Кто выйдет победителем в битве за сирийскую нефть

На Ближнем Востоке — новый виток геополитического противостояния

  
67784
Кто выйдет победителем в битве за сирийскую нефть
Фото: Минобороны России/ТАСС
Материал комментируют:

На сей раз конфликтуют США и Ира. Каждая из этих стран боится резкого усиления оппонента в регионе. Невольно оказалась втянута в новый конфликт и Россия, которая считается давним партнером и союзником Тегерана.

Американцам не нравится «Великий рассвет»

Глава внешнеполитического ведомства Ирана Мохаммед Джавад Зариф во время своей поездки в Нью-Йорк в беседе с американским телеведущим Чарли Роузом заявил, что истинная цель США на Ближнем Востоке — вовсе не одержать победу над «Исламским государством» *, а сдержать растущее влияние Дамаска и Тегерана. По мнению министра, наибольшее беспокойство у американцев вызывает возможность официального Дамаска вернуть полный контроль над сирийско-иракской границей.

С сирийской стороны это провинция Дейр-эз'Зоэр, где сегодня сосредоточены 85% всех нефтяных запасов Сирии. Именно это и объясняет то, с каким ожесточением идет битва за эту провинцию: скажем, для официального Дамаска возврат контроля над нефтяными месторождениями — это залог существования государства. По этой же причине, сугубо экономической, бьются здесь с правительственными войсками повстанцы из «Свободной сирийской армии», боевики «Исламского государства», курдские ополченцы и натовские солдаты.

Читайте также

Через Дейр-эз'Зоэр — последний крупный город, который остается под контролем «Исламского государства» проходит шоссе, связывающее Дамаск с Мосулом и Эмбилем (крупнейшими городами на севере Ирака) и далее с иранской территорией.

Официально о выходе к границе с Ираком сирийские правительственные войска объявили еще 9 июня, это стало ключевым этапом стратегической операции «Великий рассвет», в которой задействованы лучшие силы. Это ударный 800-й батальон республиканских гвардейцев, добровольцы-шииты из нескольких стран — Ливана, Ирака, Афганистана, Пакистана и Ирана, а также российские военные советники.

Основная задача «Великого рассвета» — полностью расчистить границу Сирии и Ирака от боевиков «Исламского государства», освободив города и поселки к востоку от Евфрата, вернув контроль над нефтяными месторождениями и восстановив транспортный коридор между Дамаском и Багдадом.

«Великий рассвет» изначально вызвал беспокойство командования натовской коалиции, которая поддерживает как курдских ополченцев (они также частично контролируют сирийско-иракскую границу в провинции Эль-Хасака), так и повстанцев «Свободной сирийской армии».

Натовский укрепленный район на сирийско-иракской границе существует близ местечка Аль-Танфа — и именно здесь сирийские правительственные войска в начале июня вышли к границе. Жест символический, призванный показать американцам, «кто в доме хозяин». Вашингтон, разумеется, этого не стерпел, и уже 18 июня в окрестностях Аль-Танфа американский истребитель F-18 Hornet сбил сирийский самолет, который, по сообщению официального Дамаска бомбил позиции «Исламского государства».

«Расовая теория» Трампа

«Решение сирийского вопроса — это прекращение огня, конституционная реформа и проведение выборов. Мы выдвинули это предложение четыре года назад. Но они [американцы] решили не приглашать нас на переговоры в Монтрё…

Мы также выдвинули те же предложения относительно ситуации в Йемене, но они [американцы] решили игнорировать наше предложение, питаясь иллюзорными надеждами, что они у них есть военное решение проблем Йемена. Но за последние тысячу лет еще никто не одержал военную победу в Йемене!", — заявил иранский министр Мохаммед Джавад Зариф в беседе с Чарли Роузом (проходила она, кстати, в Азиатском аналитическом центре в Нью-Йорке).

Вполне естественно, что США не заинтересованы в укреплении на Ближнем Востоке такого самостоятельного игрока, как Иран. И пытаются всеми силами ограничить его влияние. В частности, Дональд Трамп уже заявил, что готов в одностороннем порядке разорвать «ядерную сделку» с Ираном, которую инициировал его предшественник Барак Обама в 2015 году. Она подразумевает отмену санкций, которые были наложены на Иран со стороны США, ООН и Евросоюза в ответ на то, что Тегеран занимался тайной разработкой ядерного оружия. Взамен на отмену санкций Иран приостановил свою «урановую» программу. И вот теперь будущее американо-иранских отношений под вопросом.

Да к тому же еще и Трамп, выступая 19 сентября на Генеральной ассамблее ООН, во всеуслышание назвал Иран «страной-изгоем». А следом подписал указ об ограничении въезда на американскую территорию иранских граждан (под частичный запрет попали также граждане Чада, Ливии, Венесуэлы, Сомали, Сирии, Йемена и КНДР).

Действовать новые правила начнут с 18 октября и не распространяются на тех, кто получил американскую визу до этого времени. Хоть и символический, но весьма болезненный жест, который, разумеется, вызвал крайне негативную реакцию в Тегеране.

«Опасения Тегерана не беспочвенны»

Чего ждать Ближнему Востоку на фоне резкого охлаждения отношений Ирана и США? Этот вопрос «Свободная пресса» обсуждает с главным редактором журнала «Мусульманский мир» и экспертом Института национальной стратегии Раисом Сулеймановым (Казань).

«СП»: — Раис Равкатович, как вы оцениваете заявление министра Зарифа, сделанное во время визита в Нью-Йорк, что главная задача США — вовсе не борьба с ИГИЛ?

— В мире ведь немного осталось стран, которые бросают вызов гегемонии США. Иран, КНДР, Куба, Россия… Список не такой уж длинный.

В принципе, глава МИД Ирана верно рассуждает. Сейчас видно, что проект ИГИЛ как территориального образования постепенно подходит к своему финалу. Однако будущее Сирии после поражения ИГИЛ как единого государства, видится не очевидным. Референдум о независимости Курдистана, который прошел 25 сентября, провозглашался не только в территориальных границах Иракского Курдистана, но и тех территорий, которые населены курдами — а это считайте Турция, Сирия и Иран.

И сегодня наиболее реально ожидать воссоединение с Иракским Курдистаном территории северо-восточной части Сирии, которая населена курдами. Я предполагаю, что независимое курдское государство, объективно не имеющее союзников в регионе, будет опираться на поддержку США. В Вашингтоне этим будут пользоваться и тоже понимают, что через независимый Курдистан, который будет предъявлять претензии к Тегерану на те территории северо-запада Ирана, которые населены курдами, можно начать давить на Иран. А дальше можно от «курдского вопроса» перейти к другим «этнополитическим вопросам» применительно к Ирану.

Ведь Иран населен разными этносами. Соответственно, стратеги в Вашингтоне могут поощрять этнорелигиозный сепаратизм в этой стране, что будет в перспективе, вероятно, и делаться. Как в случае с Сирией, когда использовали именно этот фактор этнорелигиозного сепаратизма. Возможно, мы скоро услышим о проблемах Белуджистана и Южного Азербайджана — территорий, компактного проживания белуджий и азербайджанцев в границах Ирана.

«СП»: — Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании обещал, что США больше не будут заниматься «экспортом демократии». А теперь он и готов воевать с КНДР, и грозит Ирану с трибуны ООН.

— Складывается ощущение, что для Трампа для поднятия своего политического веса внутри собственной страны крайне важно начать «маленькую победоносную войну» за ее пределами с какой-нибудь страной, политический режим которой настроен резко против США.

Читайте также

Тогда можно будет подвести под это определенное идеологическое обоснование для оправдания вооруженной агрессии: мол, нарушение прав человека, отсутствие демократии, создание ядерного оружия и т. д. Ведь последние три десятилетия все американские президенты инициировали или способствовали войнам на Балканах и Ближнем Востоке, вот и нынешняя администрация Белого дома как бы мечется: то ли с КНДР начать войну, то ли с Ираном. Потому опасения и тревоги Тегерана, которые выразил министр иностранных дел Зариф, отнюдь не беспочвенны.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня