Армии и войны

Минобороны бряцает словами

Годятся ли наши гвардейские дивизии для чего-нибудь, кроме парадов?

  
19777

Оборона России крепнет прямо-таки на глазах. Такой вывод, очевидно, следует из бравого заявления командующего 20-й общевойсковой армией Западного военного округа генерал-майора Александр Лапина. Побывав с итоговой проверкой в подмосковной 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии ЗВО, Лапин остался страшно доволен увиденным. И высказался: «К 2017 году после поэтапного перевооружения 4-й танковой дивизии в соответствии с планом, утвержденным верховным главнокомандующим Вооруженных сил Российской Федерации, дивизия по своему потенциалу сможет конкурировать с лучшими механизированными дивизиям блока НАТО». Чем тут же породил уйму вопросов.

Заметим сразу: 4-я гвардейская — вообще-то единственная танковая дивизия в Вооруженных силах России. После сердюковских реформ нет больше у нас ни одной — на всем протяжении от Калининграда до Владивостока.

Так велика ли будет польза для Родины, если боевой потенциал кантемировцев в лучшем случае через четыре года все же и вправду сравняется с потенциалом всего лишь одной механизированной дивизии НАТО? Да их там только в боевом составе Сил быстрого реагирования Североатлантического альянса восемь (механизированная и бронетанковая дивизии Великобритании; бронетанковая дивизия США; танковая дивизия ФРГ; две механизированных дивизии Турции; мотопехотная дивизия Греции и национальные СБР Испании в составе трех отдельных бригад (эквивалент одной дивизии)! Еще около сорока дивизий — в так называемых Главных оборонительных силах альянса.

И потом: почему генералу Лапину пришло в голову сравнивать боевые возможности нашей танковой дивизии с механизированным аналогом в НАТО? Он в ближайшем перспективе собирается воевать с альянсом? Чем? Ведь у нас, к примеру, на огромном пространстве от Питера до побережья Баренцева моря всего две бригады — 138-я отдельная мотострелковая в Каменке под Санкт-Петербургом, и 200-я отдельная мотострелковая в сотнях верст от нее — в Печенге на Кольском полуострове. Между ними — только пограничные наряды.

Нас спасает только одно: у Запада, судя по всему, нет ни малейшего желания в ближайшие годы воевать с нами. Вот что говорил «Свободной прессе» на этот счет заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

— Все хорошо видно по тому, как европейские союзники США ведут, а точнее, не ведут войну в Афганистане. Европейцы там вообще никак не воюют. То, что европейцы делают в Афганистане, называется саботаж. Сытая Европа не хочет воевать вообще ни с кем. Там пацифизм давно стал государственной идеологией. И плюс вооруженные силы сокращены сверх всякого возможного предела. Если не брать Грецию и Турцию, которые готовы между собой драться в любой момент, больше ни одна европейская страна самостоятельно воевать уже не может. Это официально признается даже наиболее верной американцам Великобританией. В ее официальных документах записано, что Великобритания способна теперь вести боевые действия только в составе коалиции. То есть вооруженные силы у европейских государств стали настолько маленькими, что никто из них самостоятельно воевать не сможет. Даже если захочет.

Однако даже и воюющие пока американцы намерены сильно сократить свои сухопутные войска. По планам Пентагона, как раз к 2017 году из существующих у них ныне 45 общевойсковых бригад останется только 33. В Европе уже в нынешнем году вместо теперешних четырех американских бригад будет две (одна — в Германии, другая — в Италии). Да и дивизий на все вооруженные силы у них на сегодня всего десять.

Поэтому сравнивать Кантемировскую дивизию с натовской, конечно, можно. Но не для того, чтобы определить, кто кого через четыре года одолеет, допустим, во встречном сражении. Поскольку во встречное сражение с западными танкистами никто не верит. Скорее всего, даже сам генерал Лапин, даже его начальники в Минобороны. А сравнивают так, вообще… Как маленькие дети задаются вопросом: «Кто сильнее: слон или тигр»?

То есть, сражаться с НАТО кантемировцам вряд ли придется даже и в 2017 году. Однако это, безусловно, не значит, что никаких военных угроз перед Россией нет, и вскоре они не появятся на других стратегических направлениях. Поэтому все же поинтересуемся: каким волшебным образом единственная российская танковая дивизия к недалекому 2017-му будет ударными темпами выведена на уровень мировых образцов? А с ней, надо полагать, и все Сухопутные войска страны. Потому что одной дивизией нам не отразить даже нашествие каких-нибудь афганских талибов.

И что обнаружим? А выяснится, что вообще-то на самом деле никакой 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии на сегодня пока нет в природе. Она была до 2009 года. Правда, в хилом состоянии, имея развернутым всего один полк. Остальные — сокращенного состава.

Незадолго до этого в министры обороны смело шагнул Анатолий Сердюков и в Вооруженных силах началась вакханалия, почему-то легкомысленно названная Кремлем военной реформой. Дивизии велено было истребить как класс, превратив их в бригады. Всего за пару лет в Сухопутных войсках России их осталось около сотни. Однако из них мотострелковых и танковых всего 40, остальные — были предназначены для обеспечения и поддержки.

Бывший командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа в 2003—2006 годах, генерал-лейтенант Виктор Соболев итоги этого «реформирования» оценил так:

— Чем бригада отличается от полка? По боевым возможностям — ничем. По обслуживанию и обеспечению она имеет фактически дивизионный комплект. В реальной войне с цивилизованными армиями бригадой очень трудно управлять, с ее громоздким тылом.

Ну, а если суммировать все, на что способны будут эти послереформенные соединения? По генералу Соболеву получилось так:

— Если придерживаться старой терминологии, сейчас в Сухопутных войсках осталось всего 10 дивизий на всю Россию-матушку… С таким отношением к обороне и безопасности государства мы и остатки своей территории потеряем. Сухопутной армии у нас фактически нет. Нужен план строительства этой армии, или в ближайшем будущем мы останемся без страны.

Естественно, в этом затеянном Сердюковым военно-бюрократическом вихре не уцелела и Кантемировская дивизия. Вместе с другими усохла до танковой бригады.

В ноябре прошлого года над обезумевшими от бестолочи перемен войсками взметнулся штандарт спасателя Сергея Шойгу. Оборону решено было срочно укреплять. Сергей Кужугетович велел к 2020 году дополнительно сформировать еще 26 бригад. Из них — 4 разведывательных и 16 — армейской авиации. Отобрав, таким образом, боевые вертолеты у ВВС и передав их туда, где до Сердюкова были всегда — в Сухопутные войска. И тем поставив под сомнение еще одну страницу нашей незадачливой военной реформы.

Но и перемены по Шойгу стали получаться какими-то судорожными. Он вспомнил про порушенные дивизии и велел их немедленно возродить. Для начала хотя бы две — Кантемировскую и Таманскую. Причем, почему-то — к майскому параду Победы 2013 года.

Почему именно эти? Кажется, этого не понял никто. Заговорили что-то о славных боевых традициях таманцев и кантемировцев. И стали ждать, что и другие мощные российские соединения появятся не только у столичных парадных площадок, но и где-нибудь поближе к государственной границе. Хотя бы — к той, что с Китаем. Так, бывший начальник Главного управления Сухопутных войск генерал-полковник Юрий Букреев сказал:

-- Решение о восстановлении двух прославленных дивизий в Западном военном округе — 2-й Таманской мотострелковой и 4-й Кантемировской танковой — и поэтапное формирование новых дивизий на Дальнем Востоке, на мой взгляд, это — разумное и своевременное решение. Ограничиваться в структуре Вооружённых сил только бригадами, как показало время, — это распылить силы и средства армии. На оперативных стратегических направлениях целесообразно иметь в составе войск разумное сочетание общевойсковых и танковых дивизий и бригад.

Но прошло полгода — ничего кроме Таманской и Кантемировской дивизий у нас так и не появилось. Ни на границе с Китаем — нигде.

Ладно, но хоть эти-то гвардейские соединения существуют не только на бумаге? В этом большие сомнения. Потому что из бригад склепать дивизии обратно не так просто. Необходимо заново переделать тысячи руководящих документов — инструкции, наставления, руководства, боевые уставы. Ввести новые нормативы. Отработать взаимодействие между воссозданными полками и частями обеспечения. Заново сформировать части и подразделения дивизионного обеспечения и тыла.

Для всего перечисленного каждому новому соединению дополнительно нужны сотни офицеров. А где их взять, если еще в 2012 году во все военные училища Сухопутных войск была принята всего 1000 человек? В нынешнем году прием увеличен сразу втрое, но это лейтенантское пополнение ждать годами.

Далее. Да, в последние годы в нашу армию все гуще пошли новая техника и вооружение. Но Сухопутные войска и тут оставались пасынком Минобороны. Им не доставалось практически ничего. Все, что могла дать армии обессилившая за годы финансовой бескормицы оборонка, шло в РВСН, ВМФ, ВВС и ПВО. Про пехоту и танкистов, как водится, вспомнили в последнюю очередь. От общего финансового пирога на перевооружение, составляющего (по плану) 20 триллионов рублей к 2020 году, им досталось лишь 16%.

Стоит ли удивляться, что в нынешнем году перед Сухопутными войсками задача поставлена более чем скромная: к концу нынешнего года иметь хотя бы 28% вооружений, которые можно считать современными. Эта беда в полной мере и Кантемировской дивизии, основу боевой мощи которой по-прежнему составляют танки Т-80У, состоящие на вооружении с 1976 года.

Тогда на чем основан казенный оптимизм Минобороны насчет успешной конкуренции с дивизией НАТО к 2017 году? Возможно, на том, что по плану в 2015 году в войска с «Уралвагонзавода» начнет поступать новый основной боевой танк на основе унифицированной тяжелой платформы «Армата». Однако, во-первых, от наших планов до реальной действительности обычно долгая дорога. И вся в бюрократических ухабах.

А во-вторых — сумеем ли мы те «Арматы» даже при нынешних сиротских темпах перевооружения понаделать хотя бы на одну Кантемировскую дивизию? Если — да, готов извиниться перед генералом Лапиным за свои нынешние сомнения.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня