18+
понедельник, 5 декабря
В мире

Наследство Бакиева — 22 миллиона долларов

Чтобы выжить, Киргизии придется разрываться между Россией и США

  
20

После того, как отстраненный от власти президент Киргизии Курманбек Бакиев бежал из Бишкека, а члены нового временного правительства страны заглянули в «закрома Родины», их ждало серьезное разочарование: Бакиев, возглавлявший государство пять лет, оставил после себя небогатое наследство — только… 986 миллионов сомов (22 миллиона долларов). Об этом рассказал журналистам руководитель аппарата главы временного правительства Эгиль Байсаров.

— Государственная казна почти пуста, фонды куда-то переведены. Мы заморозили функционирование банковской системы, опасаемся, что банки, контролируемые Бакиевым, захотят вывести эти фонды из страны, — пояснил Байсаров.

Сейчас все твердят одно и то же: коррумпированная власть, кумовство, семейственность, неизвестно куда исчезнувший российский кредит в несколько сот миллионов долларов… Что же на самом деле привело к беспорядкам и новой революции, почему народ решил не дожидаться очередных президентских выборов, которые должны были состояться уже через год?

Сегодня почему-то никто не говорит, до какой степени обнищания за годы независимости были доведены простые жители республики не только в городах, но и в сельских районах. А ведь уже задолго до апрельской революции 2010 года невооруженным глазом было видно — под руководством Курманбека Бакиева, одна из беднейших республик Средней Азии вообще превратилась в нищенку, обогнав в этом смысле даже Таджикистан.

Зимой прошлого года корреспондент «Свободной Прессы» побывал в Кыргызстане и побеседовал с президентом Бакиевым, который к тому времени уже четыре года возглавлял страну. Даже столица страны Бишкек представляла собой удручающее зрелище — разбитые дороги, обшарпанные здания, толпы безработных юношей, бесцельно слоняющихся по улицам города…

Достаточно сказать, что в разгар зимы электричество подавалось в дома горожан лишь на несколько часов в сутки, а сам город по ночам с высоты 10-го этажа центральной бишкекской гостиницы выглядел вымершим, будто с заходом солнца вступал в силу строгий режим светомаскировки. Лишь в центре города кое-где горели редкие фонари.

Бишкек наводнила сельская молодежь, в массе своей не имеющая ни работы, ни профессии, ни средств к существованию, да что там говорить — большинство из них элементарно были неграмотны. А съехались они в столицу страны, спасаясь от еще более катастрофической нищеты, царившей в селах как «оппозиционного» севера страны, так и «пропрезидентского» юга.

Многие из этих парней уже поучаствовали в первой «революции тюльпанов» — тогда они громили магазины и госучреждения, мародерствовали. Они так и остались в Бишкеке, надеясь, что после смены президента их жизнь наладится, они получат работу. Не наладилось, не получили… А 6−7 апреля 2010-го их опыт грабежей и мародерства пригодился вновь.

Той зимой, после интервью с президентом Бакиевым корреспондент «СП» вернулся в Москву, но вскоре последовал звонок из пресс-службы главы Киргизии с просьбой не печатать текст. (Кстати, позже из бесед с московскими коллегами мы поняли, что это обычный ход тамошних властей — Бакиев вроде бы откровенно беседует с московскими журналистами, но потом его чиновники в лучшем случае меняют до неузнаваемости весь текст интервью, в худшем вообще запрещают его выдавать в свет. Если текст все же выходит, рассылают по агентствам утверждение, что, дескать, никакого интервью не было, а журналист все выдумал).

Но теперь пресс-службы Бакиева нет, корректировать ответы экс-президента некому, и мы достали ту запись. Некоторые фрагменты интервью нам показались весьма актуальными для понимания сегодняшней ситуации.

«СП»: — Г-н президент, не раз проводя совещания с руководителями силовиков страны, вы называли одной из самых опасных факторов для страны — национально-религиозный экстремизм. С чем это связано?

— 10 лет этому вопросу не уделялось должного внимания (Бакиев здесь явно намекает на годы правления Акаева. — Авт.) За эти годы в стране было построено огромное количество мечетей. После развала СССР идеологической работы как таковой не стало. Вакуум идеологии социализма и коммунизма тут же был заполнен — и стар и мал ударился в мусульманство. Кто сознательно, кто чисто так — все пошли и я пошел. Главное, что сегодня меня беспокоит — это молодежь, которая с головой ушла в религию. При этом многие киргизы, считающие себя мусульманами, стали вступать в различные религиозные секты и общины, о которых раньше никто ничего не слышал. Пошла серьезная обработка молодежи. Что им там преподносят — никто не знает. В любую минуту таких людей можно смело ставить под ружье и давать команду: вот твои враги!

«СП»: — В соседних среднеазиатских республиках власти приватно жалуются на турецкие лицеи, в которых собственно дети впервые и приобщаются к мусульманству… Но смотрят на это сквозь пальцы.

— У нас в стране тоже много турецких лицеев. Они открываются полностью на турецкие деньги - строятся помещения, завозится оборудование, компьютеры и даже одежда для учеников. Но все преподаваемые предметы нами строго контролируются. Турки ведь тоже делятся на тех, кто с головой ушел в религию и на тех, кто считает себя европейцами.

«СП»: — Рост интереса к религии — процесс объективный, он и в России сегодня активно происходит. А как власти Кыргызстана строят отношения с представителями традиционных религий — исламом, православием? Являются ли они помощниками в борьбе с экстремизмом?

— Руководители Духовного управления мусульман Кыргыстана, областные и районные казиаты на всех мероприятиях пытаются втолковывать людям, что ислам против насилия, обмана и воровства. А мы, в свою очередь, недавно приняли Закон, который ужесточает регистрацию всевозможные религиозные объединения. До этого кто как хотел и где хотел открывал мечети.

«СП»: — Какова демографическая ситуация в Кыргызстане?

— У нас рост! Как свет стали отключать, так рост… (смеется. — Авт.)

«СП»: — Если есть рост населения, то очевидно всегда возникает проблема с рабочими местами?

— Я понимаю, что государство должно быть всегда обеспокоено созданием рабочих мест. Но самые квалифицированные рабочие, увы, мигрируют в Россию, в Казахстан, и страна испытывает в этом смысле большой дефицит кадров: токарей, сварщиков, слесарей… Везде висят объявления: требуются, требуются, требуются… Но те, кто жалуется, что нет работы, хотят меньше работать и больше получать.

«СП»: — Г-н президент, каковы ваши стратегические планы развития экономики страны?

— Наш приоритет и сейчас, и в будущем — это развитие энергетики. В Кыргызстане сосредоточен огромный гидроэнергетический потенциал, который используется только на 10 процентов, и это непростительно. Электроэнергия — это товар, который нужен, который востребован в соседних странах — в Афганистане, в Иране, который можно продавать. Мы ведем переговоры с Россией, чтобы она инвестировала именно в эту отрасль.

«СП»: — Скажите, г-н президент, если гидроэнергетический потенциал вашей страны столь огромен, то откуда взялся в стране энергетический кризис?— Проблем много, они те же, что и для всего СНГ, в том числе и для России — изношенность оборудования, воровство электроэнергии и т. п. Но не это главное. Главная же причина сегодняшних отключений электроэнергии в республике — маловодье, связанное с потеплением климата и, как следствие — низкий уровень запасов воды в Токтагульском водохранилище. Если бы мы не отключали свет, то запасы водохранилища упали до нуля, и тогда все четыре наши ГЭС, которые находятся ниже по течению, просто встали. Ни о какой экономике не пришлось бы говорить. Республика погрузилась бы во мрак. Этого нельзя допустить! Поэтому главное для нас сегодня сберечь воду в водохранилище и не допустить полную остановку ГЭС. К тому же весной мы обязаны дать соседям в Ферганскую долину поливную воду. Если мы ее не дадим, вы представляете, что там будет? Катастрофа!..

«СП»: — В российской прессе появились сообщения, что американцы планируют открыть в Киргизии вторую авиабазу — в Токмаке и что работы на объекте ведет киргизское Минобороны на гранты Пентагона?— Если б не микрофон, я бы сейчас сказал несколько «добрых» слов в адрес тех, кто такие слухи распускает. (Смеется.)

«СП»: — И все-таки…

— Напомню, когда давалось разрешение Соединенным Штатам на открытие военной базы в Манасе, то обговаривалось: она существует до завершения войны с талибами. Мы пошли навстречу. Я тогда работал премьер-министром Кыргызстана и помню, как многие в правительстве, включая президента Акаева, считали, что с американцев не надо брать плату за пребывание здесь и даже за использование нашей взлетной полосы аэронавигации и т. п. Я настоял, чтобы платили. Сразу ставился вопрос, что погостят они у нас год-два, пока не покончат с войной в Афганистане. Но, как видите, уже семь лет минуло. Военных действий там уже не ведется, правда, остаются наркотики, производство которых с приходом американцев только увеличилось. Поэтому, думаю, пора менять методы борьбы, которые использовались все эти годы. Они не оправдали себя. Сегодня в Афганистане есть президент, парламент, правительство. Мне кажется, настало время, когда они могли бы сами у себя навести порядок. По крайней мере, речи о расширении базы США в Кыргызстане и быть не может. Да, они просили дополнительный участок, но я ответил, что этот вопрос закрыт. А в связи с тем, что в Афганистане боевые действия уже не ведутся, наверное, можно уже говорить о прекращении деятельности существующей базы в Манасе. Проблему же наркотиков, которая в Афганистане стоит особенно остро, можно решать и без применения боевой авиации.

…Вскоре после этого разговора правительство России решило дать кредит киргизам — полтора миллиарда долларов, взамен на обещание Бакиева выселить американцев с военной базы в Манасе. И 300 миллионов из них уже было перечислено. Многие российские СМИ поспешили сообщить, что Бакиев подписал Указ, в котором назван срок вывода американской базы — до осени 2009 года.

Но американская база так и осталась в Манасе, лишь поменяла название. Этим нехитрым обманом Москвы Бакиеву удалось задрать для американцев арендную плату. А вскоре оказалось, что он разрешил открыть и вторую базу в Токмаке.

Путин тогда молча проглотил обиду. А вскоре Бакиев отказался бесплатно признать независимость Южной Осетии и Абхазии.

Все это не на шутку рассердило руководство России, естественно, оставшийся миллиард с хвостиком так и не дошел до Кыргызстана. А если бы и дошел, то, вероятно, так же испарился, как и транш в 300 миллионов. Судя по той ожесточенности, с которой нищая и голодная киргизская молодежь громила магазины Бишкека, президентскую резиденцию и квартиры Бакиева, он очень неохотно делился с соотечественниками. А 22 миллиона, оставленные им в госказне, это, видимо, те деньги, которые в спешке не удалось спрятать.

Тем временем, новое киргизское правительство обратилось к России за помощью. По словам главы временного правительства Розы Отунбаевой, Киргизия «все равно останется в орбите бывшего СССР». В то же время в минувшую субботу, как сообщила «Независимая газета», Отунбаева общалась по телефону с госсекретарем США Хиллари Клинтон. Американцы готовы признать новые власти, если будет сохранена военная база «Манас».

В понедельник днем посольство США в Киргизии заявило, что не будет предоставлять политическое убежище Курманбеку Бакиеву.

«У посольства нет планов по предоставлению убежища президенту Курманбеку Бакиеву или в оказании ему помощи в отъезде из Киргизии», — цитирует заявление дипмиссии США «Интерфакс».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня