Армии и войны

Режиму Асада осталось полгода

Сирия распадется в 2013 году

  
1267

Радикальная сирийская оппозиция указала Кремлю на его место. Глава Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС) Муаз аль-Хатиб заявил в интервью Al Jazeera, что не приедет на переговоры в Москву из-за позиции России в отношении режима Башара Асада. Официальное приглашение встретиться аль-Хатибу направил глава МИД РФ Сергей Лавров — через спецпредставителя президента России по Ближнему Востоку Михаила Богданова.

В своем интервью аль-Хатиб потребовал от России публичного осуждения режима Асада. «Россияне должны четко заявить о том, что они осуждают жесткость режима в Сирии и расстаются с президентом Сирии Башаром Асадом. Это является условием для любых переговоров», — бескомпромиссно заявил аль-Хатиб.

Ранее, в начале недели, НКСРОС выступила и против плана по урегулированию сирийского конфликта, в разработке которого принимала участие Россия. Согласно плану, в Сирии предлагалось сформировать переходное правительство из представителей власти и оппозиции, которое провело бы парламентские и президентские выборы. 25 декабря соответствующий документ привез в Дамаск спецпосланник ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) Лахдар Брахими.

Означает ли демарш НКСРОС, что наступающий 2013 год станет последним для Башара Асада и для Сирии?

— Сирийской оппозиции не нужны переговоры, — уверен политолог, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский. — Аль-Хатиб сказал: пока русские не извинятся — диалога не будет. Ясно, что он в жизни не дождется извинений. Это уловка, и весьма неуклюжая, чтобы сорвать переговоры с Москвой. А зачем, с другой стороны, ему переговоры? Сирийская оппозиция уверена, что каждый прожитый день приближает ее к победе. Зачем же ей вести переговоры, в ходе которых предлагается оставить Башара Асада в роли номинального президента до 2014 года, создавать коалиционное правительство?! Оппозиция уже чувствует, что ветер дует в ее паруса, что ей светит победа. Я уверен, что не будет ни переговоров, ни извинений.

Должен заметить: даже если бы Москва решилась на переговоры, это ничего бы не изменило. В гражданской войне — а в Сирии идет гражданская война — не бывает компромиссов, диалогов или коалиций, один противник просто съедает другого. Поэтому все в Сирии решиться на поле боя, и уже сегодня ясно, что не в пользу Башара Асада. Его время подходит к концу. Асад, может быть, продержится еще полгода, но исход борьбы не вызывает сомнений.

«СП»: — То, что мы поддерживали Асада, было нашей ошибкой?

— Это будет ясно потом. Сейчас мы не знаем, как именно все закончится. Во всяком случае, можно сказать одно. Если бы два года назад Россия поддержала резолюцию Совбеза ООН и не стала бы накладывать вето (Совбез ООН несколько раз пытался принять резолюцию по ситуации в Сирии, но Россия и Китай всякий раз накладывали на нее вето, — «СП») — возможно, Башар Асад понял бы безнадежность своего положения. В этом случае, он, возможно, уехал бы из страны, и война в Сирии давно бы закончилась.

«СП»: — Вы считаете, это был бы хороший вариант?

— Ничего хорошего не было бы, но было бы лучше, чем теперь. Потому что каждый день, каждая неделя войны усиливает самую радикальную часть оппозиции — отморозков, головорезов из «Аль-Каиды», людей Бен Ладена. Это самые лучшие бойцы — бесстрашные, умирающие за веру. Они ничего не боятся, у них высокий моральный дух. Чем дольше продолжается война, тем сильнее их авторитет в оппозиции и выше шансы, что именно они придут к власти в Дамаске.

«СП»: — Как на такую возможность смотрит Запад?

— Это страшно беспокоит Запад, особенно Америку. В этом случае на Барака Обаму обрушатся все шишки — получится, в результате американской политики к власти приходят те самые люди, которые пять лет назад убивали американских солдат в Ираке. Поэтому американцы будут делать все, чтобы ситуация не пошла по такому сценарию, но это не так легко сделать. Повторяю: чем дольше идет война, тем больше люди «Аль-Каиды» — наиболее боевые и эффективные — выходят на передний план.

Два года назад, если бы мы не наложили вето, можно было попытаться сделать так, чтобы приличные люди и с той, и с другой сирийской стороны уселись за стол переговоров и организовали коалицию. А теперь поздно — шансы упущены.

«СП»: — Много ли потеряет Россия с потерей Сирии?

— Сирия для нас уже потеряна. Поэтому нам безразлично, сколько еще сирийцы будут воевать. Если бы сейчас наше руководство пошло на то, чтобы солидаризироваться с Америкой и надавать на Башара Асада, заставить его уйти, это выглядело бы, как капитуляция. Путин в этом случае потерял бы лицо, он был бы лузером, проигравшим. Поэтому, с точки зрения Москвы, пусть лучше война продолжается сколько угодно. Если Асад проиграет, можно будет сказать: «Мы поддерживали его до конца, мы своих не сдаем, мы его не кинули. Победили турки, арабы и американцы — но что против них поделаешь»?!

Важна ли была для нас Сирия? Это был наш единственный партнер на Ближнем Востоке, сейчас там не на кого опереться. Большинство арабских стран выступает против Башара Асада, и заодно против России, которая его поддерживает. Так что мы потеряли все позиции, которые имели на Ближнем Востоке. Но в жизни такое бывает. Думаю, Россия проживет и без Сирии…

— С потерей Сирии Россия ничего не теряет, кроме головной боли, — возражает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. -Заявление аль-Хатиба показывает: то, как Россия оценивает собственную роль в мировой политике, не соответствует тому, как оценивают нас. На это можно обижаться, но ситуация проста. Либо за вашей страной стоит сила, к вам боятся подойти и уважают ваши позиции. Либо — нет. Россия — давно уже не одна из великих держав, и с этим фактом надо считаться.

«СП»: — Будем ли мы разговаривать с сирийской оппозицией?

— Это целиком зависит от воли начальства. Если тема переговоров не слишком интересует руководство нашей страны, решать будет аппарат МИДа. Что конкретно они решат, предсказать не берусь.

«СП»: — Есть ли шансы, что мы согласимся, что Асад плох, и откажемся от плана урегулирования, в разработке которого принимали участие?

— А зачем? Сирийская оппозиция хочет Асада добить, отказывается обсуждать любые компромиссы. О каком урегулировании при таком подходе может идти речь?! Чтобы перебить своих противников, Башару Асаду Россия не нужна. С другой стороны, Россия не нужна и для свержения Асада — для этого хватает тех, кто сейчас поддерживает «солянку», именуемую сирийской оппозицией. Вот и получается, что место России — в стороне.

На мой взгляд, с потерей Сирии Россия ничего не теряет, кроме головной боли. Можно сказать, в Сирии мы потеряли некоторые иллюзии — вдруг обнаружили, что ничего, кроме места в Совете Безопасности ООН и ядерного оружия у нас нет. Особых потерь для российской экономики утрата Сирии не означает. Торговый оборот между нашими странами составляет примерно 2 млрд. долларов в год. На фоне нашей торговли с Германией, Финляндией и Нидерландами — это меньше, чем ничего. Пострадают разве что пара-тройка генералов, которые работают над поставками Сирии материально-технического снабжения.

«СП»: — Как в 2013 году будет развиваться ситуация в Сирии?

— Будет продолжаться гражданская война, которая закончится свержением режима Асада и распадом Сирии. Победить своих врагов Башар Асад сможет только с помощью чуда…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня