Русские «Арматы» в бой «верблюды» поведут

Из-за катастрофической нехватки кадров офицеров в гарнизоны заманивают охотой, рыбалкой и грибными местами

  
86247
Русские «Арматы» в бой «верблюды» поведут
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

На днях в Москве итоги уходящего года подводили руководители военных кадровых органов. Выступивший перед ними статс-секретарь — заместитель министра обороны РФ генерал армии Николай Панков с глубоким удовлетворением так охарактеризовал главное достижение собравшихся в 2018-м: «Военные учебные заведения России вышли на полную ёмкость подготовки офицерских кадров. Впервые в войска прибыл полноценный выпуск молодых лейтенантов. Более 12 тысяч молодых офицеров заняли своё место в строю».

Тут и вправду есть чему радоваться. Выходит, подведен итог очередному длительному периоду безвременья для российского офицерского корпуса? Этот гибельный для нашей армии период начался в 2008 году при прежнем министре обороны Анатолии Сердюкове. Тогда по его инициативе сначала 200 тысяч профессиональных военных, более половины из которых не выслужили установленных сроков, взашей вытолкали из армии. Потом из 64 военных вузов оставили в живых 17. Но и в них два года (2009 и 2010) не проводили наборы курсантов. А когда стало понятно, что оставшихся в войсках лейтенантов впору заносить в Красную книгу как вымирающий вид, Сердюкова все же вышибли из главного кресла в Минобороны. Но гигантские пробоины в кадровом составе Вооруженных сил быстро залатать уже никто оказался не в силах.

Я почему пишу об этом в сотый, наверное, раз? Потому что и те, сердюковские, и нынешние кадровые решения в армии горячо обосновывает и решительно воплощает в жизнь один и тот же человек — генерал армии Николай Панков. Единственный из заместителей министра обороны, доставшийся Сергею Шойгу от его печальной памяти предшественника.

Это сейчас Николай Александрович безмерно рад, что военные училища и академии заработали на полную мощь, а войска получили, наконец, 12 тысяч молодых лейтенантов. А что генерал Панков рассказывал нам на том же посту в интервью «Российской газете» в октябре 2010 года, обосновывая только начинавшийся форменный погром офицерского корпуса?

А вот что: «Прежде чем предложить министру обороны не набирать курсантов, мы провели большую аналитическую работу. Собирали главкомов, командующих, руководителей центральных органов военного управления, в подчинении которых есть вузы. Беседовали с начальниками военно-учебных заведений. На основе этих встреч сделали для себя серьезные выводы».

Как Панков и его аппарат занимались этой арифметикой, названной им самим «большой аналитической работой»? Судя по тому, что нам со слов того же генерала армии стало известно в 2018 году, — с «успехом» заядлого троечника максимум пятого класса.

Во всяком случае, в упомянутом интервью восьмилетней давности заместитель министра обороны как мог успокаивал уже тогда подозревавшую неладное общественность. В 2011 году, сулил нам Панков, прием курсантов в военные училища и академии будет возобновлен. Правда, «в усеченном виде». Забегая вперед, заметим, что «усечение» по Панкову вышло тоже совершенно безголовым: для обеспечение миллионной Российской армии в 2011-м на всю страну было принято всего 1160 курсантов-первокурсников. Стало быть, после пяти лет их обучения, в 2016 году, войска никак не могли рассчитывать и на большее количество лейтенантов. Чего, вообще-то и для одного военного округа маловато будет.

Но дальше, дальше-то… После, как водится, серьезных научных изысканий генерал Панков пришел к выводу, что «в 2012-м выйдем на полную проектную мощность наших вузов в условиях нового облика Вооруженных сил». И набирать на первые курсы военных училищ станем совокупно по 7−7,5 тыс. человек.

Вот скажите: как они на властном Олимпе все это считают? Как можно было в Минобороны надеяться 7 тысячами лейтенантов заткнуть все кадровые дыры в армии, если теперь для этого и 12 тысяч выпускников училищ, как выясняется, совершенно недостаточно? При этом численность Вооруженных сил со времен «сердюковских» реформ остается практически неизменной.

Именно потому одним из первых решений «спасателя» Сергея Шойгу, брошенного в 2012 году латать возникшие в армии бреши, было такое: немедленно резко увеличить набор курсантов в военно-учебные заведения. Прямо с надвигавшегося лета 2013 года. В высшие учебные заведения ВМФ — сразу в пять раз, в Военную академию Ракетных войск стратегического назначения — в 15 раз, в вузы войск Воздушно-Космической обороны — в 20 раз. Вот эти-то курсанты, за пять лет завершившие полные курсы обучения, и стали теми 12 тысячами лейтенантов, которым так радуются теперь военные кадровики.

Надо полагать, крупный кадровый «аналитик» генерал Панков горячо аплодировал и этому приказу своего нового начальника, так многое в военном ведомстве развернувшему вспять.

Увы, дело с подготовкой молодых офицеров в России к тому времени зашло так далеко, что даже экстренных мер, организованных Шойгу, оказалось слишком мало. Или он пришел в министры обороны слишком поздно. Как итог — по всей стране генералы сегодня вынуждены принимать просто чрезвычайные меры для того, чтобы наши взводы и батареи не остались без юных командиров.

Даже простое перечисление шагов, на которые оборонному ведомству приходится идти в последние годы, само собой рождает ассоциации с Великой Отечественной войной. Тогда было все ясно: по всей стране формировались новые дивизии, армии и корпуса, а лейтенанты на передовой поднимали бойцов в атаки считанное количество раз. Дальше им — или фанерная «память» со звездочкой, или плен, или госпитальная койка в тылу.

Но сейчас-то, вроде, не война. А с формированием нашего офицерского корпуса происходит что-то невообразимое. Судите сами.

По словам начальника Главного управления кадров Министерства обороны РФ генерал-полковника Виктора Горемыкина, во всех военных округах начали работу 6-месячные курсы младших лейтенантов. Их скороспелые выпускники уже обидно прозваны в войсках «верблюдами». А все потому, что сокращенное название курсов (КМЛ) очень созвучно названию популярных зарубежных сигарет «Кэмел» с двугорбым животным на пачке.

Известно, что на курсы принимают исключительно хорошо зарекомендовавших контрактников с высшим образованием. Они должны к моменту зачисления на курсы прослужить не менее трех лет на солдатских и сержантских должностях, иметь опыт командования личным составом и быть не старше 35 лет. Готовят их по наиболее дефицитным в Сухопутных войсках РФ воинским специальностям — командиров мотострелковых, танковых взводов, зенитных и артиллерийских батарей.

Но согласитесь: каким азам современного общевойскового боя можно научить за полгода не солдата, не сержанта — офицера? При том, что в этом полугодии будущего лейтенанта ждет только один месяц теории. Остальное — практика в полевых лагерях? И дальше — ты уже взводный. Сам должен учить людей. А если потребуется — вести их в бой. На танках Т-14 «Армата», 152-мм самоходных артиллерийских установках «Коалиция-СВ». Или что там у нас из боевых новинок на подходе среди последних достижений российской промышленности? Далеко мы уедем под командованием даже самых уважаемых и умелых «верблюдов»?

Кроме того, с недавних пор все общевойсковые командные училища Сухопутных войск РФ и единственное оставшееся в России танковое командное училище в Казани пришлось вновь, как это было до 1995 года, перевести на четырехлетнюю программу обучения курсантов. Увы, это удалось сделать только за счет резкого сокращения времени на стажировку будущих офицеров в войсках. Но дало возможность Министерству обороны в 2018 году пополнить Сухопутные войска сразу двумя выпусками лейтенантов — в марте и в декабре. В итоге в полки и бригады в нынешнем году ушло порядка 3 тысяч молодых офицеров. Вдвое больше, чем годом ранее. Но и этого пока совершенно недостаточно.

Далее. Совсем худо дело в России с военными летчиками. В прошлом году, выступая в Госдуме, Шойгу обозначил масштаб бедствия: нашим Воздушно-Космическим силам не хватает порядка 1300 пилотов. Если проще и обобщенно: в среднем 15−20 авиационных полков в России сидят вообще без летчиков. Самолеты есть — летать некому.

Это тоже результат сердюковско-панковских кадровых решений конца минувшего десятилетия. Как следствие — в 2017 году единственное в стране высшее военное училище летчиков — Краснодарское — в 2017-м выпустило всего 60 лейтенантов. А в предшествующие годы выпуск не превышал трех десятков молодых офицеров. Как теперь исправляются давние генеральские глупости?

О, достаточно энергично. Во-первых, нынешним летом выпуск свежеиспеченных летчиков в Краснодаре вырос десятикратно — в 2018-м ВКС и морская авиация получили с Кубани сразу 600 человек. Что, конечно, несколько притупило остроту проблемы. Но вовсе не сняло ее на годы вперед. Особенно с учетом того обстоятельства, что в военной авиации, по сведениям экспертов, ежегодная убыль летного состава по естественным причинам (прежде всего — по возрасту и по здоровью) составляет 6−7%.

Чтобы конкретней — по самым скромным прикидкам, в Вооруженных силах каждый год навсегда оставляют штурвалы не менее 450−500 опытных офицеров. Таким образом, выпускников-кубанцев даже этого года чуть больше, чем вакансий, возникших, когда нынешние лейтенанты учились на одном только пятом курсе.

Когда же армии удастся заполнить те 1300 пилотских должностей, о которых министр обороны с тревогой рассказывал депутатам? Ответ: такими темпами, скорее всего, — никогда. Потому что в нынешнем году к прежним причинам ухода с летной работы в ВКС и ВМФ добавится, скорее всего, еще одна.

В минувшем мае о горячем желании сотнями принимать на работу отставных российских военных летчиков заявил «Аэрофлот». Авиакомпания обещает переучивать их для полетов на Airbus, Boeing и Sukhoi Superjet. Заработки, которые сулят при этом в «Аэрофлоте», способны вскружить головы не только лейтенантам, но и полковникам с генералами. Разовые выплаты командирам воздушных судов — 650 тысяч рублей. Потом по столько же — каждый месяц в виде обычной зарплаты.

В общем, одними только выпусками Краснодарского ВВАУЛ имени Героя Советского Союза Серова мы определенно дело не поправим. Вот поэтому-то в ВКС с 2014 года решились на отчаянный эксперимент. В перспективе становиться воздушными асами стали предлагать офицерам инженерно-технического состава, обслуживавшими боевые машины на аэродромах. Говорят, каким-то невообразимым образом среди них разыскивают «имеющих склонность к летной работе».

Как это делается — загадка. Но выбранных таким образом на полтора года (хорошо — не на шесть месяцев, как «верблюдов»!) сажают за парты в том же КВВАУЛ. И учат. Конечно, не на истребитель четвертого или пятого поколения, а на место второго пилота какого-нибудь «небесного тихохода» вроде военно-транспортного Ан-26.

Ускоренный курс связан с тем, что, дескать, устройство машины бывшие работники аэродромных служб и так знают. А ученого учить — только портить.

В 2015 году таким образом военная авиация получила, по словам генерала Горемыкина (не в обиду начальнику ГУК МО РФ, в данном контексте его фамилия какая-то даже слишком многозначительная, не находите?), 50 новых военных летчиков. Год спустя — еще 49 «пахарей неба». И то хлеб в сложившейся в России ситуации.

От всего этого воинского безобразия солонее всего приходится, конечно, командирам наших дивизий, бригад, полков, кораблей и батальонов. Задачи перед ними по мере усложнения международной обстановки все неподъемнее. А с кем их решать?

Дело доходит до того, что командиры частей и отдельных подразделений сами ищут некогда изгнанных в запас бедолаг, не нашедших себя на «гражданке» и желающих вернуться в строй. Зачастую делается это при помощи интернета или бесплатных газет типа «Работа для вас». Там, среди объявлений о вакансиях поваров, официанток, шоферов и прочих специалистов весьма достойных профессий нынче можно наткнуться и на просто удивительные образцы отчаянного публичного командирского творчества.

Например: «Вакансия. Требуется офицер на должность старшего инженера службы вооружения, категория старший лейтенант, 14 т. р. (тысяч рублей — „СП“), ВУС (военно-учетная специальность — „СП“) 4308003, Камчатка, стаж — год за два, районный коэффициент 1,6, продовольственный паек, ведомственное жилье есть. Охота, рыбалка, кругом лес».

Или вот еще: «Ищу замену на должность начальника смены метеорологической группы (синоптик), 12 тысяч рублей, штатная категория — старший лейтенант, форма допуска- 3, город Ейск, Краснодарский край. Оплачивается поднаём жилья, солнце, море и пляжи бонусом».

Охота, рыбалка, грибы, море и пляжи бонусом… Согласитесь: да просто отбоя не должно быть от желающих послужить Родине в такой армии! Такие тяготы и лишения, да еще за деньги, переносить легко и приятно.

Хотя ничего смешного на самом деле в подобных образцах армейского эпистолярного жанра нет. А как еще прикажите латать кадровые дыры командирам, которых бестолковые наши военные реформы давно поставили на край пропасти?


Военные новости: На вооружение российского спецназа поступит автомат, пробивающий стены

Военные технологии: Укол «Пенициллина» заставит пушки НАТО замолчать навсегда

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Чего вы ожидаете в 2019 году?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня