Как «батюшки в погонах» окормляют российское воинство

Военпоп или помощник командира по работе с личным составом

  
4802
Как «батюшки в погонах» окормляют российское воинство
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Еще в 1914 году в русской армии служило около 5000 полковых и корабельных священников, плюс несколько сотен капелланов, а в национальных соединениях, например, в так называемой «Дикой дивизии», укомплектованной выходцами с Кавказа (Чечня, Дагестан, Ингушетия, Кабарда, Балкария) служили и муллы. Нынешний штат «бойцов в рясах» в российской армии значительно меньше, но они уверенно заняли свою нишу в армейском строю.

В дореволюционной России деятельность священников закреплялась особым правовым статусом. Формально священнослужители не имели воинских званий, но фактически в военной среде дьякон приравнивался к поручику, священник — к капитану, настоятель военного собора и дивизионный благочинный — к подполковнику, полевой обер-священник армий и флотов и обер-священник Главного штаба, гвардейского и гренадерского корпусов — к генерал-майору, а протопресвитер военного и морского духовенства (высшая церковная должность для армии и флота, учрежденная в 1890 году) — к генерал-лейтенанту.

Церковная «табель о рангах» влияла и на денежное довольствие, выплачиваемое из казны военного ведомства, и на прочие привилегии. Например, каждому корабельному священнику полагалась отдельная каюта и шлюпка, он имел право приставать к кораблю с правого борта, что кроме него разрешалось лишь флагманам, командирам кораблей и офицерам, имевшим георгиевские награды. Матросы были обязаны отдавать ему честь.

Читайте по теме

Решение о создании в Российской армии и на флоте института военного духовенства было принято 21 июля 2009 года. Первым в 2011 году стал отец Анатолий Щербатюк, рукоположенный в сан иерея при храме Сергия Радонежского в городе Сертолово Ленинградской области (Западный военный округ). Сейчас военных священников в армии около 150. Их состав пропорционален соотношению верующих военнослужащих. Православные составляют 88%, мусульмане — 9%. Воинский священник-буддист пока лишь один — в отдельной мотострелковой бригаде в бурятском городе Кяхта. Это лама Мурочинского монастыря-дацана, сержант запаса Баир Батомункуев, он не претендует на отдельный храм в воинской части — ритуалы совершает в юрте.

В Российской армии православные священники возобновили свою деятельность практически сразу после распада Советского Союза. Впрочем, происходило это на добровольной основе и деятельность их сильно зависела от воли конкретного командира части — где-то священников и на порог не пускали, а где-то широко распахивали двери, и даже старшие офицеры вытягивались в струнку перед духовными лицами.

Первое официальное соглашение о сотрудничестве между церковью и армией было подписано в 1994 году. Тогда же появился и Координационный комитет по взаимодействию между Вооруженными силами и РПЦ. В феврале 2006 года патриарх Алексий II дал благословение на подготовку военных священников «для духовного окормления Российской армии». Вскоре эту идею одобрил и президент России Владимир Путин.

Зарплату священникам платит Министерство обороны. Есть и 10-процентная надбавка «за сложный характер службы и ненормированный рабочий день». В месяц выходит 30−40 тысяч рублей. Плюс их оклады прировняли к тем, что получают военные на аналогичной должности помощника командира соединения — получится примерно 60 000. С Божьей помощью жить можно.

Официально, по штатному расписанию, их должность называется «помощник командира по работе с верующими военнослужащими». Ранг высокий: один военный священник окормляет крупное соединение — дивизию, бригаду, военный вуз, это несколько тысяч человек. Несмотря на то, что сами они военнослужащими не являются, погоны не носят, а в силу духовного сана им вообще запрещено брать в руки оружие, военные священники каждые три года проходят курс повышения воинской квалификации.

Армейский священник — лицо, хоть и духовное, но должен обладать и определенными военными знаниями. Например, иметь представление о видах и родах войск, разбираться, чем отличается ВДВ от ВМФ и РВСН от ВКС. По личному желанию, может пройти и стрелковую подготовку — в Писании записано «не убий», но стрелять по мишеням на полигоне можно. Впрочем, батюшек больше интересует работа на полевых пунктах по работе с верующими военнослужащими. В ВДВ даже сконструировали десантируемый вариант храма: с неба на землю — к алтарю. Естественно, что только после выполнения боевых задач. Есть в Российской армии и постоянно действующий походный храм — в Абхазии, на территории 7-й российской военной базы в городе Гудаута. Построены часовни и в Арктике, где дислоцируются российские войска. Всего их будет в этом регионе четыре — на островах Котельный, Врангеля, Земле Франца-Иосифа и на мысе Шмидта.

А как обращаются в армии к военным священникам? Положено ли солдатам отдавать батюшкам честь, ведь все-таки помощник (считай заместитель) командира?

«Официальных обращений не существует, за глаза зачастую в армии священника называют поп — сами батюшки с долей юмора расшифровывают эту «аббревиатуру», как пастырь овец православных, — говорит член правления фонда преподобного Серафима Саровского, офицер запаса Игорь Мещан. — А вот воинскую честь точно отдавать не требуется — чин-то у них не воинский, а духовный. Чаще всего к священнику в армии, как и в мирской жизни, обращаются: «батюшка».

Читайте по теме

Священник Дионисий Гришин из учебного центра ВДВ (сам бывший десантник) вспоминает, как экспериментировал с приветствиями. «Подхожу к строю солдат, да как рыкну басом: «Здравия желаю, товарищи бойцы! Ну, они в ответ, как положено, отвечают: «Здравия желаем…» — и дальше замешательство. Кто-то замолчал, кто-то вразнобой -«товарищ священник», «товарищ батюшка». А как-то попался озорник, который тоже басом, пока его товарищи призадумались, как выдаст: «Здравия желаем, товарищ поп!» Я только рассмеялся, но в дальнейшем уже просто здоровался, не по-военному».

…Из личного. Предал меня как-то анафеме отец-игумен Иосиф, один из первых православных священников, служивший в миротворческой бригаде ВДВ в Боснии и Герцеговине в 1999—2000 годы в храме Александра Невского. Повод-то был пустяшный — не выдержал я походов с ним в сербские семьи, где разговоры поддерживались обильными возлияниями, спрятался в казарме десантников. Поутру он и «отлучил» меня от церкви за такое малодушие. Впрочем, ввечеру уже простил, вернул, так сказать, в лоно. А чуть позже я узнал, что у отца Иосифа было пять российских и сербских медалей — заслуженных за службу духовную и воинскую. И делил он службу в «горячей точке» наравне со всеми десантниками, благословляя их перед выполнением боевых задач не за алтарем, а на минном поле. Солдаты прозвали его «заместителем комбрига по связям с богом».

Донбасс, последние новости: Взрыв прогремел рядом с патрулем СММ ОБСЕ под Донецком

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня