18+
воскресенье, 4 декабря
Армии и войны

Войны XXI века: Корея против Кореи

Сеул нацелил на северного брата новое оружие

  
898

25 апреля электронный справочник Минобороны РФ «Оружие России» опубликовал сообщение о том, что Вооруженные силы Южной Кореи на островах Пэннёндо и Ёнпхёндо в Желтом море установили 130-мм реактивные системы залпового огня (РСЗО) Kuryong, нацеленные на территорию КНДР. Каждая такая установка оснащена 36 направляющими для пуска ракет, имеющих дальность полета от 23 до 36 км. Это, как полагают в Сеуле, превышает огневые возможности аналогичных систем залпового огня КНДР. «На фоне нынешней серьезной напряженности в межкорейских отношениях эта мера послужит дополнительной защитой от возможных атак со стороны Пхеньяна», — объяснили свои действия в правительстве Республики Корея.

Как известно, две Кореи более 60 лет формально находятся в состоянии войны, хотя в 1953 году было подписано перемирие. Отношения между ними периодически обостряются вплоть до военных стычек. Нынешний конфликт разгорелся в связи с гибелью в марте 2010 года в Желтом море южнокорейского корвета «Чхонан», подбитого, как считают в Сеуле, северокорейской торпедой. В следствии этого 23 ноября в районе острова Йонпхёндо, где проходит спорная линия раздела между КНДР и Южной Кореей, произошел крупнейший в регионе за последние полвека вооруженный инцидент. По сообщениям из Сеула, остров подвергся артобстрелу со стороны Севера, а южане открыли ответный огонь. В результате погибли двое южнокорейских военнослужащих, 17 были ранены. Одна из глубинных причин конфликта в Желтом море — отказ Пхеньяна признать так называемую северную разграничительную линию в Жёлтом море, проведенную в одностороннем порядке США после Корейской войны 1950−1953 годов.

Продолжая анализировать развитие в XXI веке конфликтов, чреватых полномасштабными военными действиями, обратимся сегодня к корейским проблемам.

Истоки противостояния

Южная Корея и КНДР представляют единый народ, искусственно расчлененный 66 лет назад. Напомню, что история этого разъединения начинается с 10 августа 1945 года, когда в связи с неизбежной японской капитуляцией, США и СССР договорились разделить Корею по 38-й параллели, предполагая, что японские войска к северу от неё сдадутся Красной армии, а капитуляцию южных формирований примут США. Полуостров, таким образом, был разделён на северную, советскую, и южную, американскую, части. Предполагалось, что такое разделение является временным.

Однако США, используя базы на юге Корейского полуострова, начали расширять «зону национальных интересов» в Тихоокеанском регионе. Это вызвало противодействие СССР и Китая и спровоцировало вооруженный конфликт между Северной Кореей и Южной Кореей, длившийся с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года (хотя официального окончания войны до сих пор не объявлено). Фактически это была опосредованная война между США и их союзниками и силами КНР и СССР. В состав северной коалиции входили: Северная Корея и её вооружённые силы; китайская армия (поскольку официально считалось, что КНР в конфликте не участвовала, регулярные китайские войска формально считались соединениями так называемых «китайских народных добровольцев»; СССР, который также официально не участвовал в войне, но во многом взял на себя её финансирование, а также отправил на Корейский полуостров части ВВС и многочисленных военных советников и специалистов. Со стороны Юга в войне принимали участие Южная Корея, США, Великобритания и ряд других стран в составе миротворческих сил ООН.

27 июля 1953 года было подписано Соглашение о перемирии в Корее. В целях разделения противоборствующих сторон установлена военная демаркационная линия (ВДЛ), которая пересекает Корейский полуостров по 38-й параллели в 62 км к северу от Сеула и в 215 км к югу от Пхеньяна. Морскую границу между КНДР и РК в акватории залива Канхваман официально согласовать не удалось. США в одностороннем порядке ввели 30 августа 1953 года северную разграничительную линию (СРЛ). Пхеньян не признал СРЛ, считая, что Северная Корея лишилась части акватории, которая могла бы ей принадлежать по Соглашению о перемирии.

Впервые Пхеньян официально потребовал пересмотра границы в акватории залива Канхваман и выступил с притязаниями на ряд островов в декабре 1973 года. Здесь не было никаких амбиций, а преобладали чисто экономические интересы, ведь спорный район богат рыбными ресурсами. В 1977—1978 годах оба корейских государства на основе норм международного морского права приняли односторонние законодательные акты, устанавливающие экономические зоны и 12-мильные территориальные воды, в том числе в заливе Канхваман. Это еще больше запутало ситуацию с СРЛ. В 1999 году северокорейское руководство ввело в одностороннем порядке так называемую «морскую разграничительную линию» (МРЛ), которая проходит значительно южнее СРЛ — по точкам, равноудаленным от побережья КНДР и РК. Кроме того КНДР определила зону военной охраны (в Желтом море совпадает с границей экономической зоны). Водный район к северу от МРЛ, включая прибрежные акватории пяти островов, принадлежащих Сеулу по Соглашению о перемирии, объявлен находящимся под военным контролем Пхеньяна.

Фактически, несмотря на обилие подзаконных актов, вопрос о границе в этом регионе остается неурегулированным, что создает условия для периодического обострения напряженности. В связи с этим КНДР и РК вынуждены содержать в акватории залива Канхваман значительные корабельные группировки. Это только подогревает военную составляющую конфликта. По хорошему, необходим переговорный процесс, который бы в равной степени учел интересы обеих сторон. Но США постоянно препятствуют этому. У них тут свой интерес.

Интересы США

Этот регион всегда интересовал США, а сегодня тем более. Эксперт Фонда стратегической культуры Олег Ревенко считает, что у искусственно подогреваемого корейского конфликта есть современная стратегическая цель — «сдерживание Соединёнными Штатами растущих амбиций Китая на Корейском полуострове и в регионе в целом. Задача-минимум для Вашингтона — поставить Пекин перед трудным выбором: с кем он — с северокорейскими „провокаторами“ или с „цивилизованным сообществом“, осуждающим действия Пхеньяна. И какой бы из этих вариантов ни избрали для себя китайцы, они неизбежно будут в проигрыше, поскольку придется либо конфликтовать с Сеулом и Токио, либо идти на осложнение отношений с Северной Кореей».

Американские СМИ открыто рассуждают о том, что растущая напряженность вокруг Кореи создает благоприятные возможности для продвижения американских военно-политических интересов в регионе, близком к Китаю. США и их союзники давно демонстрируют обеспокоенность по поводу усиливающейся активности китайских ВМС. А ссылки на агрессивное поведение Северной Кореи создают хороший предлог для наращивания гонки вооружений США, Южной Кореи и Японии, что, собственно говоря, уже и происходит. Недавно была проведена серия американско-южнокорейских учений; усиливается и разведывательная деятельность союзников в акватории Желтого моря. Президент США Барак Обама и президент Южной Кореи Ли Мен Бак подписали соглашение о ядерной защите Южной Кореи от северного соседа. Представитель администрации Барака Обамы сделал заявление о том, что Вашингтон не будет препятствовать нанесению Японией превентивного удара по ядерным объектам КНДР, а также поддержит совершенствование сил, предназначенных для повышения мощи такого удара. Впервые после окончания второй мировой войны Стране Восходящего Солнца дан зеленый свет для новой волны милитаризации (правда, ужасные землетрясения приостановили этот процесс). В ответ КНДР развернула подготовку запуска баллистических ракет, способных достигнуть США, и начала выводить свои финансы из зарубежных банков.

Кто начнет первым?

События на Корейском полуострове очень беспокоят мировую общественность. И в первую очередь потому, что здесь, по мнению многих обозревателей, размещены огромные запасы ядерного оружия. Большинство экспертов «боятся» Пхеньяна. Например, руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок так охарактеризовал возможность военной угрозы со стороны Северной Кореи:

— Во-первых, как мне кажется, режим Пхеньяна непредсказуем, поэтому его возможных авантюр стоит опасаться. В-вторых, этот режим загнан в угол. В-третьих, он воинственен.

Но есть и другие мнения. Доктор военных наук Константин Сивков в беседе с корреспондентом «СП» заявил:

— Масштабный военный конфликт здесь вполне возможен, но он будет развиваться лишь в том случае, если это будет необходимо США. Скажем, в целях отвлечения внимания от основных театров военных действий. Или для давления на Китай. Еще одним поводом развязывания войны может стать ситуация, при которой США увидят, что в Южной Корее грядет приход к власти сил, настроенных на мирное объединение с КНДР. Чтобы не допустить этого, они дадут команду спровоцировать войну. При этом зачинщиком станет Южная Корея, поскольку ее руководство действует всегда по указке США.

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов считает, что не просто военная, а ядерная опасность в регионе исходит только от США:

— Американцы искусственно нагнетают ядерные страсти вокруг Северной Кореи. Тут явно просматривается принцип «Держи вора!» Американцы сами создают угрозу ядерной войны в регионе, но раскручивают пропагандистские кампании вокруг КНДР.

«СП»: — Но ведь Ким Чен Ир не скрывает, что создает и даже в некотором виде имеет ядерное оружие?

— Это реакция на нежелание США и мирового сообщества по-настоящему обсуждать угрозы, которые сложились на Корейском полуострове вообще, и в отношении КНДР, в частности. Ведь Ким Чен Ир несколько раз предлагал на солидном мировом уровне обсудить проблемы ядерного оружия на Корейском полуострове. Эти предложения проигнорированы. Между тем, Ким Чен Ир не раз заявлял, что условием прекращения его ядерной программы является удаление ядерного оружия с Корейского полуострова. Как только американцы уберут свои ядерные устройства из Южной Кореи, а так же будут созданы международные гарантии безопасности Северной Кореи, так сразу Пхеньян откажется от разработки ядерного оружия. Ни того, ни другого никто даже обсуждать не хочет. Естественно, Ким Чен Ир не желает оказаться в роли Хусейна или Милошевича. Он загнан в угол, и единственный шанс заставить США оставить страну в покое — создать ядерное оружие. Ким Чен Ир пытается использовать этот шанс.

«СП»: — Разве США имеют ядерное оружие на Корейском полуострове?

— В этом не сомневается ни один серьезный аналитик, хотя западная пресса предпочитает молчать на эту тему. Но проговариваются сами политики. В октябре 2003 года тогдашний шеф Пентагона Дональд Рамсфельд во время визита в Сеул заявил: «Южная Корея превратилась в плацдарм для ядерной атаки и самый большой склад ядерных ракет на Дальнем Востоке». Для дезинформации мирового общественного мнения давление на КНДР объясняется, якобы, заботой о необходимости установления безъядерного статуса Корейского полуострова. Но, до создания КНДР своего атомного оружия Корейский полуостров давно утратил статус безъядерного в силу того, что на американских военных базах в Южной Корее находится такое количество ядерного оружия, что его вполне достаточно, чтобы взорвать планету несколько раз. К тому же, США не собираются уходить с Корейского полуострова, покидать территорию Южной Кореи или даже вывозить своё ядерное оружие со своих военных баз. Поэтому сама постановка вопроса в отношении КНДР лицемерна. Мы, США, за тысячи миль от своей территории имеем право держать в боевой готовности ядерное оружие, а вы, КНДР, на собственной территории не достойны даже пытаться его создавать для своей защиты. При таком варварском уровне международных отношений военные конфликты и даже войны просто неизбежны.

«СП»: — Имеется ли какой-либо международный документ, позволяющий США держать оружие на Корейском полуострове?

— Нет. Это грубейшее нарушение международных норм безопасности.

«СП»: — Ваши прогнозы на ближайшее будущее?

— Ничего хорошего ждать не приходится. Японии развязаны руки для «превентивной» агрессии и для перехода к регулярной армии, что было запрещено международными итоговыми документами после второй мировой войны (лишь катастрофические последствия недавних землетрясений препятствуют этому). КНДР загнана в угол. США жаждут войны для спасения своей экономики, погибающей от передозировки долларовых инъекций. На повестке дня — бойни, бойни, бойни.

Что делать России?

Безусловно, ситуация на Корейском полуострове небезразлична России.

— Обострение ситуации на Корейском полуострове привлекло внимание всего мира к проблемам нераспространения ядерного оружия, несовершенству и разобщенности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, отсутствию международной системы сдержек и противовесов, — говорит Анатолий Цыганок — Стала очевидной необходимость создания прочной системы азиатской безопасности. Первым шагом может стать формирование Азиатской международной многосторонней структуры, в которой ведущие азиатские страны имели бы постоянную площадку для плановых и регулярных прямых контактов на уровне министров иностранных дел, торговли, министров обороны, предложения которых бы по сложным вопросам выносились на форумы руководителей азиатских стран. Ныне существующие АНЗЮС, СЕАТО, Азиатский банк развития. (АБР), Азиатско — Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Ассоциация государств Юго — Восточной Азии (АГЮВА), Комиссия Южно — Тихоокеанского региона (КЮТР), Форум Южно — Тихоокеанского региона (ФЮТР), Южноазиатская Ассоциация регионального сотрудничества (ЮАРС), Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), Центрально Азиатское сотрудничество (ЦАС) не включают все страны Азии, а только государства одного региона. Существующие региональные конфессиальные структуры, как например Конференции исламских государств, тоже не в состоянии решать множество сложных международных вопросов безопасности. По аналогу с ЕС, в Азиатском регионе должно начаться формирование такой всеобщей структуры, но этому всячески противится Вашингтон, принципиально отметая идею многополярного мира. Нравится или не нравится это США, но в этой структуре должны быть представлены все крупные азиатские страны (Индия, Китай, Россия, Пакистан, Корея, Япония, Индонезия, Таиланд, Иран). И Россия призвана возглавить этот процесс.

Для ликвидации окна противоракетной невидимости и неслышимости в Азиатско-Тихоокеанском регион, России следует вывести на орбиту военного космического аппарата, который бы обеспечивал своевременную подачу информации об угрозе ракетного нападения. Одновременно ввести в эксплуатацию РЛС типа «Воронеж» на Дальнем Востоке. Для улучшения ситуации с оценкой определения мощности возможных ядерных взрывов необходимо восстановить систему структур 12-го Главного управления минобороны РФ и национальных технических средств контроля за подземными испытаниями ядерных взрывов, которая была «реформирована».

Из досье «СП»:

Расклад сил в регионе

Здесь четыре страны обладают ракетными и ядерными технологиями — США, Россия, Китай и КНДР. По своему потенциалу Япония близка к этим технологиям.

Россия

Российская группировка включает силы бывшего Дальневосточного военного округа и Тихоокеанского флота. Вооружение: 3900 танков, 6400 БТР и БМП, 3000 арт. систем, 54 отряда ВВС и ПВО — 345 авиамашин. Вооружение Тихоокеанского флота: подводных лодок 24; надводных кораблей — 71.

КНДР

Группировка КНДР насчитывает 847 тыс. личного состава, 2770 танков; 2440 бронетранспортеров; 646 боевых самолетов; 86 боевых кораблей, в том числе 51 подводную лодку.

Особенностью военной доктрины Ким Чен Ира является мощная диверсионно-разведывательная ее составляющая. Военная доктрина КНДР предполагает массированное использование наземных, воздушных и морских диверсионных формирований. Предполагается, что с началом боевых действий начинается заброска воздушным и морским путем десятков тысяч северокорейских диверсантов, которые должны нарушить государственное и военное управление, одновременно атаковать пункты управления, позиции ракетных и зенитно-ракетных частей, баз базирования сил флота, аэродромов базирования авиации, мест дислокации американских войск в Южной Корее, ликвидировать основные объекты инфраструктуры (мосты, туннели, плотины), запасы нефти и газа, блокировать дорожные, железнодорожные, трубопроводные коммуникации. Для этой цели подготовлено в составе Корейской народной армии непропорционально большое количество разведывательно-диверсионных, штурмовых, разведывательных частей и соединений. В составе ВВС — сформированные по образцу японских камикадзе две бригады летчиков-добровольцев. На вооружении этих бригад состоят 140 самолетов J-5 (МиГ-17) и J6 (МиГ-19), стоящих на вооружении с 1952—1953 гг., но способных нести боевой заряд до 2,5 т тротила. Они предназначены для нанесения удара по особо важным объектам. 200 пилотов, проходящих службу в этих бригадах, имеют массу привилегий, по денежному содержанию приравнены к старшим офицерам, но главная привилегия — подчинение лично верховному главнокомандующему — маршалу КНДР Ким Чен Иру.

КНР

На территории Шеньянского военного округа КНР размещаются 4 полевых армии в составе 10 пехотных и 2 танковых дивизий, которые насчитывают 250 тыс. человек. Эта гремучая смесь в совокупности является крупнейшей воинской группировкой в мире.

Южная Корея, Япония и США

На Корейском полуострове дислоцируется около 30 тысяч американских военнослужащих. 4 февраля 2009-го была опубликована новая доктрина обороны Южной Кореи, в которой говорится, что США готовы дополнительно отправить 690 тысяч своих военнослужащих и 2 тысячи боевых самолётов, «если на Корейском полуострове вспыхнет война».

На территории Японии размещено множество американских военных баз вместе с ядерным оружием. Военное присутствие США в Японии стало постоянным с 1953 года, хотя двустороннее соглашение о размещении военных баз было подписано с Японией в 1980 году.

В группировке США, Японии и Южной Кореи около одного миллиона бойцов. Танков около 3,5 тысяч; боевых самолетов около тысячи; более 200 вертолетов; надводных кораблей -102; подводных лодок -14.

На острове Хоккайдо дислоцируется японская Северная армия в составе трех пехотных и одной танковой дивизии, в которых насчитывается: личного состава 45300 человек; 558 танков; 489 бронетранспортеров. Группировку авиации и ПВО на острове составляют части Северного авиационного направления — около 80 боевых самолетов и два зенитно-ракетных дивизиона.

Япония усиленно создаёт противоракетную оборону (ПРО). На создание первой очереди собственной ПРО Токио намерен затратить в ближайшие 5 лет около 5 миллиардов долларов. Японские корабли оснащены американскими ракетами «Иджис», способными сбивать баллистические ракеты в верхней точке траектории. На суше будут развёрнуты 4 батареи закупленных у США зенитных комплексов «Пэтриот», их последняя модификация ПАК-3.

Согласно новой военной доктрине «Основные направления» войска с острова Хоккайдо потихоньку передислоцируются на китайское и северо-корейское направление. Остающиеся на северном японском острове подразделения станут ядром сил, предназначенных для участия в многосторонних операциях за рубежом под руководством ООН и США — по типу военной кампании в Ираке.

Идут переговоры с США о создании на Дальнем Востоке полномасштабной многослойной ПРО с компонентами космического базирования и наведения.

По состоянию на начало 2009 года наземный эшелон ПРО Японии включал восемь зенитных ракетных комплексов «Пэтриот» ПАК-3 (дальность перехвата баллистических целей до 25 км на высотах до 15 км). Четыре этих ЗРК, входящих в состав 1-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона, зоной ответственности которого является Столичный район, развернуты на авиабазе Ирума (30 км северо-западнее Токио). Другие четыре ЗРК, входящие в состав учебного зенитно-ракетного дивизиона, развернуты на авиабазе Хамамцу.

К середине 2010 года предусмотрено довести количество развернутых ЗРК «Патриот» ПАК-3 до 16, что, по расчетам японских военных специалистов, позволит в совокупности с морским эшелоном ПРО организовать противоракетную защиту основной части территории страны. Дополнительные восемь ЗРК «Патриот» ПАК-3 намечены к развертыванию в составе 4-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона (авиабаза Гифу) и в составе 2-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона (авиабаза Касуга).

В составе морского эшелона ПРО Японии на сегодня — два эсминца типа «Конго», оснащенных доработанной под задачи ПРО многофункциональной системой управления оружием (МСУО) «Иджис» и противоракетами «Стандарт-3» модель 1А (дальность перехвата баллистических целей до 300 км на высотах 70−250 км).

Оснащенный системой Aegis эсминец 7-й флотилии США «Кертис Уилбор» несет дежурство в Японском море, что стало первым этапом развертывания американской глобальной системы ПРО. Другие два военных корабля, которым также предстоит выйти в море, пока остаются в порту военно-морской базы Йокосука (Yokosuka) к югу от Токио. Йокосука является базой 7-й флотилии ВМС США, крупнейшей и единственной частью всего американского флота, расположенной за пределами страны. По оценкам военных, эта база находится в пределах досягаемости северокорейских ракет.

Фото: yonhapnews.co.kr

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня