18+
среда, 24 мая
В мире

Как Нагорный Карабах превратить в Южную Осетию без «Градов»

Заказа на новую войну в Закавказье нет, но это не снижает остроты конфликта вокруг последней спорной территории

  
34

В разрешении карабахского конфликта наметилась динамика. Сообщениями на эту тему в последнее время пестрят и азербайджанская, и армянская пресса. В публикациях азербайджанской чувствуется некое торжество — здесь Мадридские принципы урегулирования конфликта преподносятся, как победа азербайджанской дипломатии. В армянских СМИ — не то, чтобы уныние, но представители властей считают нужным объяснять, что Мадридские принципы не так уж плохи, а представители оппозиции нещадно критикуют власти за сдачу позиций.

Если вкратце, то Мадридские принципы подразумевают возврат под юрисдикцию Азербайджана на начальном этапе пяти из семи районов, прилегающих к Нагорному Карабаху (НКР), возвращение беженцев, применение «отложенного статуса» НКР, возврат еще двух районов, референдум по статусу НКР. Все это займет не одно десятилетие…

Однако торжественные нотки Баку были омрачены информацией о возможном назначении новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ, курирующей армяно-азербайджанские переговоры, со стороны США Тины Кайданов. Она, также по слухам, одновременно сменит на посту помощника заместителя госсекретаря США Мэтью Брайзу.

Азербайджанские эксперты озабочены тем, что госпожа Кайданов в свое время активно работала по урегулированию косовской проблемы, и считают, что эпопея с Нагорным Карабахом завершится финалом, схожим с косовским — признанием суверенитета. Впрочем, все это из области догадок и предположений. Пока же ситуацию с урегулированием карабахской проблемы для «СП» анализирует берлинский политолог, доктор Ашот Манучарян.

«СП»: — В карабахском вопросе, как утверждают посредники, наметились серьезные подвижки. Обнародованы Мадридские принципы, которые в Ереване, особенно в оппозиционной среде вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Оппозиция и часть общественности считают, что Ереван поэтапно сдает Нагорный Карабах. Как вы считаете?

— Я очень сомневаюсь, что нынешнее руководство Армении предпримет какие-либо шаги, которые позволят азербайджанским войскам войти в оккупированные территории, которые Республика Армения (РА) и Нагорно-Карабахская Республика (НКР) освободят для того, чтобы выполнить часть мадридских соглашений. Причем без твердых гарантий безопасности международных организаций. Без военных гарантий со стороны ООН, НАТО, ОДКБ под руководством России. Без этих гарантий, я думаю, Армения не оставит эти области, поскольку Азербайджан продолжает угрожать военным способом решения конфликта. А речь идет об освобождении районов, которые гарантируют безопасность Нагорного Карабаха. Они могут быть возвращены только при условии твердых международных военных гарантий. Поэтому я не думаю, что мадридские условия будут приняты в таком виде, и я не уверен, что руководство Армении без всякого выведет войска из оккупированных районов.

Кроме этого азербайджанское правительство до сих пор не дало понять, а этот вопрос решается 15 лет, будет ли эта территория демилитаризована или нет. На этот счет согласия Баку нет, Азербайджан считает этот вопрос делом собственного суверенитета — вводить туда свои войска или нет. И это тоже наводит на предположение, что упомянутые районы не будут освобождены без гарантий.

«СП»: — Относительно недавно мы уже имели дело с нынешним раскладом.

— Действительно, в 1998 году ситуация была схожей. Тогда именно внутриполитический «мягкий путь» привел к тому, что президент Армении Левон Тер-Петросян вынужден был оставить свой пост. Т.е. он был готов без международных гарантий к компромиссу. Он не согласился на освобождение так называемых прилегающих к Карабаху районов, но дал понять, что может согласиться. Именно вероятность вывода армянских войск из этих районов стала поводом для того, чтобы армянское военное и политическое руководство (те же экс-президент Роберт Кочарян, и нынешний президент Серж Саргсян) выступили против Тер-Петросяна и добились его отставки. Не думаю, что сейчас Саргсян что-то сделает против себя, т.е. в данном случае, против условий безопасности Нагорного Карабаха.

«СП»: — Есть признаки давления международного сообщества на Ереван. Хотя международному сообществу ничто не мешает представить какие-то гарантии безопасности НКР, о которых говорите и вы.

— В том-то и дело. Мадридские принципы — это проект, который прекрасно звучит, но конкретики в нем нет. Я много военных конфликтов рассматривал с научной точки зрения. Решения этих конфликтов всегда завершаются военными условиями безопасности. И в данном случае НКР требует эти условия безопасности. Не только посредством определения статуса НКР, но и гарантией нерушимости границ НКР. А этих гарантий никто не дает. Ни международное сообщество, ни Россия. Что же касается давления на Ереван, то оно всегда было. Ежегодно, как правило, США заявляли, что вот в этом уж году нагорно-карабахская проблема будет решена. Я это слышу более 10 лет. Особенно в дипломатических кругах. Но это только признак оптимизма. Проблема в том, что после грузино-российской войны все на Западе наблюдают, чем закончится проблема Грузии. Пока она кончилась тем, что Россия ввела войска, признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Поэтому в вопросе НКР, особенно в англо-саксонских кругах опасаются того, что Россия может предпринять такой же шаг в отношении Нагорного Карабаха. И это окончательно изменит геополитическую карту на Кавказе.

«СП»: — Отношения Москвы и Баку трудно сравнить с отношениями Москвы и Тбилиси, которые развивались в регрессивном направлении. Здесь наоборот — российско-азербайджанские отношения идут по восходящей и очень трудно представить, что Россия вдруг введет свои войска.

— Россия не гарантирует безопасности НКР введением нейтральных миротворческих войск вокруг НКР. Она этого не сделает, поскольку Азербайджан этого не хочет. С другой стороны, Россия не хочет, чтобы это сделало НАТО или это произошло под эгидой ООН. Да и Азербайджан не даст согласия на ввод голубых касок ООН, поскольку считает НКР своей территорией, а согласием лишь подтвердит суверенитет и независимость Карабаха.

Россия, с одной стороны, укрепляет отношения с Баку, с другой, не хочет терять единственного военного союзника на Кавказе — Армению. У России ситуация, как у Ильи Муромца: типа налево пойдешь — нефть потеряешь, направо пойдешь — друга не найдешь и т. д. Москва, объективно, в сложной ситуации. Но, возможно, ей придется выбирать. Когда-нибудь.

Я четко могу сказать: после того, как Россия заняла решительную позицию в отношении Абхазии и Южной Осетии, в научно-политических кругах Запада вздохнули — камень упал с плеч, 20 лет эти конфликты висели. Из трех «неизвестных» на Южном Кавказе две теперь решены. Осталась проблема НКР. В этом свете могу подчеркнуть, что никто не хочет ее военного решения. И, во всяком случае сейчас, никто не хочет изменения статус-кво.

«СП»: — В Мадридских принципах, на мой взгляд, присутствует юридический казус. Я о референдуме по статусу. Руководители НКР неоднократно говорили, что такой референдум был проведен еще до начала активных военных действий и в нем 90% населения высказались за независимость. Азербайджанская же часть населения, они подчеркивают, воспользовалась своим конституционным правом и не приняла участия в референдуме. После этого был проведен еще один референдум, который подтвердил курс на независимость. Сколько надо проводить этих референдумов? Пока чаша не уравновесится?

— В этом и смысл Мадридских соглашений. Там не указано, на какой территории должен быть проведен референдум? Это дипломатическая формулировка, поскольку азербайджанские дипломаты были против того, чтобы в качестве этой территории назывался только Нагорный Карабах. Поскольку НКР как государственная единица не признана, они говорят о проведении референдума, имея ввиду, естественно, территорию всего Азербайджана. Это, понятное дело, не устраивает НКР — не признанную, но де-факто существующую республику, которая и провела два референдума по вопросу своего статуса.

«СП»: — Так что же предлагают Мадридские принципы — провести референдум по статусу НКР на территории всего Азербайджана?

— В Мадридских соглашениях записано «проведение референдума». Не уточняется, где. Это очень расплывчатая формулировка. Поэтому обе стороны — и армянская, и азербайджанская — согласились. Опять каждая трактует это на свой лад. Если бы в соглашениях было зафиксировано, что референдум будет проведен на территории НКР, то получалось, что Азербайджан подписался под тем, что считает Карабах государством, независимым субъектом.

Я должен сказать, что вопрос сецессии сейчас остро ставится в научно-политической литературе. В Германии подчеркивают право национальных меньшинств, которые находятся под угрозой физического уничтожения, их право на сецессию, т.е. на выход, косовский вариант. Мы можем очень четко говорить о двусмысленной политике разносторонних стандартов. В случае с Косово право на сецессию было поставлено во главу процесса из-за национального, религиозного, политического давления национального меньшинства, и эта независимость была не только подтверждена, но и защищена с помощью НАТО. В армянском факторе Карабаха такие же четкие понятия отсутствуют. Мы видим двойственный подход, политику, «смешанную» с азербайджанской нефтью. Еще Нариман Нариманов — председатель Совнаркома Азербайджанской ССР, в свое время, угрожал советской России: если Нагорный Карабах отдадите армянам, то лишитесь нашего керосина. Сейчас Баку актуализировал такой подход.

«СП»: — Как совместить два принципа — территориальной целостности и право нации на самоопределение, в рамках которых пытаются урегулировать карабахский конфликт?

— Это не квадратура круга. В зависимости от конкретного случая тому или иному принципу будет отдан приоритет. Как в случае с Косово. Вопрос в том, кто тебя поддерживает. Те же критерии, что и с Косово в международном праве можно применить и к Нагорному Карабаху. Де-факто существует государство, которое является последним очагом, или последней защитной системой для национального меньшинства — армян. И это государство, при условии будущего объединения с РА, имеет право на жизнь. Почему не в условиях Азербайджана? Потому что азербайджанское правительство постоянно угрожает физическим уничтожением жителей этого государства. Вот это и является самым важным аргументом («косовским аргументом») для признания независимости НКР.

«СП»: — Вы сказали, что на Западе с облегчением восприняли признание Россией суверенитетов Абхазии и Южной Осетии. Почему же тогда Запад единодушно говорит о приверженности принципу территориальной целостности Грузии?

— Это вопрос к России, вопрос о российской политике. Первые дни войны пропаганда CNN и грузинского правительства оказала большое влияние на западное общество. Было создано представление: русские танки давят маленькую демократическую Грузию. Под таким лозунгом шла пропаганда первые пять дней. И тогда западные лидеры заявили, что изменения границ Грузии путем военной интервенции России признавать не будут. После этого признавать независимость Абхазии и Южной Осетии очень сложно. А что думают сами осетины или абхазы, не интересовало никого. Лишь узкий круг специалистов знал, что они 20 лет де-факто независимы. Кстати, нелишне подчеркнуть, что в их референдумах по вопросу независимости не участвовали почти 250 тысяч изгнанных грузин. И это ставит эти референдумы с точки зрения международного права под большое сомнение.

«СП»: — Ваш прогноз по Карабаху. Возможна ли новая война?

— Войну в Южной Осетии можно было прогнозировать с большой долей вероятности. Было видно, что обе стороны готовятся к ней, и не очень и скрывают этого. И Россия тоже готовилась. Готовилась спокойно. С Карабахом сложнее. Здесь внешнеполитический фактор не играет большой роли. После войны в Грузии все поняли, что нового серьезного очага напряженности на международном уровне не снести. Ирак, Афганистан, внутриполитические кризисы, в США над президентом нависла сложнейшая реформа здравоохранения, в России — финансовый кризис… Было бы в таких условиях крайне безответственно затевать войну. Таким образом, внешнеполитического давления или «заказа» на войну нет. В этих условиях очень многое зависит от неправильных внутриполитических шагов и предусловий. В том же Азербайджане выборы прошли, новые обострения с Арменией президенту не выгодны. В Армении многое зависит от отношений власти с оппозицией — внутриполитическая дестабилизация может сыграть большую роль в изменении военной обстановки в Карабахе. В негативном свете… В любом случае уж лучше пока бесконечные переговоры, чем война.


Из досье «СП»:

Мадридские принципы

В Мадриде в ноябре 2007 года сопредседатели Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ), курирующей армяно-азербайджанские переговоры, представили президентам Армении и Азербайджана базовые принципы мирного урегулирования карабахского конфликта. Спустя почти 2 года, страны — сопредседатели МГ ОБСЕ (США, Франция и Россия) опубликовали дополненный вариант документа. В нем говорится о возвращении территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана, наделении Нагорного Карабаха промежуточным статусом, обеспечении гарантий безопасности и самоуправления, официальном открытии коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, определении в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления, обеспечении права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания, а также о международных гарантиях безопасности и проведении операции по поддержанию мира.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня