18+
пятница, 18 августа
В мире / Мигранты и миграция

Мигранты стали уставать от Франции?

Проблема «понаехавших» касается почти исключительно Великобритании, Германии и Скандинавии

  
15411
Мигранты стали уставать от Франции?
Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images/ТАСС

На прошлой неделе Совет ЕС решил, что Греция должна навести порядок на своих границах в течение трех месяцев, иначе она будет исключена из Шенгенской зоны на срок до двух лет, а страны Евросоюза введут пограничный контроль на её границе. По данным Рейтер это решение было принято, несмотря на возражения Афин. Греции было предписано исполнить более 50 рекомендаций по укреплению иммиграционного режима.

Между тем, проблема мигрантов в ЕС носит гораздо более сложный и многослойный характер, чем это принято считать.

Европейцы хорошо знают первоисточник своего богатства: колониальный грабёж. В русском интернете сегодня иногда появляются странные публикации на тему, что Европа, якобы, в Африке «строила больницы, школы, железные дороги». Где они берут подобную информацию — непонятно, реальность выглядела совершенно иначе. Лечение негров колонизаторы поручали «марабу» (колдуны в Центральной Африке), их они и финансировали. Франция стремилась ограничить обучение арабов в светских школах как на арабском, так и на французском языках, зато финансировала «коранические школы». Железные дороги «колониального типа» связывали вывоз минерального сырья в порты, минуя города.

То, что Европа обязана своим богатством колониальным и зависимым территориям, европейские политики, включая немецких, признают открыто. И они согласны «отдать исторический долг», что частично объясняет значительную терпимость по отношению к беженцам. Но главный вопрос: в какой форме это нужно делать и до какой степени?

Наша семейная история: довоенный Симферополь. Тогда в городе множество жителей имели родственников среди белой эмиграции, которые весьма регулярно слали им посылки. Посылали всё — от парижской одежды по последней моде до кошерной еврейской мацы. Сверху вещей, на видном для таможенных проверок месте, разрешалось положить и купюру валюты, причём любой ценности — но только одну-единственную, таков был порядок. Почта, таким образом, выполняла в те времена роль «Вестерн Юнион». Родственники белоэмигрантов могли законно потратить валюту в «торгсинах». Так вот, в Симферополе все хорошо знали, что самые «состоятельные» в валютном отношении и, следовательно, как бы более «щедрые» были родственники, жившие во Франции. Предвоенная Германия, с её как бы процветающей при Гитлере экономикой, была беднее в валютном отношении. Почему? Франция имела свои колонии, и грабила их, а гитлеровская Германия колоний не имела. И в Симферополе получатели посылок чувствовали это по своим карманам.

Во время войны оккупированная Франция резко обеднела, некоторые французские старики ещё помнят голодное военное время и карточную систему. Но почему? Ведь там работали все заводы, бомбардировок союзников почти не было, а немцы, в целом, аккуратно платили за товары? Потому, что колонии отпали.

С 1945 году Франция резко «поднялась» — породив «тридцать славных лет» — 1946−1975 гг. Почему? Возобновился колониальный грабёж. А после распада французской колониальной системы — окончательно к 1962 году, французское дутое благосостояние некоторое время поддерживалось «неоколониальной» системой. В частности, использованием многими её бывшими колониями «западноафриканского франка», эмиссию которого обеспечивает Центральный банк Франции — ситуация аналогично доллару США, но в миниатюре. И это дутое благополучие влекло мигрантов во Францию.

ФРГ же после войны продолжала оставаться достаточно бедной и дешёвой страной и поэтому мигранты из стран Африки и Азии туда почти не ехали. По тем же причинам, по которым белоэмигранты очень неохотно поселялись в Турции, в Болгарии, в Сербии, Польше, и даже в Германии: хотим в Париж, только в Париж!

Постепенно бывшие колонии, освободившиеся от колониального ярма, сделали чудовищный рывок вперёд, особенно заметный в области образования. Полная неграмотность среди молодёжи сегодня редкость даже в самых глухих уголках Африки. Все умеют читать, а также понимать географические карты. Все знают, где находится Европа, и через какие страны можно туда добираться. Школьное образование — кое-где даже очень высокого уровня — зачастую ведётся на языках бывших метрополий, и местные жители владеют языком, пусть даже иногда и в форме «французского языка маленьких негров». Именно поэтому послевоенная Франция, Бельгия и Скандинавия стали постепенно наполняться мигрантами из стран Азии и Африки.

Ещё недавно именно Франция, с её высокой, даже по европейским нормам, оплатой труда и образцовой системой здравоохранения, как магнитом притягивала беженцев и мигрантов. Но постепенно ситуация стала меняться. Сегодня разница в заработках между Францией, с одной стороны, и Тунисом или Алжиром, с другой, не настолько уж велика, чтобы жители этих стран продолжали массово покидать родину в поисках лучшей доли. Многие бывшие мигранты из стран Магриба, правдами и неправдами получив вид на жительство и законно отработав во Франции положенное количество лет, возвращаются на родину, куда им перечисляется полученная во Франции пенсия за проработанные там годы. И их небольшая по французским меркам пенсия приобретает на их родине большой вес.

Но сегодня французские власти с удивлением стали замечать, что их страна всё меньше и меньше привлекает мигрантов, даже из бывших колоний. Говорит Жюльен Жентиль, руководитель центра контроля за нелегальной эмиграцией: «Наша страна стала не более, чем этапом транзита в Великобританию, Германию и Скандинавские страны».

Причин на то много, в том числе, более низкий там уровень безработицы. Изменился и состав мигрантов во Франции. В приграничных с Италией территориях (Ментон и Ницца) стихийно образовались лагеря для «въезжающих», преимущественно, эритрейцев и суданцев, не говорящих по-французски. В районе Кале — лагерь «выезжающих» в Великобританию, его прозвали «джунгли».

Динамику реального количества мигрантов во Франции оценить трудно, но если ориентироваться по числу задержанных полицией, то на 2014 год вырисовывается следующая картина. Более всего было задержано эритрейцев (17 тысяч), за ними идут тунисцы (более 9 тыс.) и сирийцы (8 тыс.). Далее марокканцы, алжирцы, албанцы, румыны (4 тыс.), афганцы, суданцы, пакистанцы.

Статистика по просьбам предоставления политического убежища во Франции за первые 8 месяцев 2015 г. невелика: Судан (2300), Косово, Демократическая республика Конго, Китай (1700), Гаити, Сирия (1400), Бангладеш (1300), Ирак, Россия (1200).

Ещё более заметна тенденция к отъезду мигрантов из Италии, где даже в крупных городах арабы и негры визуально не слишком заметны. А что касается итальянской провинции, то их там почти нет — все мигранты стараются покинуть страну. Та же тенденция в Испании и Португалии. Грецию покинуло большинство болгар, албанцев и выходцев из республик Югославии, работавших там ранее на стройках.

Согласно МВД Польши, из 135 сирийцев, въехавших в Польшу с января по август 2015 года, все, за исключением двух или трёх человек, уехали обратно в Германию.

Еще лет 40−50 назад ФРГ оставалась страной в наименьшей степени затронутой миграционным потоком, хотя она в своё время приняла максимально либеральное законодательство, стимулирующее «невозвращенцев» из Восточной Европы. Но постепенно эта страна осваивала самую сложную, но и самую прибыльную экспортную продукцию — машиностроение и станкостроение. В итоге её валюта, тогда ещё марка, всё более и более «тяжёлела». А соседи Германии зачастую делали упор на «несерьёзных» отраслях, типа виноделия, туризма или «высокой моды». Таким образом, в глазах обывателей, ФРГ всё более и более «богатела» и в 90-х годах вектор «беженцев» стал постепенно разворачиваться в немецком направлении. Так, в 90-х годах эта страна ежегодно стала принимать в год на ПМЖ по 400 тысяч выходцев из Восточной Европы, и это не считая сезонных мигрантов. Те, кто сегодня в Рунете намекают, что нынешние беженцы с Ближнего Востока «дикие», никогда близко не сталкивались в Западной Европе ни с наводнившими её польскими алкоголиками, ни с румынскими цыганами.

Ещё одна причина терпимости ФРГ к мигрантам — страна стремительно вымирает. Рождаемость в ФРГ была исключительно низка всегда, хотя в бывшей ГДР, вследствие ряда дорогостоящих мер поддержки рождаемости, она была значительно выше. Но после объединения страны в 1989 году рождаемость и на этой территории тоже рухнула, а последовавший промышленный крах Восточной Германии привёл к тому, что целые провинциальные районы обезлюдели. И власти ФРГ сегодня надеются, что беженцы с Ближнего Востока — при условии, что они захотят поселиться в этих местах — смогут вдохнуть в опустевшие районы новую жизнь.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня