Армии и войны

Президент воюющей страны

Смогут ли выборы в Сирии дать народу мир

  
1931
Президент воюющей страны

3 июня в Сирии состоялись выборы президента страны. Голосование прошло в условиях продолжающейся уже более трех лет гражданской войны. Официальный Дамаск рапортует о проведении первых в истории государства альтернативных выборов и надеется на стабилизацию ситуации. Страны Запада и некоторые государства Персидского залива еще до голосования заявили, что заведомо не признают итогов волеизъявления, а США даже объявили о вооруженной поддержке сражающейся оппозиции. Первые официальные результаты голосования ожидаются через несколько дней, но мало кто сомневается, что победителем окажется действующий глава государства Башар Асад.

Раньше выборы главы Сирии проходили по схеме, когда парламент утверждал кандидата от правящей партии, а граждане уже на референдуме высказывали ему поддержку. В соответствии с новой Конституцией государства, выборы президента стали прямыми, а жители страны могли выбрать из нескольких кандидатов.

На контролируемых правительством территориях избирательный процесс внешне выглядел как соответствующий всем международным стандартам. В бюллетене значилось три фамилии, представляющие разный идеологический спектр: помимо нынешнего руководителя государства Башара Асада были еще сторонник либеральных реформ профессор Дамасского университета Хасан Ан-Нури и член парламента коммунист Махер Хаджар. Агитация за каждого кандидата проходила в довольно свободном режиме, в Дамаске были развешены портреты всех кандидатов. Сирийские СМИ сообщили, что в день голосования открылся 9601 избирательный участок во всех провинциях страны за исключением одного единственного города Ракка, явка была очень высокой, а все попытки террористов сорвать голосование провалились.

При этом сторонники Асада обращают внимание на то, что на нынешние выборы активно пошли не только находящиеся в самой стране избиратели, но и сирийцы за рубежом. Кроме того, успехи правительственных войск в последнее время говорят о том, что оппозиция лишилась всяческой поддержки граждан и состоит сплошь из иностранных наемников и террористов.

Противники действующего президента считают, что нынешние выборы никак нельзя назвать свободными и, тем более, способными прекратить гражданский конфликт в стране. Во-первых, говорят они, результат известен заранее. Другие кандидаты подобраны таким образом, что Асад просто обречен победить. Кандидат-либерал Хасан Ан-Нури так и заявляет, что у него с Асадом нет никаких политических разногласий. «Я считаю, все делается правильно — с 2011 года и до сих пор. Потому что враг у сирийского государства один — это организованный радикальный терроризм», — заявил он в одном из интервью.

Во-вторых, как говорят противники Асада, о каких выборах вообще может идти речь, когда в стране война? Для наглядности некоторые даже проводят аналогии с президентскими выборами 25 мая на Украине. Киев, мол, тоже отрапортовал о «всенародном волеизъявлении», когда Донбасс вышел из всякого подчинения и провозгласил независимость.

Специалист по Ближнему Востоку публицист Исраэль Шамир считает, что выборы в Сирии действительно могут стать важным фактором стабилизации обстановки в стране:

— У правительства Асада есть реальные успехи в гражданской войне. Конечно, гарантии нет, но в целом можно сказать, что правительство победило. Сам факт выборов я расцениваю положительно. Жители Сирии увидели, что есть альтернатива, есть возможность избирать и переизбирать своего президента.

К сожалению, Запад стоит на одной и той же позиции: если кандидат его не устраивает, то он не признает выборов. Но если Асад покажет силу власти, то его придется признать. Непризнание Запада нервирует, но сильная власть в чьих-то одобрениях и не нуждается.

В отличие от соседнего Египта, в Сирии есть альтернатива. Люди могут проголосовать в соответствии со своими убеждениями.

А то, что оппозиция не пошла на выборы, так это ее вина. В Египте оппозицию назвали террористами и к избирательному процессу не допустили, а Башар Асад был готов к диалогу.

Конечно, всегда можно сказать, что в Дамаске людей автоматами погнали к избирательным участкам. Но мы видим десятки тысяч избирателей, пришедших голосовать в Бейруте, Омане и других местах, где много сирийских беженцев.

«СП»: — Некоторые проводят аналогии между сирийскими и украинскими выборами.

— В определенном смысле выборы похожи. Только выборы на Украине Запад признал образцовыми. А вот выборы в Сирии пока многие страны признать не готовы.

«СП»: — Правительство Сирии утверждает, что гражданский раскол в стране преодолен, а против правительства выступают только иностранцы.

— В Сирии действительно есть много иностранцев. Страна притянула к себе радикальную молодежь со всего мира. И сейчас стоит большая проблема, как от нее избавиться.

Беда в том, что противники Асада всё еще надеются на победу. Я имею в виду не внутренних противников, а Саудовскую Аравию, Катар, Запад. Поэтому справиться со всеми бандами будет не просто. Хотя поддержка идей радикального ислама есть и внутри страны.

«СП»: — Может, было бы правильно пустить на выборы представителя радикальной оппозиции?

— Да, это было бы правильно. Но дело в том, что радикальная оппозиция не соглашается на диалог. Ее представители не считают, что для них не пришло время действовать на политической арене. Ведь нельзя было пустить на выборы подставную фигуру, якобы от радикалов. Кандидат должен быть известен народу, иметь авторитет, но таких не нашлось.

«СП»: — Неготовность радикалов к переговорам не есть ли проявление их слабости?

— Я считаю, что если бы радикалы думали, что могут победить на выборах хоть где-то, то они бы пошли на компромисс. Но у них таких шансов нет. Поэтому война еще будет идти. И не ясно, когда она завершится. Но замечательно, что народ откликнулся на выборы. А насчет того, что кто-то выборы называет фарсом, так это кто-нибудь говорит про любое голосование. Еще большевики говорили, что выборы в Думу это фарс. Тем не менее, выборы — это какая-то реальная акция, которая происходит в реальном политическом пространстве.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский не так оптимистично смотрит на ситуацию:

— Выборы не означают окончания гражданской войны, они к ней вообще не имеют отношения. У Асада в июле кончается срок полномочий, в связи с этим он провел выборы. Но спонсоры террористов признавать голосования не собираются, боевики продолжат воевать.

«СП»: — Но высокая поддержка на выборах может дать моральное право Асаду заявить, что против него сражаются исключительно бандиты.

— На стороне оппозиции есть штыки и стволы. О моральном праве говорят только с теми людьми, которые готовы к диалогу, а в оппозиции те, кто только готов убивать. Боевику из Аль-Каиды нет никакого дела до того, есть ли у Асада поддержка в обществе или нет. Перед боевиком стоит задача развалить Сирию, уничтожить национальные и религиозные меньшинства, чтобы по территории страны прошла нефтяная труба из Саудовской Аравии в Турцию. У него нет задачи смотреть на легитимность.

Скажем, у нашего президента высокая легитимность, большая поддержка в обществе. Но разве она смогла предотвратить теракты в Домодедово и Волгограде? В Сирии идет террористическая война, а не реверансы высокообразованных интеллектуалов на лондонском паркете.

«СП»: — Изменится ли положение Асада на международной арене?

— Никак не изменится. Те, кто признавал его, продолжать это делать. Кто пытался его уничтожить вчера, будут пытаться уничтожить его и завтра.

«СП»: — Насколько выборы в Сирии схожи с выборами на Украине?

— Никаких аналогий нет. На Украине нет десятков тысяч иностранных боевиков, идущих на джихад. Там идет противостояние между местными жителями Донбасса и правительством, которое пытается заставить людей жить так, как они этого не хотят, в том числе, говорить на другом языке.

Да и положение власти в странах разное. Порошенко фактически получил «ярлык на княжение». В Сирии же пытаются свергнуть законного президента. Да и Запад, в отличие от Украины, не хочет признавать выборы в Сирии.

«СП»: — Есть ли возможности для выхода из сирийского кризиса?

— Только победа над террористами. Другого выхода нет. Гражданскую войну можно или выиграть или проиграть. Если Асад проиграет, то никакой Сирии не будет.

— Выборы в Сирии ни в коем случае нельзя считать началом конца конфликта, — говорит профессор кафедры современного Востока РГГУ Григорий Косач. —  Голосование прошло в условиях, когда идет война, когда правительство не контролирует значительные территории. Режим контролирует только крупные города страны, да и то не полностью. Сельские местности находятся едва ли не под полным контролем разнообразной сирийской оппозиции. И вся эта оппозиция заявляет о том, что выборы, назначенные Асадом, не что иное как комедия.

«СП»: — Есть мнение, что сейчас против Асада сражаются только иностранные наемники и отъявленные бандиты, которые не имеют поддержки в народе.

— Есть два основных мнения. Первое — Асад сражается с террористами, которых отвергает народ. Второе мнение — оппозиция имеет реальную поддержку среди граждан страны. Но оба мнения, на мой взгляд, лишь отражают политические предпочтения в России, а к Сирии не имеют отношения.

Пушкин в конце трагедии «Борис Годунов» написал: «Народ безмолвствует». Это хорошо подходит к ситуации в Сирии. В нынешней обстановке сирийский народ просто пытается выжить. Там, где Дамаск контролирует ситуацию, вся сирийская армия и служба госбезопасности обеспечивали ход голосования. И понятно, как люди голосовали. Но в районах, контролируемых оппозицией, люди голосовать не шли. Там народ так же приспособляется к существующей реальности. И везде она своя, ведь оппозиция крайне разнообразна. Где-то уже действуют шариатские правила.

«СП»: — Но тысячи сирийцев голосовали и за границей.

— Там тоже всё по-разному. Есть голосование жителей кварталов Бейрута, которые контролируются «Хезбаллой». А вот Иордания решила выдворить сирийского посла, и там так активно голосовать не шли. В каждом случае надо разбираться отдельно.

Причем я ни в коем случае не хочу сказать, что никто в Сирии не поддерживает Асада. За его режим голосуют активно жители Тартуса, Банияса, Латакии, районы, где проживает алавитское меньшинство. За Асада голосуют христиане разных толков в Дамаске и на побережье. Но вот курды, обустраивающие на северо-востоке страны свою автономию, говорят, что происходящее в Дамаске их вовсе теперь не касается.

«СП»: — То есть, у жителей Сирии нет единого национального интереса.

— Да, там много разных групп, у каждой из них свои интересы. Даже если гипотетически предположить, что Асад уйдет в отставку, то это не изменит ситуацию в стране.

В течение трех последних лет страна постепенно входила в состояние хаоса, насилия, туда проникали носители экстремистских идей. И за всё это время в ООН не было принято ни одной резолюции, которая бы помогла успокоить ситуацию. Международное сообщество вело себя как во времена «холодной войны». Если что-то предлагала одна сторона, то другая выступала против. И — наоборот. В итоге ситуацию довели до того, что выхода из кризиса почти не видно.

«СП»: — Получается, что относительная стабильность на части территории страны становится уже хорошим положением вещей.

— Именно так. Асад добьется решительной победы на выборах, в этом нет сомнений. Но противоречащие друг другу интересы различных групп населения никуда не денутся. Оппозиция опять будет требовать смещения Асада.

Дамаск еще продолжает обстреливаться оппозицией. Меньше, чем несколько недель назад, но продолжает обстреливаться. Недавно российская делегация посещала столицу Сирии, но она не летела прямым рейсом Москва-Дамаск, а добирались «огородами» через Бейрут. Это говорит о многом.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня