«Возмездие» Надежды под опекой НКВД и ГРУ

И почему героиню допрашивали после удачного завершения операции

  
4390
На фото: герой Советского Союза, фронтовая разведчица и медсестра партизанского отряда "Буря" Надежда Троян, 1965 год.
На фото: герой Советского Союза, фронтовая разведчица и медсестра партизанского отряда «Буря» Надежда Троян, 1965 год. (Фото: Ситников Николай/ТАСС)

22 сентября 1943 года в минском особняке руководителя оккупационной администрации Белоруссии генерал-комиссара Вильгельма фон Кубе раздался мощный взрыв мины, подложенной под матрас его кровати. Так, успешно завершилось покушение на ярого нациста и личного друга Гитлера, организованное совместно 4-м Управлением НКВД и Разведупром Генерального штаба РККА (ГРУ).

Под гнетом обстоятельств

6 марта в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе открылась выставка «Женщины-герои». Основными ее экспонатами стали личные вещи Героя Советского Союза Надежды Троян. Среди них уникальные документы, государственные награды, предметы быта и даже одежда легенды разведки и партизанского движения времен войны. Надежда Викторовна Троян хорошо известна, как одна из участниц той самой ликвидации гауляйтера оккупированной Белоруссии — Вильгельма Кубе.

Есть на Витебщине живописный уголок в месте слияния двух рек — Дриссы и Северной Двины. Именно здесь, в Верхнедвинске, окруженном с трех сторон водной гладью, в семье служащего родилась 24 октября 1921 года Надежда Троян. В конце тридцатых Надя окончила десятилетку. Причем, в те годы, когда жизнь, согласно крылатому выражению, стала лучше и веселее, молодежь относилась к таким вещам намного серьезней. И девушка подходила к учебе в школе со всей ответственностью. В частности, выучила немецкий язык (который проходила по программе) так, что говорила на нем безо всякого акцента.

В 1939 году Троян поступила на учебу в 1-й Московский мединститут. Однако, вскоре перевелась в связи с семейными обстоятельствами в Минский медицинский институт. У молодой и привлекательной девушки, строящей планов громадье, казалось бы, вся жизнь была впереди. Но внезапно все разрушила война: 28 июня в Минск вступили немецко-фашистские войска. «Нам тогда казалось, — вспоминала много позже сама Надежда Викторовна, — что у нас не осталось ничего родного, кроме „голубого неба Родины моей“, как пелось в знаменитой советской песне конца 30-х».

Новые «хозяева», как и обещали, принесли с собой «новый порядок»: жуткие зверства, массовые расстрелы, издевательства и концлагеря, один из которых располагался у деревни Дрозды, что в двух-трех километрах от Минска. Насмотревшись на страдания попавших сюда военнопленных красноармейцев, Надя с одной из своих подруг ночью помогли бежать нескольким из них, переодев в гражданскую одежду. И бойцы тут же влились в ряды подпольщиков. А Надежду, как и многих других женщин, немцы вскоре направили на принудительные работы — девушка попала в число уборщиц солдатских казарм.

Предатели

Потом их определили на кухню столовой для гитлеровцев, на которой также трудились наши военнопленные. И у девчат снова возникла идея — помочь им бежать. Один из них сказал, что он водитель и поможет воспользоваться для этой цели немецким грузовиком. Но оказался предателем и привез всю группу советских бойцов в гестапо. Слава Богу, что провокатор не знал главных действующих лиц — Надю и ее подруг. Все же самой девушке пришлось во избежание осложнений перебраться вместе с семьей за 40 километров от Минска — в Смолевичи. Здесь она устроилась счетоводом на большое торфяное предприятие.

И тут случилась удивительная метаморфоза. Медсестра местной больницы Нюра Косаревская, к которой Наде с большим трудом удалось войти в доверие, вдруг посоветовала ей… пойти на более тесное сотрудничество с фашистами. Правда, очень скоро выяснилось, что она имела в виду. Оказывается, Нюра была связана с партизанами и, узнав, что Надя в совершенстве владеет немецким, убедила ее в том, что девушка принесет намного больше пользы, если пойдет работать, скажем, переводчицей в дирекцию предприятия. Так Троян и поступила. И не зря…

Вскоре ее вместе с инженерами завода послали на один из объектов, где добывали торф, — в деревню Трубичино. Сельский староста, когда немцы прибыли на место, поспешил доложить «новому начальству», что партизаны мешают работать. Но он, дескать, знает, где они прячутся и при случае готов показать. Как только делегация вернулась из поездки обратно в Смолевичи, Надежда рассказала об услышанном Нюре, а та передала предупреждение в партизанский отряд. В результате, каратели по наводке старосты обнаружили в лесу лишь головешки от костра. А предатель (староста) вскоре «пропал».

Но кольцо подозрений вокруг отважной комсомолки сжималось все крепче. И уже сама Надя была вынуждена уйти к партизанам. В отряде Михаила Скоромника «Буря» она выполняла сразу несколько поручений: была и связной, и медсестрой — ухаживала за ранеными (недаром ведь училась на врача), и в разведку ходила. А когда дело доходило до боестолкновений с карателями, становилась пулеметчицей или простым народным мстителем. Но через некоторое время командование всех отрядов Минской области получило приказ: любой ценой уничтожить гауляйтера оккупированной Белоруссии Вильгельма Кубе. Это было начало операции «Возмездие».

Английская штучка

А вскоре Надежду Троян пригласили в штаб партизанской бригады «Дяди Коли» (Петра Григорьевича Лопатина), в которую входили местные отряды. Инициатором этого вызова стал Владимир Рудак, который командовал разведчиками и хорошо знал о заслугах и возможностях Надежды. Они разговаривали с Надей вместе с замом командира бригады майором госбезопасности Иваном Золотарем. Спросили, согласна ли она найти подходы к окружению Кубе? Конечно, девушка была готова выполнить задание, да и в Минске у нее оставалось много знакомых еще по учебе в мединституте. На том и порешили.

Кстати, Троян была не единственной, с кем партизанское командование обсуждало это ответственное задание: всего приказ о ликвидации гауляйтера получили из Центра в 12-ти отрядах. Ведь «Возмездие» было тщательнейшим образом спланированной операцией двух ведомств: 4-го Управления НКВД (занимавшегося террором и диверсиями в тылу противника) и Разведывательного Управления Генштаба РККА (впоследствии — ГРУ). Сын Надежды Викторовны, знаменитый кардиохирург Алексей Васильевич Коротеев, досконально изучивший боевой путь своей мамы, считает (и небезосновательно), что такой приказ получило и командование партизанского отряда «Дяди Димы» (Давида Кеймаха), работавшее по линии военной разведки. Печально, но факт: так получилось, что всего за 9 дней до ликвидации Кубе Давид Ильич погиб. И операцией (и самим отрядом) в дальнейшем руководил непосредственно майор Николай Федоров, его заместитель и один из разработчиков плана.

Так или иначе, Надежда Троян приступила к выполнению этого труднейшего задания. С большим трудом и не сразу, но летом 1943 года она познакомилась с Еленой Мазаник, работавшей в особняке Кубе горничной. Она не просто убирала там, но и была в близких отношениях с женой гауляйтера Анитой. Ей-то Надежда и должна была передать миниатюрную (но очень мощную) магнитную мину английского производства. Однако, волею случая первой это удалось сделать еще одной, более опытной участнице покушения — Марии Осиповой из того самого отряда «Дяди Димы».

В 2 часа ночи 21 сентября Мазаник вместе со своей сестрой Валентиной Шуцкой включили часовой механизм мины (он был химического действия). А утром Елена пронесла мину в особняк и установила ее в спальне — под кроватью фон Кубе. Взрывом, который произошел в 0 часов 40 минут 22 сентября, гауляйтеру вырвало всю левую часть тела вместе с рукой. Смерть наступила мгновенно. Надежда Троян, которая, в свою очередь, везла такую же мину для Мазаник, узнала об удавшемся покушении только когда попала в Минск. Но как теперь вывезти бомбу (спрятанную в коробке с тортом) обратно из города, чтобы не вызвать подозрений. Помогла случайность: на КПП дежурили союзники немцев словаки. И Надя, разговорившись с ними, без проблем миновала пост.

Очень скоро все трое — Надежда Троян, Елена Мазаник и Мария Осипова оказались в Москве, куда их доставили из белорусских лесов самолетом. «А затем… Допросы, да, именно допросы вывезенных с партизанской базы троих героинь, — пишет в своей статье в „Российской газете“ историк спецслужб Николай Михайлович Долгополов. — Так было всегда. Любая спецслужба допрашивает своих, пусть даже выполнивших задание и совершивших подвиг». Тем не менее, уже 4 ноября «За образцовое выполнение боевого задания в тылу противника и проявленные при этом отвагу и героизм» Михаил Иванович Калинин вручил всем троим Звезды Героев Советского Союза, присвоенных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1943 года.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня