Эрдоган заставил Путина отказаться от Идлиба

Анкара с одобрения Тегерана оставляет сирийскую провинцию за собой

  
6035
На фото: президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган
На фото: президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган (Фото: Zuma/TASS)

Сирийская арабская армия вот уже как два месяца готовится освобождать «последний оплот оппозиции» в своей стране. Речь о провинции Идлиб, которую Дамаск потерял почти в самом начале гражданской войны.

За годы конфликта кто тут только не хозяйничал. На первых порах раздел территорий проводился между Сирийской свободной армией и курдами. Последние не особенно упирались и довольно быстро уступили то, на что претендовали. А затем благополучно удалились в северное Алеппо.

Но «триумф дезертиров» (а именно из бывших военных, бежавших из войск Асада, первоначально формировалась Сирийская свободная армия) был недолог. Чуть ли не каждый день от них откалывались мелкие группировки, объявлявшие о том, что именно они и есть «истинная» оппозиция, а Рияд Асаад (бывший лидер повстанцев, дезертировавший в 2011 году из правительственной армии — авт.) — предатель. Параллельно с этим все большую популярность набирали экстремистские формирования, причем как имевшие местное происхождение, так и иностранные.

Читайте также

Одной из первых эту тенденцию прощупала «Аль-Каида» *, которая, по слухам, вбухала в свои сирийские проекты больше миллиарда долларов. Наследники дела бен Ладена воспользовались крайне нестабильной обстановкой в Идлибе. И в итоге сумели за короткие сроки создать здесь мощную «дочернюю организацию». Детищу дали имя «Джебхат ан-Нусра» **. Оно терроризирует Сирию с декабря 2011 года, пускай и под разными именами.

При этом сами террористы, подобно своим более умеренным «коллегами», также не сумели избежать раскола. От «Фронта ан-Нусры» периодически отпочковывались схожие по идеологии банды, но уже враждебные «материнской» организации.

При этом между террористами и так называемой «вооруженной оппозицией» постоянно происходит обмен кадрами, причем не только на уровне рядовых бойцов. Так, один из бывших руководителей идлибской «Джебхат ан-Нусры» Хуссам Салама сейчас является одним из лидеров так называемого «Национального фронта освобождения» — нетеррористической коалиции оппозиционных группировок северо-запада Сирийской арабской республики. Во всяком случае, ни в РФ, ни где-либо еще этот фронт к запрещенным организациям не причисляют.

В общем — полный хаос. И это в итоге привело к тому, что с 2014 года в Идлибе нет ни одной более или менее влиятельной группировки, способной претендовать на распространение власти на всю провинцию или хотя бы на большую ее часть. Разумеется, «Исламское государство» *** только усугубило проблему.

Когда же псевдохалифату пришел конец, первыми за провинцию решили взяться турки. Нельзя сказать, что они добились больших дипломатических успехов — безоговорочную поддержку им выказала только значительно ослабленная Сирийская свободная армия: для нее это был вопрос выживания. Остальных за редким исключением пришлось принуждать к союзу военной силой.

Анкара уже давно ввела свои войска в Идлиб, правда, в небольшом количестве, но этого хватило для того, чтобы немного повоевать с террористами и оппозицией. Эти микрооперации первоначально требовались для освобождения территорий, на которых позднее возводили базы и посты Турции. А потом при помощи силы приходилось добиваться безопасности вокруг этих самых постов, наблюдательных пунктов и баз. Такими мерами турки «принудили» многочисленные банды к лояльности, хотя, скорее, тут тоже есть нечто от естественного отбора.

Ситуация начала резко меняться в то самое время, когда Дамаск совместно с РФ приступил к зачистке «колыбели революции» — провинции Даръа. Было очевидно, что вслед за этим наступит черед Идлиба. И все на северо-западе Сирии резко зашевелились.

Оппозиционные формирования, ранее заявлявшие, что Турция ограничивает их свободу и арестовывает лидеров, вдруг стали называть Анкару своим главным защитником. Что ж, так оно, похоже, и есть. Никто так не пытался остановить операцию Дамаска в Идлибе, как Реджеп Тайип Эрдоган. Американцы ему не ровня в этом деле — ограничились парой-тройкой заявлений, потом и вовсе отстранились, а Помпео даже умудрился поддержать позицию РФ сразу после того, как наши ВКС разнесли несколько объектов террористов в обозначенной провинции. Так что, если кто и спасет антиправительственных боевиков, то только Эрдоган.

Что ж, надо признать, у него это неплохо получается. Наши военные в самом начале сентября нанесли десятки авиаударов по Идлибу, и вроде бы это должно было ознаменовать начало полноценного наступления сухопутных сил Асада. Но прошел день, затем — неделя. Вторая на исходе, а Сирийская арабская армия и ее союзники по-прежнему стоят вдоль границы оппозиционных владений. Очевидно, что ни Путин, ни Эрдоган не хотели накалять обстановку в преддверии 7 сентября, когда они оба отправились в Иран для обсуждения сирийской проблемы. Но с тех пор тоже прошло немало времени. Во всяком случае — для солдат, приготовившихся к наступлению.

Казалось, что удалось договориться. Но не в пользу этого говорила переброска Турцией танков и прочего тяжелого вооружения в проблемную мухафазу. Наконец, 17 сентября все стало понятно — Эрдоган и Путин договорились, чтобы все оставить как есть. С единственной только разницей — между «повстанческими» и «правительственными» территориями теперь будет демилитаризованная зона.

Замечательно, что очередного кровопролития удалось избежать, и многие невинные жизни будут сохранены. Только это странное перемирие не очень вяжется с общим планом Москвы и Дамаска вернуть Сирию в те границы, в каких она была до начала гражданской войны. Тем более, еще пару дней назад сирийские правительственные чиновники заявляли о скором возвращении Идлиба. А теперь мы имеем «вторую Корею», только с перспективой присоединения одной из ее частей к Турции.

Анкара уже присоединяет сирийский Африн. Вероятно. на Идлиб у нее аналогичные планы. Потому как все иное пока выглядит бессмысленным — Асад не будет свергнут, следовательно, у оппозиции (тем более — разоруженной, а турки обещают сделать ее именно таковой — авт.) нет шансов восторжествовать. Почему же Москва допускает это?

Наш источник в руководстве РФ сообщает, что этот план ранее уже обсуждался. Конфликт действительно замораживается на некоторое время, которое будет потрачено на восстановление тех провинций, что сейчас контролирует Дамаск. Причем, восстановление будет происходить в несколько этапов. Дамаск — приоритет, вслед за ним пойдут районы, располагающиеся в относительной отдаленности от зоны соприкосновения с враждебными силами.

То есть — Дэйр-эз-Зор и Алеппо, несмотря на их стратегическую важность, подождут. Деньги на восстановление пока до конца не найдены, но уже что-то согласились дать иранцы. Китайцы на очереди, только вот они ждут, пока сирийские власти договорятся с курдами по поводу нефтяных полей.

Читайте также

Сейчас переговоры идут полным ходом, но в них активно вмешиваются Штаты. Для России же такой выход сейчас наиболее удобен. Во-первых, Анкара пообещала не допустить химической атаки, о которой говорилось так много. Во-вторых, на встрече, состоявшейся неделю назад, Иран поддержал идею Эрдогана. Так что фактически у РФ не оставалось выбора, иначе были бы риски, что «тройственный союз» потерпит крах.

Турецкий эксперт Керам Йылдырым считает, что Эрдоган и Путин пришли к единственному правильному решению. Главной проблемой для обеих сторон в Идлибе были и остаются террористы. Нас, по всей видимости, ждет совместная операция российских и турецких военных по уничтожению «Джебхат ан-Нусры» и родственных ей организаций. Эти группировки отказались разоружиться и самораспуститься по предложению Анкары, при этом совершают регулярные нападения на представителей союзных Турции формирований и на отдельные части Сирийской арабской армии. Так что ликвидация этой угрозы в интересах обеих государств.

Насчет будущего Идлиба пока ничего нельзя сказать однозначно. Де Мистура (спецпредставитель генсека ООН по Сирии — авт.) представил представителям Турции, Ирана и России так называемый «конституционный список» от оппозиции (представители оппонентов официального Дамаска, которые могут быть включены в совет по созданию новой конституции САР — авт.), но согласия между сторонами по этому поводу пока нет. Когда оно будет достигнуто, станет возможным уверено говорить, что сирийский кризис, в том числе — идлибская проблема, вышел на этап урегулирования.

Вероятно, в основном именно этим Анкара, Москва и Тегеран теперь будут заниматься. К слову, Турция отныне считает основным именно астанинский, а не женевский формат переговоров.


* «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня