Тень Сердюкова накрыла и военных моряков в Питере

Исторические здания в центре города признаны для них слишком роскошными и пригодятся нужным людям

  
12133
Тень Сердюкова накрыла и военных моряков в Питере
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Собрать все высшие военно-морские училища Петербурга и расположенную там же Военно-морскую академию под единое командование и выслать их из Северной столицы на остров Котлин, в Кронштадте. Правда, предварительно «создав там специализированную базу для обучения по самым современным технологиям». С таким предложением обратился к президенту РФ Владимиру Путину министр обороны Сергей Шойгу, подготовив соответствующий документ. Казенная бумага была ловко подана главе государства, как теперь выясняется, в весьма торжественный для военных моряков день — в День ВМФ. И тогда же Путиным подписана.

Почему военное ведомство не афишировало данный факт больше двух недель? Остается только гадать. Может быть, по причине сомнений, что идея найдет поддержку у военных моряков и ветеранов флота?

Сама-то она, к слову, не нова. Ровно десять лет назад ровно то же самое озвучивал Анатолий Сердюков, «первый гражданский министр обороны России», как любил представлять своего назначенца Владимир Путин. Разговор и тогда шел о строительстве в историческом Кронштадте масштабного военного городка с новейшей инфраструктурой и научно-материальной базой. Планировалось, что военно-морские вузы, в том числе и Нахимовское училище, переедут в Кронштадт уже в 2013-м году. Но — не случилось. То ли «добро» не было получено. То ли Сердюков остыл к задуманному, увлекшись «реформой» военного образования в России в целом.

Читайте также

Аукаются плоды той «реформы» до сих пор. Именно «гражданский министр» принимал решение о переводе из Москвы и Подмосковья в Воронеж знаменитой на весь мир Военно-воздушной академии им. Жуковского и Гагарина. А еще раньше — Военной академии радиационной, химической и биологической защиты имени Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко, которая из Москвы «уехала» в Кострому. Ударила эта скоропалительная и необоснованная передислокация в первую очередь по профессорско-преподавательскому составу: переезжать на периферию, где не было ни условий для нормальной службы, ни жилья, большинство ведущих преподавателей без погонов не захотели. Что не могло не сказаться самым губительным образом на качестве обучения слушателей-офицеров.

Не забыта и разработанная прежним главой Минобороны РФ скандальная операция по выселению из центра Петербурга Военно-медицинской академии им. Кирова, одной из старейших и ведущих в мире в своей области. Для неё Сердюков «пробивал» передачу его ведомству территории в несколько сот гектаров у станции Горская — близ все того же Котлина.

«Почему именно там, а не ближе или дальше?», — поинтересовалась я тогда у Бориса Гайдара, нейрохирурга, доктора наук, академика РАН, начальника ВМА в 2000—2007 годах. «Всё дело в самой территории, — ответил Борис Всеволодович. — Для корпусов академии, под которые за счет федеральных средств подведут все необходимые коммуникации, предназначена лишь небольшая площадь. Остальную можно будет продавать всем желающим. Естественно, по бизнес-ценам».

По счастью, всего этого не случилось. Не успел Анатолий Эдуардович наложить свою жадную коммерческую «лапу» на исторические участки ВМА у Финляндского и Витебского вокзалов (самый центр Северной столицы). Заслуга в этом во многом Сергея Шойгу, сменившего осенью 2012-го оскандалившегося Сердюкова.

Казалось, такого непрофессионализма, граничившего с самодурством, что творился при «гражданском назначенце», в наших Вооруженных силах больше не будет. Он немало преуспел в Москве с разрушением не им созданного. А в Петербурге же особо «наследить» не успел. Не считая выселения с Васильевского острова Академии тыла и транспорта. А также многолетней (и многомиллиардной) эпопеи с переездом Центрального Военно-Морского музея из здания Биржи на Стрелке Васильевского острова в комплекс Крюковых казарм. Хотя тут «заслуга» больше экс-губернатора Валентины Матвиенко. И вот теперь внезапно выяснилось, что за Питер взялся тот, от кого меньше всего такого ожидали — Шойгу.

Первая реакция военных моряков, с которыми корреспондент «СП» поговорила на тему создания флотского «мега-вуза» в Кронштадте, была однозначной: этого не может быть!

 — Мне кажется, это какая-то ошибка, — сказал Михаил Моцак, вице-адмирал, подводник, Герой России. — Неправильно стягивать все военно-морские вузы под одну крышу. Министр обороны РФ Шойгу не может этого не понимать.

«СП»: — Хотите сказать, что у каждой морской специальности своя флотская наука?

 — Специфика, безусловно, есть. Но дело ещё и в традициях. В нашей профессии они имеют огромное значение. Не случайно в советские времена все ВВМУ были специализированными — одни готовили подводников, другие корабельных инженеров и т. д. И как же всегда гордились курсанты родным училищем! А это уже само по себе воспитание. И ответственности, и патриотизма, о котором так много любят сейчас говорить.

«СП»: — Возможно, причина чисто экономическая. Сократится число курсантов, а с ними — и преподавателей.

 — Уже сократилось, и намного. Прием поступающих ограничен в последние годы до сомнительного минимума. Скоро служить будет некому на кораблях. Не говоря уже, что в результате прошедшего сокращения военно-морских училищ и их последующего преобразования в военно-морские институты они потеряли самостоятельность, став филиалами Академии. А это тоже сказывается на качестве обучения. Оно стало более общим, поверхностным.

Что касается экономической причины, то я сильно сомневаюсь, что именно в ней дело. Где в Кронштадте думают разместить учебные и жилые корпуса, а также лаборатории — в имеющихся там зданиях?

«СП»: — Задумано выстроить новый современный военный городок, а имеющиеся здания отремонтировать.

 — Так ведь на это потребуется не один бюджетный миллиард! Нет, не верится мне, чтобы в Минобороны пошли на подобную затратную затею…

Десять лет назад «затея» Сердюкова с Военно-учебным научным центром (ВУНЦ) в Кронштадте оценивалась в 100 миллиардов рублей. Обустроить предлагалось 500 гектаров (четверть площади острова). Ещё не было получено верховное «добро», а уже проводились необходимые изыскания. И, как поговаривали в Петербурге, шли согласования технического задания для конкурса на разработку основных решений. Получается, от проекта тогда не отказались, а просто отложили «в долгий ящик»? И теперь, когда из всех правительственных кабинетов только и слышишь, что о санкциях, ударивших по нашей экономике, хроническом дефиците средств и новых важных налогах для пополнения казны, с него сдули пыль и вот-вот начнут воплощать в жизнь?

Цена сего мега-проекта будет уже явно не 100 млрд. рублей, а гораздо выше. Учитывая, что строить придется фактически «с нуля». «В копеечку» выйдет и сама передислокация военно-морских вузов. Военные чиновники уверены, что в Кронштадте «с комфортом можно разместить более 30 тысяч курсантов и педагогов с семьями». А «переброска такого количества учреждений даст нужный толчок развитию инфраструктуры города». Про это самое развитие, помнится, говорила ещё в 2008-м Валентина Матвиенко, подписывая с Сердюковым меморандум о ВУНЦ. Поговорила и, как водится, забыла.

А где, интересно, будут размещать семьи преподавателей, которым предстоит переселение из Петербурга - в местных коммуналках? Именно коммуналки в Кронштадте составляют сейчас едва ли не половину жилого фонда. В большинстве своем это бывшие заводские общежития. Условия там аховые — прогнившие полы и падающие на головы (буквально!) потолки, проблемы с теплом, водоснабжением.

Но все же главный вопрос: а что будет с теми зданиями, которые в самом центре Санкт-Петербурга освободят изгоняемые оттуда военные моряки?

В образовательной лицензии ВУНЦ указаны тринадцать адресов, включая нынешнее место прописки Военно-учебного центра, — Ушаковская набережная, 17/1. Дальше — НИИ кораблестроения и вооружения на улице Чапаева у Троицкого моста. Это корпуса бывших казарм Гренадерского полка, памятника истории и культуры федерального значения.

Комплекс Военно-морского политехнического института на Кадетском бульваре в Пушкине — бывшая до 1917 года «Военная школа», объект культурного наследия регионального значения.

Военный институт дополнительного образования на Малоохтинском проспекте — выявленный объект культурного наследия. Не говоря о бывшей Навигационной школе (основана в 1701 г.). Она же — бывшее ВВМУ им. Фрунзе, потом — Морской корпус имени Петра Великого, ныне -Военно-морском институт. Три с лишним столетия, несмотря на революции и природные катаклизмы, не покидает набережную имени лейтенанта Шмидта!

Минувшей зимой в этом ВМИ случился сильный пожар. Один исторический корпус уничтожен полностью. Ещё два сильно пострадали во время тушения. В том числе — главная святыня, Компасный зал. Восстановление требует сотни миллионов рублей. Их до сих пор не нашли.

Предполагается, что все освобожденные моряками здания передадут в ведение городской администрации. Ей придется ремонтировать их, обеспечивать в них порядок согласно требованиям Государственной инспекции по охране памятников (ГИОП). Или — искать инвесторов. Рыночная стоимость каждого начинается от миллиарда рублей. Много у нас желающих брать на себя такую обузу «с обременением»? Или опять все за счет бюджета?

Как это происходит сейчас с корпусами на Кадетской линии Васильевского острова, откуда в 2012 году выселили Академию тыла и транспорта, тоже исторический памятник. Здания передали СПбГУ (к слову, его ректор Николай Кропачев известен давней дружбой с нынешними президентом и премьером РФ). Работы идут ни шатко, ни валко из-за задержек с финансированием. Требуется «всего-то» около 10 млрд. рублей. Удивительно, как сама Академия благополучно работала там десятки лет без каких-либо ремонтов вообще?

Поговаривают, что, как минимум, один инвестор на освобождающиеся в перспективе здания (или на некоторые из них) у города точно будет. Называют имя бизнесмена Сергея Матвиенко. Не однофамильца — сына действующего председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. В его собственности с некоторых пор здания и земельные участки, ранее принадлежавшие городу. Среди них — семь (по другим данным — девять) объектов культурного наследия на общую сумму 8,4 млрд руб. Все они сначала сдавались в аренду под предлогом строительства гостиниц и деловых центров, которые так и не появились, а потом приватизировались.

Если так, то печальные перспективы у питерских исторических зданий, пока принадлежащих флоту.

 — До меня дошли недавно разговоры о возможном переезде всех морских вузов города в Кронштадт. Уверен, делать этого нельзя. Нет для этого оснований, — сказал «СП» Владимир Мамайкин, капитан 1 ранга в отставке, генеральный директор Международной ассоциации ветеранов-подводников. — И переезд моряков недопустим. Что за «мега-вуз»? Зачем? Петербург — морской город, с богатыми традициями, «намоленными» предыдущими поколениями флотоводцев. Он сам по себе и учит, и воспитывает.

Особенно возмущает история с бывшим Высшим военно-морским училищем имени Фрунзе. Оно испокон веков слыло центром морской славы России. Несколько лет назад «Фрунзенку» сделали простым филиалом Военно-Морской академии. А теперь и вовсе хотят убрать с глаз долой?

«СП»: — В Минобороны считают, что всем флотским вузам, собранным вместе, в Кронштадте будет удобнее.

 — Будет большая казарма. И, значит, извините, — бардак. Не польза — вред.

«СП»: — Вы много лет после службы на подводной лодке преподавали в Военно-морской академии. Если бы тогда её перевели в Кронштадт, поехали бы туда жить и работать?

 — Вряд ли. Жить там и сейчас-то негде. А ездить из Питера в Кронштадт далековато. К тому же для преподавательской работы в Академии необходимо постоянно посещать специализированные библиотеки и архивы, общаться с коллегами, в том числе — старшего поколения. Такой возможности на Котлине нет. И вряд ли скоро появятся.

Читайте также

К разговору подключается адмирал Валентин Селиванов. В 1980−90 годах он возглавлял Ленинградскую военно-морскую базу. Позже служил начальником Главного штаба — первым заместителем главнокомандующего ВМФ.

 — Я все-таки надеюсь, что очередного сомнительного объединения с переселением моряков в Кронштадт не произойдет, — сказал Валентин Егорович. — Потому что плюс в этом только один. А минусов — множество.

«СП»: — В чем плюс?

 — Обучение будущих флотоводцев по единой программе. Из минусов же один из главных — в том, что все будут в одном месте, некой общей казармой. Но ведь совсем не случайно во времена СССР военно-морские училища, как, собственно, и летные, и сухопутные, открывались не «кучками», а в разных уголках страны — в Архангельске и Ейске, Петербурге и Каспийске, Севастополе и Владивостоке. Делалось это с учетом мобилизационной составляющей. Не все молодые люди с периферии могут позволить себе ехать учиться в столицы. Как не все преподаватели имеют возможность трудиться в том же Петербурге. Кроме того, каждое училище в регионе — это ещё и важное звено в оборонительной системе страны. Разрушить которую проще, чем создать.

«СП»: — Возможную реорганизацию морского обучения нынешнее военное руководство России объясняет ещё «назревшей необходимостью реформы вузов».

 — Да была же совсем недавно реформа! Пора уже, наконец, остановиться! Может быть, что-то скорректировать и требуется. Но это обычная, повседневная работа, не требующая ни масштабных строек, ни финансовых вложений. Просто зуд какой-то у новоявленных реформаторов!..

Хотя, мне кажется, нынешнее военное руководство страны хорошо понимает суть дела, текущие задачи армии и флота. И на очередную ломку не пойдет.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня