Генеральная репетиция: Кто будет подавлять иранский «Майдан»?

Настоящая «Персидская война» в Тегеране еще не состоялась

  
10330
На фото: во время массовых протестов в Тегеране, Иран
На фото: во время массовых протестов в Тегеране, Иран (Фото: AP/TASS)

За массовыми протестами в Иране в новогодние дни наблюдал весь мир. Протесты начались еще в прошлом году — 28 декабря 2017 года — и не утихали неделю. Правда, к 3 января власти страны официально сообщили о подавлении выступлений, обвинив в их организации американских агентов. Но уже очевидно, что это могла быть только генеральная репетиция, прощупывание почвы перед более масштабными беспорядками. В этой связи неизбежно возникает вопрос — есть ли у Тегерана решимость и силы подавить протесты в настоящем и будущем или это начало уже «Персидской весны»?

«Армия внутри армии»

Иран обладает одной из наиболее многочисленных армий на Среднем Востоке. На действительной военной службе в вооруженных силах страны находится не менее 545 тысяч человек, еще около 330 тысяч человек официально числится в резерве. Хотя у Ирана есть и сухопутные войска, и военно-воздушные силы, и военно-морские силы, и войска противовоздушной обороны, больше всего власти доверяют Корпусу стражей исламской революции. Это и понятно — КСИР это наиболее надежные в идеологическом отношении войска, созданные в период Исламской революции из военизированных отрядов исламских революционных комитетов и укомплектованные мотивированными в идейном плане военнослужащими. КСИР подчиняется напрямую великому аятолле Али Хаменеи.

Читайте также

Официальная цель Корпуса — защита исламской революции Ирана, в том числе (как мы видим на примере Сирии) и за пределами страны. Поэтому, наряду с военной подготовкой, КСИР огромное внимание уделяет идеологической стороне. Кстати, отбирают в КСИР исключительно добровольцев — для воспрепятствования призыву случайных людей, недостаточно преданных идеям исламской революции. Фактически КСИР — это вторые «вооруженные силы в вооруженных силах», в их составе есть свои сухопутные войска, ВВС и ВМС. Примерно 125 тысяч человек проходят службу в различных войсках КСИР. Еще 10 миллионов простых иранцев в возрасте от 12 до 60 лет состоят в добровольном народном ополчении Басидж. Эта структура, в силу своей многочисленности, уже не столь дисциплинированна в идеологическом отношении как КСИР — ведь многие молодые иранцы рассматривают пребывание в ополчении как важный шаг для благополучной карьеры, демонстрацию своей благонадежности. В кризисных ситуациях такие люди не обязательно выйдут на защиту иранской власти.

Естественно, что КСИР участвовали в подавлении всех народных выступлений, которые происходили в Иране за последние годы. Благо потенциал у Корпуса для этого действительно серьезный — 10 пехотных, 5 механизированных и 2 бронетанковые дивизии, примерно 15 отдельных бригад, в том числе парашютная бригада, бригада спецназа, артиллерийская, зенитная ракетная, ракетная, инженерно-саперная, пехотная, бронетанковая бригады, бригады химической защиты и связи. Но далеко ли все бойцы многочисленных частей и соединений Корпуса пойдут на подавление народных выступлений в случае более масштабных протестов?

Верны ли режиму иранские генералы?

В этот раз непосредственное руководство подавлением народных выступлений осуществлял генерал-майор Мохаммед Али Джаафари. Шестидесятилетнего военачальника считают одним из самых влиятельных представителей иранской военной элиты. В силу своей должности он более всего близок к аятоллам. Подавление новогодних протестов, казалось, не оставило сомнений в преданности генерала — именно он сообщил 3 января на весь мир, что с протестами покончено и назвал их не иначе, как смутой.

Правда, можно вспомнить и почти 20-летнюю давность — тогда, в 1999 году в Тегеране была разогнана студенческая демонстрация. 42-летний Джаафари, занимавший в то время пост командующего сухопутными войсками КСИР, тогда был в числе старших офицеров, подписавших петицию к тогдашнему президенту Ирана Мохаммеду Хатами. В числе прочих и Джаафари выражал свое недовольство по поводу привлечения армии к разгону иранской молодежи.

Однако сейчас ситуация в мире очень сильно изменилась. 1999 год — мирное время по сравнению с современностью. Тогда еще не было «Арабской весны», многолетней и кровопролитной войны в Сирии, событий на Украине, а американские власти далеко не столь активно использовали стратегию «Майдана как способа смены неугодного правительства». Без поддержки хотя бы нескольких высокопоставленных чиновников и «силовиков» действующего правительства не происходила ни одна «оранжевая революция» и гражданская война, развязанная по американскому сценарию — ни в Ираке, ни в Ливии, ни на Украине. Но иранский генералитет пока вполне верен и президенту, и аятоллам. Тем более, если говорить о командовании КСИР.

Кстати, в Сирии в свое время погибло несколько высокопоставленных военачальников КСИР и среди них — бригадный генерал Хоссейн Хамадани, которого считали одной из «жемчужин» Корпуса, признанным специалистом в сфере городской партизанской войны и подавления сепаратистских выступлений. Хоссейн Хамадани одно время был заместителем Джаафари, а потом, вплоть до отправки в Сирию, командовал корпусом «Расулуллах», дислоцировавшемся в Тегеране. Конечно, видя смерть боевых товарищей и понимая, что ожидать от подобных протестных выступлений, иранские военачальники готовы к серьезным действиям. Но жесткое подавление КСИР протестных акций не означает, что «в кулуарах» генералы не намекнут духовным руководителям о необходимости определенных изменений в жизни страны.

Читайте также

Требует ли перемен Тегеран

Дело в том, что хотя официально говорят о наличии «иностранных застрельщиков» (и так оно, наверное, и было), наличие у Ирана серьезных социально-экономических и, что не менее важно, культурных проблем — определенный факт. Да и молодежь, тяготеющую к современным тенденциям глобальной культуры, активно пользующуюся социальными сетями, чрезмерный консерватизм аятолл не может устраивать.

На фото: во время протестов в Тегеране, Иран (Фото: DPA/TASS)

Конечно, маловероятно, что подобные беспорядки могут привести к полной смене режима, но рано или поздно властям все же придется решиться на серьезные идеологические послабления и ослабить контроль над населением именно в сфере культуры и повседневной жизни. Для этого совершенно необязательно отказываться от религиозной идентичности, переходить к сотрудничеству с Западом, но обеспечить относительную светскость, сохраняя при этом собственное лицо, вполне можно — хотя бы по примеру соседней Турции.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня