Армии и войны

Под американским адовым огнём

Правозащитники из Amnesty International и Human Rights watch документируют военные преступления американцев

  
3383

Вечером 29 августа 2012 года пятеро мужчин собрались в роще финиковых пальм за мечетью деревни Хашимир на юге Йемена. Несколько мгновений спустя американский беспилотник выпустил по группе три ракеты Hellfire. Четверо были разорваны на куски и погибли мгновенно. Пятого, пытавшегося отползти, накрыла четвёртая ракета, и его пригвоздило осколком к стене здания.

Одним из собравшихся был Салим бин Али Джабер, отец семерых детей, местный священнослужитель, который давно выступал против «Аль-Каиды на Арабском полуострове» (Al-Qaeda in the Arabian Peninsula, AQAP). С ним был его двоюродный брат Валид бин Али Джабер, местный полицейский. Как рассказали родственники убитых, за несколько дней до этого на проповеди в местной мечети Салим гневно осуждал террористические методы боевиков Аль-Каиды, и те потребовали встречи с ним. Валид и вызвался присутствовать, чтобы обеспечить безопасность Салима.

2 сентября 2012 года. Йеменские крестьяне, работавшие в поле, увидели, как дрон, круживший до того над ними, выпустил ракеты по машине, перевозившей грузы и местных жителей между деревнями Сабул и Рада. Прибежав к месту трагедии, они обнаружили обуглившиеся тела, разлетевшиеся из машины в разные стороны. У четверых оторвало головы, многие были разорваны на части. Все 12 погибших были местными жителями, возвращавшимися с базара или после визита к врачу. Никаких террористов среди не было.

Описания этих и им подобных инцидентов содержатся в докладах двух правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch - «Will I be next?» («Буду ли я следующим?») и «Between a Drone and Al-Qaeda» («Между Дроном и Аль-Каидой»). Оба доклада опубликованы 22 октября и посвящены боевому применению американцами беспилотных летательных аппаратов в 2012 и 2013 годах в Пакистане (Северный Вазиристан) и Йемене.

Холодный цинизм и бесчеловечная жестокость американцев с особой силой проявляются в таких способах использования дронов, когда убийцы даже не пытаются установить личность убиваемых. Эти тактические приёмы применения беспилотников официально приняты на вооружение уже несколькими администрациями американских президентов, и нынешняя, обамовская, от них отказываться не собирается.

Первый способ («signature strikes») основан на использовании определённых поведенческих признаков, которые в совокупности можно назвать «подписью» (signature). Второй способ («rescuer attacks») вообще за гранью добра и зла. Это — нападение с помощью дронов на людей, собравшихся на месте инцидента после первого удара с целью вынести трупы или оказать помощь пострадавшим.

Оно бы, может, и ничего, но беда в том, что схемы эти существуют лишь в головах американцев, которые их изобрели.

Например, к террористическим признакам в Пакистане американцы относят наличие у подозреваемых бороды и оружия, нахождение подозреваемых в составе группы, передвижение групп на транспортных средствах и другие. На первый взгляд, эти признаки действительно присущи террористам. Только вот дело в том, что Северный Вазиристан — это не какой-нибудь картофельный Айдахо, а племенная территория с особым статусом и специфическими традициями, где любой появившийся без оружия — уже не жилец. А мужчин без бород там просто не бывает. Кое у кого имеются машины. В группы — нередко передвигающиеся на машинах — собираются, когда хоронят или едут на празднество в соседнее селение. Весьма маловероятно, чтобы в таких группах присутствовали женщины. Во время празднеств зачастую палят в воздух. И террористы, и мирные жители носят совершенно одинаковую одежду.

И вот сидит в безопасном местечке американец-оператор боевого беспилотника, попивает себе — хорошо, если кофе или чай — и помечает галочками признак за признаком. Ну вот же она — «подпись» Талибана или Аль-Каиды. Огонь! Пару кругов над местом «контакта» для оценки эффективности «принятых мер». Заход на вторую волну для «окончательного решения задачи».

Потом выясняется — то был пир в честь рождения ребёнка. Или свадьба. Десятки ни в чём не повинных бедолаг в бесформенные лоскуты и обугленную мясную крошку. Если когда-нибудь происшедшее получит широкую огласку в международной прессе, представитель Пентагона по связям с прессой, возможно, сквозь зубы процедит нечто, отдалённо напоминающее тень признания, типа: «Американские вооружённые силы прилагают максимум усилий для недопущения потерь среди мирного населения». Кому-то от этого станет легче?

Все эти деяния квалифицируются как грубые нарушения международного гуманитарного права — произвольное лишение жизни, незаконные убийства, внесудебные казни и военные преступления.

Официальная американская статистика об объёмах этих преступлений отсутствует, и ожидать иного от вашингтонской администрации было бы наивно. Благо, находятся болтуны, страдающие словесным недержанием. Один из них, сенатор Линдси Грэм огласил секретные сведения о том, что с использованием беспилотников американцы убили 4700 человек. Остаётся, конечно, открытым вопрос об эффективности антитеррористического применения дронов, ведь свежие данные исследовательской организации The New America Foundation свидетельствуют, что, уничтожая одного террориста, американцы убивают 50 обычных гражданских лиц, включая стариков, женщин и детей.

Ответственность за эти преступления должны нести США и их верховный главнокомандующий. Но в свете современных реалий пожелания такого рода относятся к разряду чистой риторики.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня