18+
суббота, 25 июня
В мире

Германия формирует отряды самообороны

Разуверившись в собственной полиции, немцы решили сами защищать своих женщин от мигрантов

  
22469
Демонстрация после нападений на женщин в Кёльне
Демонстрация после нападений на женщин в Кёльне (Фото: DPA/ ТАСС)

После тревожных новогодних событий в Кёльне, Шутгарте, Дюссельдорфе, Гамбурге и Берлине, где толпы молодых арабов и североафриканцев при вопиющем бездействии полиции устроили настоящую охоту на немецких женщин, жители городов Германии стали объединяться в отряды самообороны, уже получивших название Bürgerwehr (букв. «Гражданская оборона»).

Так, например, страничка в Facebook под названием Düsseldorf passt auf («Дюссельдорф следит») только с 4 по 8 января собрала около 9 тысяч подписчиков. Люди намерены патрулировать улицы в выходные дни и во время массовых мероприятий, чтобы, как сказано в воззвании, «одним только своим присутствием обеспечить общественную безопасность».

В полиции Германии моментально раскритиковали эту инициативу. Как заявил заместитель председателя Федерального профсоюза полицейских Йорг Радек, «формирование таких отрядов — это проявление страха. В ситуации, когда общественное настроение и так перегрето, появление таких отрядов несёт в себе риск эскалации конфликта. За общественную безопасность в Германии отвечает полиция».

Как в действительности «полиция отвечала за общественную безопасность» в рейнвестфальском Кёльне в ночь на 1 января, красноречиво свидетельствуют такие факты:

— примерно тысяче пьяных и обкурившихся «травки» молодых (от 18 до 35 лет) мужчин «арабской или североафриканской» наружности, в течение около трёх часов (!) терроризировавших сотни горожан и гостей города, собравшихися посмотреть новогодний фейерверк, противостояли 143 сотрудника городской полиции и 70 их коллег из отделения Федеральной полиции на кёльнском вокзале;

— в течение трёх часов пьяные и обкуренные «арабо-африканцы» (как установлено, в своём большинстве — беженцы из Сирии) занимались массовой секс-охотой на молодых немок, лапая их за груди и в промежности, срывая трусы, вырывая из рук сумки, кошельки, айпады, айфоны и прочие мобильные устройства, угрожали очевидцам и пострадавшим;

— охваченные паникой женщины бросались за помощью в отделение Федеральной полиции на вокзале. По свидетельству самих полицейских, «обратившихся было столько, что в какой-то момент мы были вынуждены вообще прекратить принимать заявления»;

— как-то объединив усилия, две сотни полицейских попытались навести хоть какой-то порядок на площади. Они выхватывали из клубящейся толпы попадавшихся под руку «арабо-африканцев», на основании имевшихся у тех документов переписывали их имена и фамилии, после чего… отпускали! Эти «квази-задержания» сопровождались трагикомичными сценками. Так, например, в одном из случаев задержанный «арабо-африканец», оказавшийся сирийским беженцем, заявил полицейскому на ломаном английском (немецкого они не знают и знать не хотят): «Вы должны обращаться со мной дружелюбно, меня пригласила сюда фрау Меркель». Другой сирийский беженец на глазах полицейского демонстративно порвал в мелкие клочки своё удостоверение личности, заявив на таком же ломаном английском: «Мне завтра новое выпишут!» (отмечу в скобках: и ведь выпишут!..);

— когда же стражи порядка начали вытеснять «арабо-африканцев» с площади, в них полетели петарды и стеклянные бутылки (разумеется, о числе раненных стражей порядка ничего не сообщается). Зато сообщается, что, будучи всё-так вытесненными с площади, «арабо-африканцы» ринулись в здание вокзала. Там они демонстративно мочились и гадили на пол. Наиболее пьяные и обкурившиеся укладывались спать на скамейках. Толпы чернокожих перебирались с одного перрона на другой по железнодорожному полотну. Вся эта чудовищная вакханалия сопровождалась неумолчным ором на арабском языке.

На утро субботы, 9 января, известно о 135 заявлениях жертв нападений, в том числе как минимум два из них поданы в связи с изнасилованием. По словам спикера городской полиции, по записям камер видеонаблюдения установлены личности 16 «арабо-африканцв», принимавших участие в массовых беспорядках. Вот только их местнахождение пока неизвестно.

Повторюсь: всё это происходило в ночь на 1 января. Но первые сводки кёльнского полицайпрезидиума были весьма благостными: «Ночь прошла относительно спокойно», бодро рапортовал наутро глава городской полиции Вольфганг Альберс.

Сообщения о новогодних событиях в Кёльне появились в ведущих немецких СМИ только в понедельник, 4 января (как позже объяснялась столь долгая пауза, «это было вызвано желанием собрать побольше информации»). А ещё через день со скандальным заявлением выступила мэр Кёльна Генриетта Рекер. Она порекомендовала немкам во избежание попадания в аналогичные ситуации в будущем, соблюдать предложенный ею «Кодекс поведения»: «Женщины должны находиться на расстоянии вытянутой руки от незнакомцев. Я рекомендую им держаться поближе к своей группе и обращаться за помощью к прохожим и полиции и призывать окружающих в свидетели», — на голубом глазу объявила градоначальница по итогам оперативного совещания с руководством городской полиции.

Это её заявление было тут же растиражировано всеми СМИ страны, которые не преминули напомнить своей аудитории, что 17 октября прошлого года фрау Генриетту Рекер — известную в городе защитницу прав беженцев, — именно при большом стечении народа пырнул ножом в шею 44-летний противник иммиграции.

Обнародованный «Кодекс поведения от Рекер» вызвал ярость горожан, обоснованно посчитавших, что мэр тем самым пытается «перевести стрелки» с виновных в нападениях на самих пострадавших. Около пятисот разгневанных жительниц Кёльна прошли по улицам города с протестной демонстрацией, а социальные сети и электронные СМИ буквально взорвались негодующими комментариями.

На следующий день Рекер написала на своей страничке в Facebook: «Если своим высказыванием я обидела жертв тех событий, то мне искренне жаль. Я не хочу и не буду больше давать женщинам советы по поведению».

То есть, что она ляпнула на всю Германию очевидную глупость, высокопоставленная 60-летняя чиновница так и не поняла, но на всякий случай пообещала впредь своё мнение по данной проблеме публично не высказывать.

Зато публично высказались высокие полицейские чины. Министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер, глава МВД Северного Рейна-Вестфалии Ральф Йегер и уже упомнянутый полицайпрезидент Кёльна Вольфганг Альберс, пожурив кёльнскую полицию за «пассивность», оправдывали это тем, что «полиция впервые столкнулась с подобным явлением» и «столь явно выражаемое неуважение к полиции вызвало в сотрудниках чувство глубокого разочарования» (?!).

Интересно получается: жёстко пресекать массовые беспорядки, учиняемые футбольными фанатами или отморозками изAntiFa, немецкая полиция способна, а перед «арабо-африканцами» спасовала? Но не потому ли, что ей было предписано высоким начальством «дружелюбно обращаться» с имеющими другой цвет кожи?..

Наводит на такую мысль то «странное» обстоятельство, что события, тождественные кёльнским, хотя и несколько в меньших масштабах, в ту же ночь были зарегистрированы в Гамбурге, Штутгарте, Дюссельдорфе и даже в Берлине. Однако ни в одном из этих городов ни один «арабо-африканский секс-охотник» не то что не был арестован — их даже до КПЗ не доставляли.

В то же время руководство МВД, Минюста и полиции не перестают твердить мантру о том, что «нельзя огульно обвинять всех беженцев», потому что это есть «проявление ксенофобии и расизма». И тогда, по горло насытившись этими мантрами, бюргеры решили защищать своих женщин собственными силами.

Как сообщают СМИ, в ряде крупных городов Баварии, Саксонии, федеральной земли Бранденбург, а также в Гамбурге уже действуют группы так называемой «вспомогательной полиции». Сейчас подобные формирования образуются и в Дюссельдорфе, против чего категорически возражают полицейские власти.

Но самое, пожалуй, тяжкое испытание для немецких властей всех мастей ещё впереди: на вечер понедельника, 11 января, в Дрездене запланировано проведение традиционной демонстрации движения PEGIDA (немецкий акроним от названия «Патриотичные европейцы против исламизации Старого Света»). Со времени образования движения в октябре 2014 года, немецкие политики, начиная с канцлера Меркель, а вслед за ней и проправительственные СМИ, иначе как «ксенофобским», «расистским» и «неонацистским» его не называют.

Однако десятки тысяч людей по всей Германии выходят на демонстрации под лозунгами PEGIDA, требуя положить конец неограниченному приёму беженцев. А беженцев только по официальным данным в 2015 году в стране зарегистрировано свыше 1,1 млн человек. И ещё, по экспертным оценкам, не менее 250 тысяч проникли в Германию нелегально. Но несмотря ни на что, канцлер упорно отстаивает свою «политику открытых дверей».

Сейчас, после событий в Кёльне, Меркель заговорила о том, что «всех преступников необходимо выявить и наказать по всей строгости закона». И даже «рассмотреть вопрос об их депортации». Но немецкие юристы уже высказали сомнение в том, что подобную директиву удастся реализовать. Трудно представить себе, что полиция сумеет собрать достаточно доказательств виновности действий каждого из тысяч (!) бесчинствовавших «секс-охотников». А без конкретных доказательств ни один немецкий судья обвинительного приговора не вынесет.

Что же касается депортации, то это вообще из области благих пожеланий. Во-первых, по действующему законодательству ФРГ, депортации подлежат лица, в отношении которых вынесен обвинительный приговор, предусматривающий лишение свободы сроком не менее 3 месяцев (см. предыдущий абзац).

А во-вторых, некоторые страны — в частности, африканские, своих беженцев назад не принимают. И то, что сейчас заявил в связи с этим вице-канцлер Германии Зигмар Габриель, переносит вопрос депортации в отдалённое будущее. А сказал он следующее: «Нам придётся поставить эти страны перед выбором: либо вы берёте на себя ответственность за своих граждан, либо мы сокращаем вам помощь на развитие».

На не менее отдалённое будущее откладывается и поднятый в эти дни канцлером Меркель вопрос ужесточения административного и уголовного наказания. Ведь мало разработать такие законодательные изменения — их должны одобрить обе палаты немецкого парламента. А как показывает практика, эта процедура растягивается на долгие месяцы.

Но пока политики разглагольствуют, в Германии разгораются страсти. Всё громче заявляют о себе неонацисты из ультраправой Национал-демократической партии. Если ещё месяц-другой назад их предполагаемые сторонники совершали поджоги лагерей для беженцев, то теперь эти лагеря обстреливают из нарезного оружия. Так, например, вечером понедельника, 4 января, при обстреле лагеря в городке Оффенбах (федеральная земля Гессен) был легко ранен 23-летний сириец.

Но это, так сказать, «эксцесс исполнителя». Куда хуже другое: как сообщает медиаресурс Deutsche Welle, из-за новогодних беспорядков туристы и бизнесмены отказываются от поездок в Кёльн. Организаторам кёльнских выставок приходится отвечать на массовые запросы о том, насколько безопасно теперь в их городе. Отмечается, что билеты на выставки продаются с большим трудом. Ранее владельцы галерей Кёльна с такими проблемами не сталкивались.

Германия.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье