В мире

Кто контролирует школу, контролирует будущее

В Латвии хотят ликвидировать образование на русском языке

  
2713
Одна из акций протеста против реформы русских школ в Латвии
Одна из акций протеста против реформы русских школ в Латвии (Фото: Russian Look/ Global Look Press)

В Латвии готовится очередная атака на русские школы. Таких атак в четвертьвековой истории ЛР было несколько. Напомню вкратце.

В 1998 году сейм Латвии принял закон об образовании, согласно которому с 1 сентября 2004 года преподавание во всех школах страны должно вестись только по-латышски. В 2003 году был создан Штаб защиты русских школ. Штабу удалось провести несколько резонансных акций протеста с большим числом участников. Итогом противостояния стал компромисс — система 60/40. 60% учебных предметов преподаются на латышском языке, 40% - на родном.

В 2010 году ультраправое «Национальное объединение» (ныне одна из трех правительственных партий) начало сбор подписей за внесение поправки в конституцию страны. Поправка предусматривала, что латышский должен стать единственным языком преподавания в системе государственного образования. Реакцией стал ответный сбор подписей за проведение референдума о государственном статусе русского языка. Энтузиазм русских жителей Латвии и темпы сбора подписей были столь впечатляющими, что инициатива националистов сошла на нет.

В 2014 году правительство приняло новый план школьной реформы. Он предусматривал, что с 1 сентября 2018 года школы нацменьшинств должны перейти от пропорции 60/40 к 80/20. По сути это означало ликвидацию образования на русском языке: все ключевые предметы, кроме русского языка и литературы, переводились на латышский язык преподавания. Однако в конце 2014 г. правительство отказалось от этого плана. Полагаю, повлияли события в Донбассе, власть не рискнула чрезмерно злить русских, реформу отложили до лучших времен. В течение 2015 года каких-то ощутимых усилий по латышизации русских школ отмечено не было.

Какой урок следует извлечь из вышеперечисленных событий? Ответ очевиден: только русское сопротивление и страх власть имущих, что это сопротивление выйдет из берегов и расшатает основы государства, тормозили усилия националистов. Если бы русские вели себя как паиньки, их дети сегодня учились бы исключительно на латышском.

Сейчас в Латвии идет процесс формирования нового правительства. «Национальное объединение» уже заявило, что будет настаивать на включении в коалиционный договор двух принципиальных пунктов: 1) жестко ограничить прием беженцев из стран Азии и Африки, 2) перевести все школы нацменьшинств на латышский язык обучения.

Практически нереально, что два других партнера по коалиции — «Союз зеленых и крестьян» и «Единство» — согласятся на пункт о беженцах. Это был бы прямой вызов Брюсселю со всеми вытекающими последствиями: закроется кормушка еврофондов и т. п. Так же нереально сформировать правительство без «Нацобъединения». Поэтому самый вероятный вариант — компромисс: пункт о беженцах исключается, пункт о школах — принимается.

Сможет ли русское сообщество Латвии и в этот раз отразить атаку националистов? Хватит ли материального и эмоционального ресурса, чтобы организовать эффективное сопротивление? На парламентскую оппозицию надежд никаких, значит, остается только «улица». Не митинги и пикеты, малочисленные и беззубые, а что-то более угрожающее. Например, общешкольная забастовка.

Можем ли мы рассчитывать на поддержку России? Надежды очень слабые. Несмотря на неоднократно произнесенные пафосные слова о разделенном русском народе и выделяемые миллиарды рублей на работу с русскими зарубежья, воз и ныне там — в ельцинских 90-х. В российских структурах, отвечающих за это важнейшее направление, нет настоящих энтузиастов своего дела, деньги бездарно распыляются на мероприятия «для галочки», работа на результат не ведется.

Такая политика (точнее, ее отсутствие) неизбежно приведет к трагическим последствиям для России. Если националистам удастся ликвидировать русскую школу в Прибалтике, Казахстане, на Украине, их пример вдохновит националистов Татарии и Башкирии, а это уже катастрофа.

Российские руководители, вероятно, хорошие менеджеры в сфере природных ресурсов, но человек — куда более важный и долгоиграющий ресурс. Приведу цитату из антиутопии Уэльбека «Покорность». Сотрудник спецслужбы объясняет главному герою стратегию вымышленной французской партии «Мусульманское братство»:

«Мусульманское братство — партия особая, это вам известно: они достаточно равнодушны к привычным для нас целям и задачам. А главное, они не отводят центральное место экономике. Первостепенное значение для них имеют демография и образование. Победа останется за группой населения с более высоким уровнем рождаемости, которой удастся обеспечить преемственность своих ценностей, вот и вся наука, считают они, а экономика и даже геополитика — это дешевые понты: кто получит контроль над детьми, получит контроль над будущим, и точка. Поэтому основной и единственный пункт, по которому они хотят во что бы то ни стало добиться своего, — это школьное образование».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня