Барселона вновь готовится к стрельбе и взрывам

Мадрид делает все, чтобы сорвать референдум в Каталонии

  
2320
Фото: в Каталонии продолжаются акции за независимость региона от Испании
Фото: в Каталонии продолжаются акции за независимость региона от Испании (Фото: AP/TASS)

Незадолго до референдума о независимости в Каталонии, который намечен на 1 октября, влиятельный французский журнал «Экспресс» (l'Express) опубликовал статью о ситуации, которая сложилась в этой испанской автономии. Журналисты вместе с экспертами и представителями власти пытались разобраться в том, насколько глубоки противоречия между Мадридом и Барселоной.

Главное, что волнует сегодня многих, и не только в Испании, удастся ли избежать — и в ходе плебисцита, и после него — силовых действий. Каталония настроена очень решительно, но не менее решителен и глава правительства Испании Мариан Рахой. Накануне, к слову, он нанес визит в США, где заручился поддержкой президента Дональда Трампа.

Жители Барселоны вернулись в тень платанов легендарного проспекта Рамбла в самом сердце старого города, по которому они когда-то с удовольствием гуляли, но который в последние годы стали избегать в связи с нашествием туда туристов. Они тысячами приходили воздать память жертвам террористической атаки 17 августа, в результате которой погибли, по меньшей мере, 15 человек и десятки были ранены. Перед установленными на всём пути фургона убийцы цветами, свечами и плюшевыми игрушками идут дискуссии. «Почему они это сделали?» - спрашивает молодой человек с длинными волосами. Он, как и все остальные, пытается объяснить необъяснимое.

Поможет ли трагедия 17 августа забыть про проблему, которая до этого будоражила Каталонию? Этот вопрос задаётся в телевизионных дебатах, социальных сетях, он оживлённо обсуждается и в семьях.

Шок от нападений в Барселоне и Камбрильсе, ответственность за которые взяло на себя ИГИЛ*, казалось, объединил всю испанскую нацию вокруг своего короля, Филиппа VI, который прибыл 20 августа на воскресную мессу в храм Святого Семейства. Однако как только эмоции утихли, вопрос о независимости Каталонии не замедлил появиться снова. Каталонский министр внутренних дел Хоаким Форн (Joaquim Forn), сразу же подвергся критике за то, что он сделал различие между жертвами каталонцами и жертвами «испанской национальности». В Мадриде монархическая ежедневная газета «Ла-Разон» обвинили каталонскую полицию, Моссос д’Эскадра (Mossos d’Esquadra), в плохой координации с Гражданской гвардией и Национальной полицией.

Напряженность между автономным правительством, стремящимся провести референдум независимости 1 октября, и испанской столицей, твердо решившей предотвратить его, не уменьшилась. В Мадриде критикуют каталонские власти за то, что они уволили двух руководителей Моссос за их несогласие с сепаратистскими планами. В Барселоне члены Женералитата (правительство Каталонии), отвергли обвинение. «Виновато испанское правительство, — обвиняет Тони Комин (Toni Comin), министр здравоохранения Каталонии. — Мадрид согласился в июне, что автономная полиция басков будет интегрирована в базы данных Европола, но это не относится к Моссос». Связано ли это с тем, что правительство Страны басков поддерживает Народную партию, находящуюся у власти в Мадриде, в то время как правящие партии в Каталонии находятся в оппозиции?

Национальное чувство в Каталонии имеет старые корни. Оно основано на длительном сосуществовании на Иберийском полуострове нескольких королевств, которые Бурбоны, правившие в Испании в восемнадцатом веке, тщетно пытались централизовать аналогично тому, как это было сделано во Франции. Регион пользуется сегодня высоким уровнем автономии в области образования, гражданского права, здоровья или окружающей среды, автономия был восстановлена после падения режима Франко. Почему же такая напряженность?

Нынешний политический кризис начался в 2010 году, когда новый статус автономии, принятый при поддержке как каталонского парламента, так и испанского Конгресса и Сената, был внезапно оспорен Конституционным судом, в котором преобладали консерваторы Народной партии, а затем и оппозицией в Мадриде. Принципы «каталонской нации», юстиции и автономного налогообложения были поставлены под вопрос. «Однако в этом тексте нет ничего экстраординарного», — говорит историк Грасия Дорель (Gracia Dorel), автор исторического атласа Каталонии. Статус сообщества Валенсии начинается с тех же терминов, «историческая нация», а Страна басков пользуется налоговой автономией".

Полемика пробудила каталонское национальное чувство: в июле 2010 года на демонстрацию в Барселоне вышли 1,2 миллиона человек и они провозгласили: «Мы нация!». Туда пришли все партии, за исключением Народной. Два года спустя, когда эта партия снова вернулась к власти, Мадрид по-прежнему был преисполнен решимости предотвратить передачу новых полномочий Каталонии, и тогда 2 миллиона человек участвовали в демонстрации по случаю Дьяды (Diada), каталонского национального праздника. «Долгое время, — говорит Грасиа Дорель, — сторонники независимости находились в меньшинстве: опросы общественного мнения давали им менее 15% голосов. Но нетерпимость испанских правых умножила их ряды».

К политической напряженности добавляются экономические трудности: с 2009 года финансовый и строительный кризис охватил Испанию, в том числе и Каталонию. Он спровоцировала бедность и волну увольнений, а также ряд коррупционных скандалов, которые залили грязью большую часть политического класса.

В Каталонии тогда у власти находилась правоцентристская партия Конвергенция и Союз во главе с Артуром Масом (Artur Mas), которая поплатилась за свою политику жесткой экономии. В надежде остановить падение популярности, региональное правительство утвердило организацию консультации по вопросам независимости, что навлекло на него гнев Мадрида. Опрос в ноябре 2014 года выглядел скорее символичным, чем представительным: только самые убеждённые верили в его успех. Но результат удивил всех: 83% избирателей одобрили развод с Испанией.

Год спустя партия Артура Маса вступила в объединение с Левой республиканской партией Каталонии и победила на региональных выборах после кампании по вопросу о независимости. С тех пор позиции ещё более радикализировались как в Мадриде, так и в Барселоне.

Тихий район Грасия, бывшая старинная деревня недалеко от исторического центра Барселоны, является сердцем защитников каталонской культуры. Каталонские флаги и «Si! («Да» — о независимости) украшают кованые балконы. «Я не понимаю, почему в Мадриде отказываются признать, что наша идентичность и язык являются богатством страны. Если я хочу чувствовать испанкой, то моя культура должна быть защищена испанским государством, — говорит Анна Мансо (Anna Manso), автор детских книг. — Почему я должна воздерживаться от самовыражения на своем языке моих родителей, бабушек и дедушек? Когда Хуан Карлос отрекся от должности в июне 2014 года, я думала, что испанцы потребуют новой Конституции. Но этого не произошло. Реформирование Испании невозможно. В таком случае, мы хлопнем дверью. В конце концов, каталонцы более многочисленны, чем датчане!»

Состоится ли 1 октября референдум о независимости? Мадрид жестко враждебен его проведению. Кроме того, сама организация его вызывает вопросы. «Она не соответствует требуемым демократическим стандартам, замечает Ферран Педрет (Ferran Pedret), депутат Социалистической партии Каталонии (PSC), выступающий против независимости. Это как бы при выборах, организованных Народной партией, контролеры этой же партии проверяли бы подсчет голосов, сделанный ею же».

Чтобы исключить обвинения в нелегитимности, сторонники референдума ожидают явку выше, чем в 2014 году. «Они рассчитывают на интерес, вызванный дебатами последних лет, объясняет Кирилл Трепиер (Cyril Trépier), географ, специалист по Каталонии в Университете Париж-VIII. Люди поняли, что этот вопрос касается всех граждан.

Район Сант Андреу на севере Барселоны является местом проживания многих испанцев из других регионов, привлеченных в своё время обещанием работы на заводах или просто побуждаемых поселиться здесь в 1950-х годах при Франко, чтобы заменить республиканцев, которые бежали во Францию. На бульварах Фабра и Пуиг независимость не вызывает восторга. «Но каталонцы имеют право высказать своё мнение, — говорит кокетливая старая леди, уроженка Мурсии, которую привезли сюда в возрасте двух месяцев. — Я лично предпочитаю оставаться в Испании. Но зачем отрицать право местного населения выбирать своё будущее?» 30-летний аргентинец — латиноамериканцы здесь многочисленны — придерживается того же мнения: «У нас демократия. Мы должны позволить им высказаться!»

В Каталонии каждый мечтает о федеральной модели на канадский образец. «Там, подчеркнул депутат от Социалистической партии Каталонии Ферран Педрет, плюронационализм считается свершившимся фактом. В Испании таковой рассматривается как проблема. Тем не менее, этот депутат выступил против референдума: «Опасно навязать новые институты, в то время как общество так разделено». Опросы прогнозируют снижение поддержки независимости до уровня чуть менее 50%, и это отражает общее состояние общества. Между Испанией и Каталонией, самым богатым регионом страны, пропасть недоразумения настолько широка, что Мадрид угрожает приостановлением каталонской автономии. «Но чтобы пойти на столкновение, Мариан Рахой (Mariano Rajoy), глава правительства и Народной партии, нуждается в поддержке Испанской социалистической партии, — говорит политолог Джемма Убасарт. — Но последняя выступает против жесткой линии».

«Союз укрепляет нас. Отделение развращает и уничтожает нас», — сказал архиепископ Барселоны в своей воскресной проповеди, 20 августа, во время мессы, посвященной жертвам терроризма и в присутствие главных каталонских политиков, Мариано Рахоя и короля. Будет ли он услышан? «Одно можно сказать наверняка, — говорит Грасиа Дорель, — Филиппа VI уважают в Каталонии в большей степени, чем Рахоя. Он отдал дань жертвам покушения на каталонском языке и, когда он сменил отца в 2014, предложил гармоничное урегулирование каталонского вопроса, что было в то время отвергнуто Рахоем». Но чтобы успокоить страсти, необходимо нечто больше, чем предупреждения архиепископа.


*"Исламское государство" (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Перевод — Александр Сивов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня