Армии и войны

Иранский шлагбаум для Ормузского пролива

Способен ли Тегеран перекрыть ближневосточную нефтяную артерию Европы, Индии и Китая

  
217

По мере приближения 30 января, когда на своем очередном заседании Еврокомиссия ЕС намерена открыто объявить о введении эмбарго на закупку иранской нефти, напряжение в районе Персидского залива нарастает. Высокопоставленный представитель военного командования Ирана Масуд Джазаери заявил, что США не смогут в случае необходимости помешать Тегерану перекрыть Ормузский пролив. «Несмотря на информационные кампании и попытки пропаганды, американцам не удастся противостоять действиям Ирана в определенных областях, в том числе включая возможный план (Тегерана) перекрыть Ормузский пролив», — сказал Джазаери журналистам. В ответ в понедельник Белый дом отправил в Тегеран письмо-ультиматум, адресованное духовному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи. По сообщению The New York Times, в нем говорится, что блокирование акватории Ормузского пролива будет расцениваться Вашингтоном как переход допустимых границ — «красной линии». Еще более воинственным был ответ американских военных, пообещавших не допустить каких-либо препятствий для судоходства в регионе. В Персидский залив уже прибыли авианосцы США. Возможно ли в таких условиях перекрытие залива? Есть ли у Ирана средства для достижения этой цели?

Аналогичный сценарий

Для начала нужно напомнить, что четверть века назад, в 1984—1987 годах, Ирану частично удалось реализовать аналогичный сценарий. Тогда инициатором конфликта стал Ирак, подстрекаемый США. В феврале 1984 года Саддам Хуссейн объявил район радиусом в 50 морских миль вокруг нефтяного терминала на иранском острове Харк «закрытой зоной». Он предупредил международные судоходные компании, чтобы они не посылали туда свои суда, которые в противном случае могут подвергнуться воздушному нападению.

Иран заявил, что в ответ перекроет Ормузский пролив. Авианалеты Ирака и нападения на суда Ирана получили название танкерной войны. Она быстро расползлась по Персидскому заливу и Ормузскому проливу, охватив и международные воды. О ее масштабах можно судить хотя бы по таким цифрам: только в 1987 году здесь было атаковано 178 транспортных судов, погибло 108 моряков разных национальностей.

Когда угроза судоходству в заливе стала особенно ощутимой, правительство Кувейта обратилось к странам — постоянным членам Совета Безопасности ООН с просьбой предоставить кувейтским танкерам право плавать под флагами этих государств или передать под фрахт несколько своих танкеров. Советский Союз откликнулся первым. Было подписано соглашение о фрахте трех советских танкеров. Вскоре все они встали на линию. Подобное соглашение подписали и США. Зафрахтованные танкеры, охраняемые боевыми кораблями, составили слабенький ручеек нефти, который струился через иранскую «зону перекрытия залива».

Мне довелось участвовать в конвойной проводке наших торговых судов силами советской индоокеанской эскадры, и, как ни парадоксально, наибольшее беспокойство вызывали у нас «партизанские» лодки местных подразделений Стражей исламской революции. Это были небольшие дюралевые лодки с двумя подвесными моторами, вооруженные нестационарным безоткатным орудием 18−19 веков. Катера на большой скорости подскакивали к танкеру, если его не охраняли боевые корабли. Один из них ложился в дрейф прямо по курсу судна. Слышался резкий звук выстрела, и сразу за ним — приглушенный расстоянием грохот, лязг, треск рвущегося, сминаемого железа. В носовой части надстройки танкера появлялось округлое, словно люк, отверстие, а с соответствующего борта обшивка дыбилась, кое-где разрывалась, свисая металлическими лепестками почти до палубы. Судно стопорило ход. В эфир неслись сигналы бедствия. В это время второй катер, зайдя со стороны борта танкера, делал еще два выстрела в район нефтяных танков. В небо взмывал шлейф аспидно-черного дыма. Количество таких «джонок» на побережье Ирана не поддается никакому подсчету. Думается, они будут беспрепятственно действовать и сейчас в прибрежной зоне.

Успешно действовали на всю глубину зоны танкерной войны и иранские ракетные катера типа «Комбаттант-2» (12 ед. постройки 1977 — 1981 гг.). Они базировались на главной военно-морской базе Бендер-Аббас, находящейся в Ормузском проливе, военно-морской базе Бушир и пунктах базирования Бендер-Шахпур и Бендер-Ланге, расположенных вдоль восточного побережья Персидского залива. В качестве временных пунктов базирования катера иранских ВМС использовали нефтяные платформы, а также строившуюся на побережье Оманского залива военно-морскую базу Чахбехар. Катера применяли противокорабельные ракеты «Гарпун», «Экзосет», «Си киллер», артиллерию 40- и 76-мм калибров, реактивные гранатометы и неуправляемые реактивные снаряды. Действовали они одиночно или небольшими тактическими группами, методами «засады» или «свободной охоты». Имея преимущество в дальности обнаружения крупных судов, катера из «засады» наносили внезапные удары по судам. Были случаи, когда катера наводились на цель по данным береговых РЛС, а иногда и по данным РЛС, установленных на нефтяных платформах. Иранцы не рисковали выходить в атаки на суда, следовавшие в охранении боевых кораблей. Атаковались в основном неохраняемые суда, в утренние или вечерние часы и реже — ночью. Огневые позиции зависели от применяемого оружия и располагались на удалении от 1 до 50 километров от цели. Выполнив ракетную или артиллерийскую атаку, катера на максимальной скорости покидали район. Для внезапности они соблюдали радиомолчание, следовали в район с выключенными ходовыми огнями, а иногда и без опознавательных знаков. В светлое время, чтобы снизить вероятность обнаружения катера по буруну кильватерного следа, сближение с целью осуществлялось на малых скоростях.

В том конфликте широко использовалось минное оружие. Мины устанавливались с десантных кораблей и транспортных самолетов, как правило в темное время суток. Минные банки ставились на узлах морских коммуникаций — на подходах к Эль-Кувейту, у острова Фарси и в Оманском заливе. Но после того, как в пролив вошли советские минные тральщики, а в сентябре 1987 года американскими вертолетами были успешно атакованы иранский десантный корабль и транспортный самолет, занимавшиеся постановкой мин, минирование Персидского залива и Ормузского пролива прекратилось.

Легкой прогулки не будет

Как сегодня могут развиваться события, если Иран все же решится перекрыть Ормузский залив?

— На вооружении ВМС Ирана на данный момент находятся 3 фрегата, 2 корвета, 20 ракетных и 20 торпедных катеров, 13 десантных кораблей, 28 вспомогательных судов, 3 подводные лодки, 22 самолёта и 15 вертолётов. Ясно, что иранский флот не сможет противостоять американскому 5-му флоту, который контролирует этот регион, в открытом бою. Но подводные лодки, мины и быстроходные катера представляют грозную силу, — считает руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок — Кроме того, ВМС Ирана способны вести активные боевые действия в Персидском заливе за счет значительного количества береговых ракетных батарей, оснащенных пусковыми установками ракет HY-2 Silkworm и YJ-2 (известной как C-802). Эти ракеты китайской разработки созданы на основе, соответственно, советской ракеты П-15 и американской ракеты «Гарпун». Дальность стрельбы С-802 — до 120 километров, боезапас 175 килограммов. Вероятность поражения цели ракетой C-802, даже в условиях усиленного противодействия со стороны противника, составляет 75%. При этом малая высота полета, а также комплекс подавления помех, затрудняют задачу перехвата ракеты. Высота полета на маршевом участке траектории составляет 20−30 метров, на конечном участке траектории она снижается до высоты 5−7 метров. У ракеты YJ-2 дальность стрельбы выше — до 280 километров, а вес боезаряда до 225 килограммов. Так что они легко перекрывают пролив.

Нельзя сбрасывать со счетов и авиацию. На вооружении ВВС Ирана находятся 400 боевых самолётов, 100 транспортников, свыше 600 вертолётов, а также 250 ракет Shihab-1, 100 — Shihab-2, 40 Shihab-3. Вся эта армада создаст большие трудности для США.

Если боевые действия все же начнутся, чего в нынешней обстановке исключать нельзя, Иран действительно может нанести своим потенциальным противникам огромнейший урон (хотя впоследствии, вероятно, и будет побежден). Во-первых, боевые действия не ограничатся Ормузским проливом. Объектами авиационных и ракетных атак могут стать расположенные в регионе американские базы, многие из которых находятся в менее 100 километрах от границы с Ираном.

Во-вторых, Тегеран обладает реальными возможностями за счет ракет средней дальности типа «Шехаб-3» дотянуться и до самого Израиля. По данным ЦРУ, таких ракет у Тегерана около десятка ракет, их дальность по разным сведениям составляет от 1 300 до 5 000 км. В принципе ракеты «Шахаб-3» могут нести и ядерные боеголовки, но на данном этапе Иран не располагает ядерным оружием. Зато в распоряжении иранской армии есть боеголовки с химическим, и, возможно, биологическим оружием. Есть информация о том, что якобы Иран возобновил разработку и производство нервно-паралитического газа.

В-третьих, не надо забывать, что далеко не все арабские страны с радостью воспримут известия об атаке на авторитетный для многих Иран. Можно предположить, что сирийские аэродромы могут быть использованы иранской авиацией для нанесения ударов по израильской территории. Кроме того, нельзя забывать и о возможностях радикальных группировок типа «Хезболлы», которая в 2006 году в ходе Второй Ливанской войны оставила Израилю немало неприятных воспоминаний, фактически парализовав своими ракетными атаками жизнь на севере этой страны.

В последнее время появились сообщения о том, что Иран успешно испытал баллистические ракеты большой дальности. Вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин оценивает это таким образом:

— Иран, несмотря на режим санкций, которые на него наложили США и ООН, выполнил совершенно уникальную задачу по созданию своей собственной космической программы. По темпам, с которыми это сделано, можно предположить, что Иран нашел немало путей обеспечения себя запрещенными резолюцией ООН компонентами. Фактически недавний вывод на низкую орбиту научно-исследовательского спутника — это подтверждение того, что Иран в принципе решил вопрос создания межконтинентальной ракеты. Очевидно, что апробирована полная технологическая цепочка по производству носителей. А также и спутников.

На территории Ирана оборудовано два космодрома — Имамшахр и Кум. Так что, вероятно, у Ирана имеется полный замкнутый цикл создания ракет и спутников на собственной территории. С военной точки зрения это свидетельствует о возможностях Ирана доставлять в зону противника ядерное оружие.

Иранский ответ

Германская газета «Бильд» недавно привела данные закрытого доклада BND о том, что будто бы Северная Корея продала Тегерану соответствующие блоки, позволяющие Ирану наносить уже атомные удары по Израилю. В таком случае картина ракетного удара по Ирану для США и Израиля становится не очень-то приемлемой.

Кстати, об этом уже открыто говорят даже натовские военные. Разведывательное управление ВМС США недавно сообщило, что военно-морской флот Ирана достиг уровня, при котором, в случае военной опасности, он сможет легко перекрыть Ормузский пролив.

По сообщениям лондонской Financial Times, британские военные также предупредили правительство страны о грозящей Великобритании опасности оказаться на грани энергетической катастрофы если Ирану удастся все реализовать свои угрозы по блокированию Ормузского пролива.

«Министерство обороны и иные службы отмечают, что половина всего потребляемого Великобританией газа, включая 84% сжиженного газа, поступает в королевство из Персидского залива, — пишет газета. — В результате, по мнению военных специалистов, возможная блокада Ормузского пролива является для Великобритании самым критическим вопросом с точки зрения поставок энергоносителей».

Сегодня многие эксперты признают: военный конфликт в районе Ормузского пролива грозит планете энергетическим коллапсом, поскольку отсюда получают нефть все промышленно развитые державы, включая страны ЕС, США и Китай с Индией. Кроме того, принимая решение о начале войны, руководство США должно понимать, что тем самым оно ставит на замыслах свержения иранского руководства в рамках стратегии «арабской весны» жирный крест. Население Ирана в случае нападения сплотится вокруг своих лидеров.

Вооруженные силы Ирана

Иранская армия в сравнении с прочими странами Персидского залива довольно велика. В ней проходят службу около 350 тысяч человек, из которых 220 тысяч — срочники-призывники. Мобилизационные возможности Ирана, по мнению американских военных экспертов, составляют примерно 7 млн человек, однако, как утверждает руководство страны, при необходимости под ружьё могут встать ещё 20 млн солдат и офицеров.

На вооружении ВС Ирана находятся: свыше 1720 боевых машин пехоты (БМП), свыше 2820 танков, 1800 орудий полевой артиллерии, свыше 4000 миномётов, 765 реактивных систем залпового огня, свыше 3050 средств ПВО (2К12 «Куб», С-200 «Вега», Тор-М1, 3СУ-23−2 «Енисей», и т. д.). А также 84 ПУ тактических ракет 250 Shihab-1 (Scud-В), 100 Shihab-2 (Scud-C), 40 Shihab-3 (Zelzal-3).

Возможные действия сил НАТО

Сейчас американцы стягивают в район возможных боевых действий крупные силы. Как мы уже сообщали, накануне Нового года США направили туда ударную авианосную группу во главе с авианосцем «Джон Стеннис». В начале января в Аравийское море, омывающее юго-западные берега Ирана, прибыла еще одна авианосная ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем «Карл Винсон». 10 января туда же направился авианосец «Авраам Линкольн» вместе с ракетным крейсером «Мыс святого Георгия». В корабельную группу входят также два ракетных эсминца «Момсен» и «Стерретт». Кроме того, ВМС США перебросили в район Персидского залива амфибийно-десантную группу кораблей и экспедиционный батальон морской пехоты.

Если дело дойдет до войны, на стороне США, вне всякого сомнения, выступит Великобритания. Лондон уже направил в Персидский залив эсминец «Дэринг». Главной задачей кораблей подобного типа является обеспечение защиты флота от нападения с воздуха. А всего в этом районе на данный момент находятся в общей сложности 9 английских кораблей, среди которых 4 тральщика-миноискателя, патрульно-гидрографический корабль и 3 транспорта снабжения. Вполне возможно, что к операции подключатся и другие страны НАТО, а также Израиль.

По мнению ряда экспертов, война с Ираном будет развиваться по югославскому сценарию. То есть сухопутные соединения (за исключением спецназа) вводиться не будут. Удары по целям в Иране нанесут авианосные группы и силы ВВС, используя высокоточные крылатые ракеты морского и воздушного базирования. При этом флотская авиация не будет заходить в зону действия иранских ПВО. Бомбардировки продолжатся до тех пор, пока Тегеран не запросит перемирия.

Но в этом случае есть опасность, что подразделения Ирана нанесут удары по базам США в Афганистане.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня