Особенность русской «Кухни»: Крейсера и эсминцы ВМС США пойдут на корм рыбам

Два десятка новых ракет Х-32 пустят на дно авианосную ударную группу

  
42193
На фото: эсминец типа «Арли Бёрк» ВМС США
На фото: эсминец типа «Арли Бёрк» ВМС США (Фото: Zuma/TASS)

Новая противокорабельная ракета Х-32 является неуязвимой для самых современных американских средств противоракетной обороны. Пуск всего лишь шести этих ракет, которые по классификации НАТО называются «Кухней», с высокой долей вероятности выведет из строя два эсминца «Орли Берк». 12 ракет способны потопить авианосец и два крейсера сопровождения. К такому выводу пришел капитан первого ранга Константин Сивков — доктор военных наук, вице-президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук. Это заявление подтверждено точными математическими выкладками на основе характеристик ракеты и средств обороны ВМС США.

Х-32 была принята на вооружение в 2016 году для замены эксплуатировавшейся с 1971 года противокорабельной ракеты Х-22. Как и своя предшественница, она имеет два варианта боевого оснащения — фугасно-кумулятивное и ядерное. Носителем ракеты является сверхзвуковой ракетоносец Дальней авиации Ту-22М3, на внешних подвесках которого располагаются две Х-32. По массе и габаритам они не отличаются от Х-22.

Дальность пуска ракеты — до 1000 км. Скорость — от 4000 км/ч до 5400 км/ч или до 1500 м/с, что составляет 3,5М-4,6 М. То есть это находится совсем неподалеку от гиперзвуковой скорости, которая начинается от 5 М. Радиолокационная ГСН захватывает цель (крейсер) на удалении в 200−300 км.

Интересно, что при создании ракеты не преследовалась цель снижения ее заметности. Поскольку, даже будучи обнаруженной РЛС противника, Х-32 практически недоступна для противоракеты системы ПРО.

Читайте также

Необходимо сказать, что данной ракете пошли на пользу экономические неурядицы 90-х и начала нулевых годов. Ее разработка началась в 1991 году. Вскоре прекратилось финансирование. В 1998 году работы возобновились. Но МКБ «Радуга», находящееся в подмосковной Дубне, вышло на нормальный режим работы лишь во второй половине нулевых годов. Благодаря этому разработчики смогли использовать при создании ракеты новые технологии, новые компоненты, новые алгоритмы противоракетного маневрирования и вывода на цель, новые методы радиоэлектронной борьбы.

Сивков подробно анализирует все фазы полета ракеты. Ракета стартует, когда Ту-22М3 находится вне зоны противовоздушной обороны авианосной ударной группы (АУГ), в которую помимо авианосца входят корабли охранения и суда обеспечения. Дело в том, что максимально дальний рубеж перехвата палубной авиации США во время дежурства в воздухе при наведении по данным палубных и береговых самолетов АВАКС находится в 700 километрах от авианосца.

С ракетой Х-22 самолету приходилось входить в зону ПВО, поскольку дальность этой ракеты находилась в пределах от 450 км до 600 км.

После старта Х-32 поднимается на высоту в 40 км и совершает горизонтальный маневрирующий полет. И в этом режиме ракета находится в полной безопасности. Поскольку у самых совершенных противоракет RIM-174 SM-6 ERAM, принятых на вооружение в 2013 году и установленных на эсминцах «Орли Берк» в системе «Иджис», максимальная высота перехвата всего лишь 33 км. То есть она не долетает до Х-32 7 км. Помимо этого противоракета, хоть и имеет значительную перегрузочную способность, 50g, но способна сбивать аэродинамические цели (т.е. крылатые ракеты), скорость которых не превышает 800 м/с. А у Х-32 — 1500 м/с.

Правда, американская ПРО имеет ракету SM-3, которая способна перехватывать не только баллистические ракеты, но даже и спутники, находящиеся на высотах до 500 км. Но она работает лишь с целями, траектория которых предсказуема. Именно так, не маневрируя, перемещаются спутники. SM-3 может корректировать свой полет, однако в недостаточных пределах, чтобы отслеживать непредсказуемые прыжки по курсу и тангажу практически гиперзвуковой ракеты Х-32.

Более высокая способность перехватывать скоростные маневрирующие цели у противоракеты SM-6. Она может подниматься выше 33 километров. Однако в условиях меньшей плотности атмосферы существенно снизится ее управляемость при помощи аэродинамических рулей. И это снижает вероятность перехвата.

Еще один проигрышный для SM-6 момент, что ее активная ГСН сможет захватить ракету Х-32 лишь на расстоянии в 8−12 км. Этого будет явно недостаточно, чтобы скорректировать полет, точно выведя противоракету на цель. Потому что сближение ракет будет происходить на скорости, суммарной, в 2200—2300 м/с. То есть сближение произойдет максимум через 4−5 секунд. Этого слишком мало для точного перехвата. Не менее сложной окажется задача перехвата, когда Х-32 начнет почти отвесно пикировать на цель, на что уйдет менее 20 секунд.

Константин Сивков подсчитал, что при самых благоприятных условиях, когда целеуказание зенитной ракете выдает ее носитель, то есть запустивший ракету корабль, одна SM-6 может перехватить Х-32 с вероятностью 0,05−0,08. Если же целеуказание выдает другой корабль или же самолет АВАКС, то вероятность снижается до 0,01−0,02. Еще хуже будет результат при наведении ракеты на цель от спутника группировки обнаружения и целеуказания.

Разумеется, дуэли «один на один» быть не может. Крейсер «Тикондерог» или эсминец «Орли Берк» ответит на атаку, причем групповую, всеми имеющимися в наличии средствами. Но и тут существенные коррективы вносит временной фактор. РЛС системы «Иджис» обнаружат атаку, когда противокорабельные ракеты будут находиться на расстоянии в 230−270 км. Время подлета ПКР составит менее трех минут. Отсюда необходимо вычесть 30−35 секунд, необходимых для того, чтобы система «Иджис» была приведена в готовность для пуска ракет. За оставшееся время две пусковые установки Mk41 смогут отстрелить не более 20−30 ракет.

Правда, есть еще 6-ствольный зенитно-артиллерийский комплекс «Вулкан-Фаланкс» калибра 20 мм. Но у него еще меньше шансов противостоять российской ПКР. Таким образом, один американский крейсер УРО способен поразить максимум две ракеты Х-32. Два крейсера, столько их входит в состав АУГ, — 4 ракеты.

Правда, АУГ располагает еще средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ). С прежними ракетами Х-22 они могли справляться достаточно успешно, отводя ПКР от цели в «чистое море». Однако у Х-32 существенно повышена помехоустойчивость и есть свои средства РЭБ. В случае же потери ракетой цели, она мгновенно перестраивается на другую цель, то есть на корабль.

В конце концов Сивков «подбивает бабки». Крейсерская ударная группа (КУГ), состоящая из двух кораблей управляемого ракетного оружия (УРО) не способна отразить удар двух Ту-22М3 с двумя ракетами у каждого. При самой благоприятной для обороняющихся ситуации хотя бы один корабль будет выведен из строя с вероятностью 0,6−07. Звено из трех самолетов гарантированно уничтожит оба крейсера.

Читайте также

24 ракеты Х-32 выведут из строя авианосец и уничтожат два-три корабля сопровождения с вероятностью 0,75−0,85.

Таким образом, утверждает аналитик, появление ПКР Х-32 совершило революцию в военно-морском искусстве, разрушив относительный паритет между средствами нападения и обороны: наступательный потенциал существенно превысил возможности самой мощной обороны.

Однако революция совершена пока лишь в теории. Для ее практической реализации России необходимо построить значительное количество «убийц авианосцев», порядка двух-трех сотен. Что в сложившейся экономической ситуации достичь будет непросто.

Новости ВПК: Трамп: у США самые мощные ядерные силы в мире

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня