18+
суббота, 27 мая
В мире

Сколько Иранов и Афганов прорвется в экс-советской Азии

Исламские революционеры и революции стоят на пороге среднеазиатских республик

  
10

Кампания по выборам президента Киргизии, которые состоятся 23 июля, проходит на фоне обострения религиозно-политической борьбы во всей Центральной Азии. События развиваются стремительно. Боевики радикальных исламских организаций проникают и в Таджикистан, и в Узбекистан, и в саму Киргизию. На юг республики переброшены элитные подразделения «Альфа» и «Шер» для предотвращения терактов. О том, что происходит и к чему идет, рассуждает глава Ассоциации политологов Киргизии, профессор Киргизско-российского славянского университета Нур Омаров.

 — Если оценивать последние события: уничтожение на юге Киргизии членов Исламского Движения Узбекистана (ИДУ), крупномасштабные задержания деятелей запрещенных в Таджикистане движений, таких как «Салафия», взрывы в Андижане и Ханабаде… — все указывает на то, что конфликт между светскими и исламскими лидерами в регионе нарастает. Это закономерно. Светские лидеры, теряя популярность, пытались укрепить легитимность и авторитет, привлекая на свою сторону разного рода религиозных деятелей. Например, в Таджикистане религиозное движение «Салафия» объявила президента Эмомали Рахмона наместником Бога на земле. Взамен власти предоставили свободу проповеди. Киргизские власти также заигрывали с исламистами — их представители есть даже в парламенте страны. Однако, вскоре осознав, что все это — скрытая мина под основой их правления, власти начали активную борьбу.

Проблема в том, что светские режимы обладают по большому счету лишь некой формальной легитимностью. А представители запрещенных исламских группировок имеют более распространенную сеть последователей среди населения. Зачастую это даже представители высших политических кругов. И они день ото дня набирают авторитет и силу. Это создает опасность для будущего государств Центральной Азии.

Можно говорить о том, что на территориях стран региона будут разрастаться не только межгосударственные конфликты, как это уже происходит, но и внутренние конфликты, которые создают наибольшую угрозу существованию самих государств и светских правящих режимов. Власти понимают исходящую опасность, но предпочитают действовать старыми репрессивными методами, вместо того чтобы пытаться заполучить симпатии населения посредством убеждений, идеологии, широкой социальной работой.

«СП»: — Готовы ли исламские радикальные лидеры вступить в борьбу за власть?

— Борьба уже началась. Если прежде исламисты вели пропаганду среди населения, не пытаясь внедриться во властные структуры, не работая над привлечением высших государственных чиновников на свою сторону, то сегодня они исповедуют другую методику. Они понимают, что без сторонников в правящих структурах, начиная с низшего звена и заканчивая верхушкой, успеха не добиться. Идет целенаправленная борьба за власть, которая может закончиться плохо для светских режимов и для населения. Борьба идет жесткая и по нескольким направлениям — идеологическая и с использованием террора. Усиливают позиции исламистов в Центральной Азии финансы из-за границы. Это позволяет исламистам расширять деятельность, создавать ячейки на территории всех государств региона.

«СП»: — Американская авиабаза на территории Киргизии может стать стабилизирующим фактором или она, напротив, является раздражителем?

—  «Манас» с первого дня своего существования стал серьезным раздражителем для разного рода террористических группировок, исламских партий и движений. Такого мнение целого ряда аналитиков. С ним можно отчасти согласиться, но можно и возразить. Ряд радикально настроенных исламских деятелей рассматривал участие Киргизии в антитеррористической компании США на территории Афганистана, как некое предательство исламского мира. Были опасения, что «Манас» могут задействовать в случае военной кампании против Ирана. С другой стороны, часть экспертов указывала, что нахождение авиабазы «Манас» позволяет сдерживать исламские группировки на территории Киргизии и в Центральной Азии в целом, посредством борьбы с Талибаном в Афганистане. На мой взгляд, истина где-то посередине.

Необходимо понимать, что ситуация в регионе напрямую зависит от того, как развиваются события в Афганистане и Пакистане. Возрастающая активность исламских радикалов, в частности, попытки проникновения вооруженных групп свидетельствуют о том, что расширение антитеррористической операции в Афганистане и Пакистане выталкивает исламских радикалов в Центральную Азию, где они пытаются дестабилизировать ситуацию.

Власти Киргизии говорят, что решение оставить американскую военную базу на территории республики, объясняется угрозой исламского радикализма и терроризма. Но в тоже время здесь можно говорить и об иной подоплеке. Функции по защите ЦА от экстремизма могла выполнять Организация договора коллективно безопасности (ОДКБ), членом которой является Киргизия. Однако Бишкек, приняв решение о сохранении американской базы на своей территории, не согласовал свои действия с соседями. Это решение идет вразрез с уставом ОДКБ. Тем более, что специально для отражении атаки экстремистов создаются Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР).

«СП»: — Правомерно ли использовать силы КСОР, например, у границ Узбекистана, который воздержался от участия в данном подразделении?

— Уместно вспомнить события 1999 и 2000 годов, когда боевики ИДУ прорвались на территорию Киргизии, и штурмовали границу с Узбекистаном. Тогда Ташкент обратился в первую очередь за помощью к ОДКБ, а не, скажем, к заокеанским партнерам. Другое дело, что ОДКБ напрямую не смог помочь Ташкенту, поскольку Узбекистан к тому времени вышел из состава этой организации. Помощь была оказана Киргизии, и атака боевиков была пресечена.

«СП»: — Как будут дальше развиваться отношения Бишкека и Москвы после того, как Киргизия, не поставив в известность своего стратегического союзника Россию, фактически узаконила у себя американское военное присутствие?

— В Москве уже привыкли к непоследовательности и более того, к отсутствию у Киргизии самостоятельной внешней политики. Мы видим метания президента Курманбека Бакиева из одной стороны в другую. На мой взгляд, Россия будет вынуждена сохранить отношения с Киргизией и даже частично выполнит взятые на себя инвестиционные обязательства. Однако память о произошедшем с «Манасом» останется, что не будет способствовать улучшению киргизско-российских отношений.

«СП»: — Не получится ли с Киргизией так, как с Грузией?

— Грузия изначально заняла подчеркнутую, ярко выраженную позицию, использовала антироссийскую риторику. В случае с Киргизией дело обстоит иначе. Заявления, заверения главы государства подчеркивают, что Россия является стратегическим партнером. Но на самом деле это политика двойных стандартов. Зачастую действия официального Бишкека расходятся с его заявлениями. Нельзя говорить, что это будет ситуация как с Грузией, но некий промежуточный вариант Киргизия получит.

«СП»: — У России есть хорошая возможность поддержать другого кандидата на пост президента Киргизии…

— Кто бы не пришел к власти в Киргизии, и это понимает российское руководство, он в любом случае будет вынужден сотрудничать с Россией. Выбора особого нет. Все кандидаты в президенты Киргизии для России равны. И именно на это рассчитывали и Бакиев, и парламент, проводя решение по изменению статуса базы «Манас», попеременно заигрывая то с Россией, то с США. Поэтому Россия останется достаточно нейтральной в отношении киргизских выборов. Но «художества» Бакиева, его непоследовательность во внешней политике, не останутся без внимания Москвы.

«СП»: — Судя по риторике оппозиции в предвыборной кампании, не исключено, что после выборов последуют заявления о фальсификации итогов. Сможет ли оппозиция снова поднять народ на акции протеста?

— Такой сценарий исключен. Можно прогнозировать, что будут локальные выступления, с ограниченным количеством участников. И тому есть несколько причин. Прежде всего, это серьезная ограниченность оппозиции в финансах. За всеми цветными революциями стояли серьезные деньги. Сегодня у киргизской оппозиции их нет. Население устало от всех политических акций, разочаровалось в лидерах. Народ усвоил урок 24 марта 2005 года, когда политики выведшие людей на улицы под демократическими лозунгами, в итоге вернулись к тому же типу правления, что был при экс-президенте Аскаре Акаеве. Может, даже хуже. И последнее. Не случайно для проведения выборов выбрано, когда традиционно низка политическая активность, легко использовать административный ресурс. Совокупность этих факторов позволит действующей власти, ее кандидату одержать «убедительную победу».

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня