Армии и войны

У Пентагона на войну денег нет

За финансами придётся обращаться в конгресс, а его лидерам не нравится отсутствие четких задач кампании

  
5664

Всю прошлую неделю в политическом истэблишменте Вашингтона циркулировали устойчивые слухи о том, что Обама медленно, но верно, склоняется к тому, чтобы нанести по Сирии ракетно-бомбовый удар без согласия конгресса. В пятницу он отрядил своего госсекретаря Керри на произнесение пламенной речи, в которой тот назвал Асада «бандитом и убийцей».

И вот, суббота и: «Я буду добиваться одобрения применения силы от представителей американского народа в конгрессе… Все мы должны быть в ответе за то, как мы продвигаемся вперёд, а это может быть достигнуто только голосованием».

После того, как эти слова были произнесены, телеканал NBC сообщил, что свою прежнюю позицию Обама поменял — вопреки советам всей внешнеполитической команды. Произошло это тоже в пятницу во время прогулки Обамы по южной лужайке своей вашингтонской резиденции в обществе Дениса Макдоноу, шефа аппарата сотрудников Белого дома, всего через несколько часов после речи Керри.

Когда-нибудь, возможно, станут известны обстоятельства той беседы и причины, побудившие Обаму на этот шаг. К миролюбию это, конечно же, отношения не имеет. Палец Обамы всё ещё на спусковом крючке.

В свете произошедшего обращает на себя внимание публикация в дочернем издании газеты The Washington Times — The Washington Free Beacon. В ней речь идёт о том, что Минобороны США просто не в состоянии оплачивать текущие расходы, связанные с нападением на Сирию. Чтобы получить деньги, Пентагону придётся обратиться в конгресс за дополнительным финансированием.

Не исключено, что именно нехватка средств, а вовсе не приверженность конституции, не здравый смысл и не соображения гуманизма (к американским политикам это категория неприменима в принципе), заставили Обаму ранее говорить о том, что удар по Сирии будет «ограниченным» по времени и масштабам воздействия, а сейчас — обратиться к конгрессу за одобрением своих действий.

Характерен следующий факт. Министр обороны Чак Хэйгл, заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов адмирал Джеймс Уиннефелд и другие высокопоставленные чиновники белодомовской администрации во второй половине прошедшей недели вели для лидеров конгресса интенсивные телефонные брифинги. Но в ходе этих брифингов для руководителей законодательной власти, выделяющей средства на содержание президентской администрации, не была раскрыта стоимость запланированного удара по Сирии с использованием крылатых ракет, размещённых на кораблях ВМС США в Средиземном море.

Между тем, ещё 19 июля в своём письме сенатскому комитету по делам вооружённых сил председатель Объединённого комитета начальников штабов генерал Мартин Демпси сообщал, что военная операция может вылиться в сотни миллионов или в миллиарды долларов — в зависимости от количества применяемого личного состава, вооружений и от продолжительности сроков операции.

Например, расходы на подготовку сирийской оппозиции Демпси оценил в 500 миллионов долларов ежегодно. «Ограниченный» ракетно-бомбовый удар с воздуха — в миллиарды. Поддержание «бесполётной зоны», по его прикидкам, влетит примерно в миллиард ежемесячно, а ежемесячные расходы на использование войск специального назначения для «установления контроля над сирийским химическим оружием» превысят миллиард.

От сотрудников конгресса, посвящённых в детали обсуждения проблемы, стало известно, что лидеры конгресса без особых симпатий относятся к намерениям Белого дома запросить у законодателей дополнительные средства. Слова высоких чинов из Пентагона о том, что, в отличие от ситуации с Ливией в 2011 году, у их ведомства нет текущих средств для нападения на Сирию, — бальзам на души лидеров конгресса. Дело, конечно, не в каком-то особом миролюбии сидельцев Капитолия. В Вашингтоне один кровожадный ворон другому глаз не выклюет. Просто в конгрессе — а американцы очень хорошо знают, что злорадство относится к положительным эмоциям — испытают особое наслаждение от того, что за деньгами обратится та самая администрация, которая ранее сокращала расходы на военные нужды.

Так, во время первого срока Обамы его администрация сократила военный бюджет на 487 миллиардов долларов. Ещё 55 миллиардов было сокращено при секвестре, наложенном конгрессом. Будущий финансовый год предполагает дополнительное сокращение также на 55 миллиардов.

И эти сокращения администрация Обамы проводила не из любви к миру. Просто хотелось войти в историю в качестве президента, исполнившего хоть какие-то свои предвыборные обещания. А эти обещания, давшие Обаме голоса американцев, провозглашали строительство мостов и дорог вместо ведения войн, создание новых рабочих места в промышленности, внедрение инновационных производств, отмену приватизации системы социального обеспечения. Были среди них и обещания вывести войска из Афганистана и Ирака, а также закрыть позорную «пыточную» — тюрьму в Гуантанамо.

Однако имеем то, что имеем — лауреат нобелевской премии мира ведёт дело к войне. Только на этот раз президент США намерен повязать кровью ещё и конгресс.

Про бедного Обаму то и дело приходиться слышать и читать, что он находится «под огромным давлением»… Интересно, от кого это давление исходит и в чём оно выражается? Замечательная статья Конора Фридерсдорфа в журнале «The Atlantic» поясняет: американские масс-медиа такими вопросами даже не задаются. Всё, что они делают, так это твердят о каких-то «нарастающих призывах» покарать Сирию и Асада. И это при том, что, как показывают опросы общественного мнения, проведённые агентством «Рейтер», примерно 60% американцев высказываются против вмешательства США в гражданскую войну в Сирии и лишь 9% считают, что Обама «должен действовать». За военное решение вопроса выступает крошечное меньшинство живущих в Вашингтоне «людей, мнение которых имеет значение». Среди этой кучки людей престиж Обамы падёт, если он от ракетно-бомбового удара по Сирии откажется. Если Обама поступит именно так, его престиж в глазах большинства американцев только возрастёт.

Блестящий американский политолог, профессор Гарвардского университета, специалист по международным отношениям Стивен Уолт предложил свой путь «творческого» выхода из сложившейся ситуации, в которую Обама сам себя загнал, начертив дурацкую «красную линию».

Уолт предлагает вашингтонской администрации, используя кризис вокруг химического оружия, выступить с дипломатической инициативой — передать вопрос в Совет Безопасности ООН. Там все могли бы ознакомиться с теми данными, которые имеются у американского разведсообщества. Затем, если на то будут основания, можно было бы передать дело в Международный уголовный суд. А вместо нанесения карательных ударов по Сирии, которые, как всем ясно, никакого положительного результата не дадут, пригласить на международную конференцию по сирийскому урегулировании Евросоюз, Россию, Китай, Турцию и — это особенно важно — Иран. В этом случае Иран был бы официально признан региональной державой, которой он всё равно является, чтобы ни говорили вопреки этому. Тегеран обрёл бы реальную конструктивную роль, как и все остальные участники предлагаемого предприятия.

Это, конечно, не решило бы поставленной Вашингтоном, Парижем, Анкарой и сирийской оппозицией задачи по выдавливанию Асада. Но эту задачу не решит и «ограниченный» удар крылатыми ракетами и бомбами.

Весьма сомнительно, чтобы официальный Вашингтон внял совету Уолта.

Но может быть, его идея пригодится Москве? Здесь с идеями как-то тоже не очень густо…

Фото: whitehouse.gov

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня