18+
вторник, 6 декабря
Армии и войны

Москва застряла между двух Сирий

Руководство страны не может выбрать, на кого сделать ставку в очередном арабском конфликте

  
25

В понедельник в Москву прибудет советник сирийского президента по политическим и информационным вопросам Бутаин Шаабан. Оппозиция, которая уже несколько месяцев подряд пытается свергнуть на волне «арабской весны» правительство Башара Асада, прибыла в Россию несколько раньше, и уже приступила к переговорам.

Оппозиционеры встретились с российскими официальными лицами: переговоры провёл глава комитета по международным делам Совета федерации Михаил Маргелов. Он же будет встречаться и с представителями Асада — правда, на этот раз не в одиночестве. Согласно официальной информации сирийской стороны, запланировано участие чиновников МИДа и «встреча с российской общественностью».

Тем временем мир уже готовится признать оппозиционеров, как официальных представителей Сирии. К примеру, руководитель пресс-службы госдепартамента США Виктория Нуланд пояснила, что у Вашингтона «есть сомнения» в отношении возможности дальнейшего взаимодействия с президентом Сирии. США, напомнила она, считают, что Асаду «необходимо уйти в отставку, освободив путь для перехода… к мирной, демократической и не расколотой по принципам вероисповедания Сирии».

Свой взгляд на события в Сирии ранее высказал Дмитрий Медведев. Он считает, что России не стоит поддерживать новую резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН. Напомним, ранее Россия поддержала «резолюцию 1973», из-за чего внутри страны даже произошёл небольшой скандал: Медведев высказывался за внешнее вмешательство в дела Ливии, Путин же был категорически против. Потом премьер всё-таки пояснил, что внешняя политика — это прерогатива президента, и конфликт был исчерпан.

В интервью «Евроньюс» по вопросу Сирии Медведев высказался не слишком определённо: с одной стороны, его не устраивает «непропорциональное применение силы, и большое количество жертв». Но и оппозиции, которая стремиться свергнуть Асада, он не верит.

«Те, кто выступает с антиправительственными лозунгами, это не просто сторонники рафинированной европейской демократии, это очень разные люди. Некоторые из них, прямо скажем, экстремисты, некоторые из них могут быть названы даже террористами», — отметил он.

«Мы готовы поддержать различные подходы, но они не должны основываться на одностороннем осуждении действий, собственно, правительства и президента Асада. Они должны подать жесткий сигнал всем конфликтующим: надо сесть за стол, надо договариваться и прекратить кровопролитие», — пояснил Медведев.

Сирийская сторона очень довольна заявлением Дмитрия Медведева. Фахед Камнакеш, шеф-корреспондент сирийского информационного агентства «Сана» в Москве, пояснил «СП», что Дамаск ждёт от Москвы безусловной поддержки и «твёрдости курса».

— Россия — большой друг Сирии, и проявляет интерес ко всему, что там происходит. Вы послушайте, что вчера заявил президент Дмитрий Медведев. «Оппозиционеры — радикалы и террористы», очень хорошее заявление.

«СП»: — Допустим, завтра эта оппозиция всё-таки встанет у власти.

— Мы полностью исключаем такой вариант.

«СП»: — Сейчас Запад обвиняет Сирию в нарушении прав человека, в гибели мирных жителей.

— Вы на Запад не смотрите. У них цель — не права человека, не реформы, не демократия, они заинтересованы в том, чтобы изменить курс Сирии и тем самым решить ближневосточную проблему в интересах США и Израиля. Внутреннюю оппозицию толкают к терроризму, и при этом не поощряют стремление к диалогу.

«СП»: — Поддержка Москвы поможет Асаду?

— Самая лучшая поддержка со стороны России: оставаться на тех же позициях, которые сейчас она занимает — не пропустить в Совете Безопасности ООН западный проект резолюции, направленной против Сирии.

«СП»: — Насколько известно, тех же позиций придерживается и Китай?

— Да, и, кроме того, другие страны БРИКС: ЮАР и Индия. При этом Россия и Китай — постоянные члены Совета Безопасности.


Очевидно, российская власть боится повторения ливийского сценария: когда резолюция ООН будет использована не для введения санкций против правительства, а для развёртывания военной операции и свержения режима путём бомбардировок и ввода спецназа. Впрочем, есть и ещё одна опасность: уже сейчас известно, что новые власти Ливии отказались от многомиллиардных контрактов с Россией. Теперь оппозиция наверняка припомнит Москве и её неуверенность, и поддержку Каддафи. Кремль боится, что в Сирии, случись переворот, будет то же самое.

Фактически, приехавшие на переговоры оппозиционеры уже проговаривают это вслух. В интервью «Коммерсанту» представитель делегации Махмуд Хамза был дипломатичен, однако, затронул эту тему.

«Мы обещаем сохранять и уважать все интересы РФ в Сирии. Но в Москве должны понять, что дружба между Россией и Сирией — это прежде всего дружба с сирийским народом, а не с сирийским режимом», — заявил Хамза. За те полгода, что идёт «народное восстание» в Сирии, «Россия поддерживала, в основном, только официальный режим — тот самый режим, который в глазах мирового сообщества и арабской общественности давно себя дискредитировал».

При этом оппозиционеры призывают Россию не делать те же ошибки, которые страна допустила в ситуации с Ираком и Ливией, и требуют, как заявил председатель исполнительного бюро «Сирийской конференции перемен» Аммар Кураби, «более активных усилий и помощи в выходе из кризиса».

«Россия поздно признала новые власти в Ливии. Это вторая ошибка, первая подобная произошла в Ираке. Мы желаем, чтобы Россия не повторила такую ошибку в третий раз — в отношении происходящего в Сирии», — пояснил Кураби в беседе с журналистами. Это прозвучало почти как угроза.

Представитель оппозиции пожаловался на российские СМИ — по его мнению, они фактически поддерживают режим, и не дают объективной информации о происходящем.

«Всё, что происходит сейчас в Сирии — это насилие со стороны властей и мирная революция со стороны народа. Все новости российских СМИ не отражают действительность», — считает Аммар Кураби. Кроме того, революция — это не исламистское восстание, подчеркнул оппозиционер.

По мнению Кураби, Башар Асад повторяет ошибки Муаммара Каддафи. «Асад сам выбрал этот путь. Диалог сирийских властей с оппозицией не носит серьёзный характер. Они только говорят о переменах и диалоге с народом, а на практике применяют силу и несерьёзно к этому относятся», — говорит политик.

Между тем события в самой Сирии развиваются драматически. По всей стране проходят акции протеста, которые подавляются силовыми методами. Накануне переговоров в город Хомс для разгона «боевиков» (так оппозиционеров называют официальные СМИ) были введены войска.

На данный момент количество жертв среди мирного населения, по подсчётам международных организаций, уже превышает 3000 человек. Впрочем, подобным оценкам вряд стоит доверять: ангажированные «международные организации» обычно показывают то, что им выгодно. В свою очередь в правительстве Асада говорят о потерях среди военных и полицейских, и эти цифры тоже немаленькие — 1300 полицейских и военных.

Как ранее писала «Свободная пресса», ситуация в Сирии далека от идеальной. Режим находится у власти более 40 лет, и за это время в обществе накопилось серьёзное недовольство как экономическим положением в стране, так и отсутствием элементарных прав.

Большая часть экономики Сирии сосредоточена в руках всего 7% населения, деньги элита предпочитает хранить в офшорах. Доходы остального населения редко превышают 300 долларов — то есть прожиточному минимуму в стране.

При этом правительство Башара Асада по сути отказалось от поддержки промышленности и сельского хозяйства, сместив акцент в развитии на банковский сектор. В Сирии вырос гипертрофированный сектор офисной занятости, совершенно неуместный для страны третьего мира. Череда засух окончательно добила фермеров: реальный уровень безработицы в стране — около 20%.

При этом Сирия — страна с достаточно высоким уровнем образования, то есть население в курсе своих прав и своего положения. Подогревает страсти «западная пропаганда» — с момента начала «арабской весны» на территорию Сирии вещает 3 спутниковых канала, которые режим не в состоянии соревноваться в подаче информации.

Самой большой проблемой Сирии может стать религиозная роль — вся власть в стране принадлежит шиитскому течению алавитов (многие мусульмане вообще считают их язычниками), тогда как большинство населения — сунниты. Из призывников-суннитов формируется армия, в то время как все генералы принадлежат к алавитскому меньшинству. Поэтому есть серьёзные сомнения в лояльности простых солдат — фактически, режим может доверять только трём элитным дивизиям, состоящих из алавитов.

В результате переворота Россия может понести не только экономические, но и военные потери. Сейчас в этой стране располагается единственная российская военная база в дальнем зарубежье — пункт материально‑технического обеспечения ВМФ РФ. Порт, где могут причалить для ремонта суда и дизельные подводные лодки, располагается в городе Тартус, в 220 км на северо-запад от Дамаска и менее чем в часе езды к югу от Латакии.

Эта военная база существует с 1971 года. Она создавалась для обеспечения действий флота в Средиземном море — ремонта кораблей, снабжения их топливом и расходными материалами. Пункт материально‑технического обеспечения в Тартусе состоит из плавучих причалов ПМ‑61М, плавмастерской (сменяется каждые шесть месяцев), хранилищ, казармы и различных хозяйственных объектов. Объект обслуживают 50 российских военных моряков. Кроме того, два года назад озвучивались планы создания в Сирии полноценной военно-морской базы (официально площадка в Тартусе не заслуживает такого названия). Проект был запущен в связи с угрозами Украины лишить Черноморский флот РФ базы в Севастополе. Тогда же местную гавань начали чистить драгами и модернизировать, дабы создать там постоянную базу российских ВМС.

Понятно, что лишившись своего последнего союзника на Ближнем Востоке, Россия потеряет выход в Средиземное море. Там будет господствовать флот НАТО. Собственно, перед «арабскими революциями» и ставилась задача — расчистить акваторию от «нежелательных элементов» типа Ливии и России. Наши подлодки, находящиеся в Средиземноморье, могли атаковать нацеленные на Россию авианосцы противника в случае военного конфликта. Уход из Сирии, куда лезут американцы, будет по сути означать, что мы останемся в этом направлении без прикрытия. На средства ПВО, как и на всю армию, после серюковских реформ надежды мало.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня