безопасности Ирана Махмуд Алави неоднократно заявлял о том, что спецслужбы помешали 1500 иранцам присоединиться с ИГ. 10 февраля 2017 года генеральный прокурор Ирана Мохаммад Джафар Монтазери сообщил о раскрытии террористической ячейки, связанной с исламистами, которые готовила диверсии в Тегеране.

Обращает на себя внимание и тот факт, что террористическая вылазка в Иране произошла на фоне бойкота Катара рядом арабских стран. Есть ли тут какая-то связь?

Начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов полагает, что не стоит привязывать теракты в Тегеране с ситуацией вокруг Катара.

— Плоскости совершенно разные — я абсолютно не понимаю, каким боком некоторые эксперты привязывают сюда кризис, связанный с саудовско-катарскими отношениями. Если, как они говорят, Доха поддерживает «халифат», то зачем ей проводить теракты в Иране? А домыслы о том, что это американцы поддерживают боевиков, натравливая тех на Тегеран, не выдерживают никакой критики.

На мой взгляд, это — совпадение: теракты в Тегеране никак не влияют на катарский кризис, с таким же успехом они могли произойти до объявления «блокады» Катару. Другое дело, что до этого особой активности ИГ в Иране не наблюдалось, но, видимо, после пропаганды, нацеленной на суннитское население, «халифат» посчитал, что пора проявить себя и в Иране, где у него, видимо, есть какие-то ячейки. Прежде всего, это касается провинции Белуджистан, в которой и так партизанскую войну ведут суннитские салафитские группировки. Среди курдов также могут быть те, кто поддерживает деятельность ИГ и разделяет идеологию исламистов. Что касается провинции Хузестан, то она населена в основном шиитами, но какие-то ячейки там также могут быть. Но повторюсь, до сих пор не было сведений о каких-либо серьезных группах, симпатизирующих ИГ, и которые бы заявляли о себе, снимая ролики и публикуя отчеты о терактах и диверсиях. Думаю, опасность для Ирана есть, но она носит локальный характер, в основном — в Белуджистане.

Эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов отмечает, что многие СМИ представляют Иран как монолитную цитадель, где все спокойно и не бывает терактов, а это далеко не так.

— Ранее наблюдались случаи в основном курдского террора. Так, наряду с PDKI, «Партией свободы Курдистана» (PAK), «Объединённой партией Иранского Курдистана» (KOMALA) — все три сотрудничают между собой — головную боль Тегерану приносит также «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK), тесно связанная с Рабочей партией Курдистана. В этом смысле были данные об их поддержке саудитами, ведь это позволяло отбирать у ИРИ ресурсы, делать жизнь страны менее комфортной, тем более что сами иранцы занимаются тем же самым на территории Саудовской Аравии. Так же диверсии проходили со стороны белуждей-суннитов из группы «Джундалла» и групп из Пакистана, которые обстреливали пограничников и даже вторгались на иранскую территорию.

«СП»: — То есть цель теракта — удар по имиджу Ирана?

— Думаю, да. Тегеран имел репутацию борца с террором, где радикалов якобы ликвидируют еще до того, как они взяли в руки автомат. Теперь этот миф сокрушен. Комбинированный удар по парламенту и мавзолею — знаковые символы, которые свидетельствуют о том, что иранские спецслужбы не вполне контролируют ситуацию. Все остальное — домыслы и конспирология, что якобы это инициировали сауды и т. д. Вполне возможно, что иранцам и поступают какие-то намеки, но не думаю, что таким образом можно как-то использовать «Исламское государство».

Читайте также

«СП»: — Против ИГ иранцы активно действовали в Ираке, кстати, взаимодействую с США, и Сирии.

— На мой взгляд, здесь и идет речь именно о конкретном посыле ИГ, мол, несмотря на всесторонний контроль, мы в состоянии действовать и наносить удары по органам власти и религиозным местам. Проблема в том, что если за этими атаками последуют репрессии в отношении суннитского населения, то получится следующая картина — власти Ирана находятся во враждебном отношении с большой группой людей, а во «внешних провинциях» Ирана проживает от 4 до 10 млн. суннитов, если не больше.

Давно замечено, что стратегия радикалов состоит в том, чтобы вовлечь в свою орбиту население путем нанесения ударов и провоцирования властей на ответные жесткие действия. Если силовики решатся на тотальные зачистки, как это было в 80-х годах, то тогда затея ИГ удастся. На мой взгляд, иранцам надо наносить точечные удары и не поддаваться на провокации.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Топорнин

Доцент кафедры европейского права МГИМО

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня