18+
понедельник, 5 декабря
В мире

Цена кредита — пули в сердце

Чтобы избежать позора распродажи, семья фермеров решилась на самоубийство

  
48

Подобной трагедии Украина еще не знала. В степном Криничанском районе Днепропетровской области владельцы маслобойни супруги Булаткины выбрали смерть, когда банк объявил, что в счет долга по кредиту выставит на продажу их усадьбу и «олейню» — частное предприятие по переработке подсолнечника.

Долг Булаткиных составлял 500 тысяч гривен (62 500 долларов). Огромная сумма для украинской провинции. Банкиры предупредили, что если не получат деньги и проценты — уже в мае устроят публичный аукцион по распродаже маслобойни, машин, дома, сада и другого залогового имущества. Причем аукцион должен был пройти прямо в Кудашевке — родном селе должников.

54-летние Татьяна и Владимир Булаткины своим трудом выбились в люди. Фермерствовали, потом занялись растительным маслом. До кризиса дела шли в гору. Во дворе стоит хорошая иномарка и микроавтобус. Выучили в вузе старшую дочь. Младшая, 19-летняя Милана сейчас на втором курсе юрфака Днепропетровского национального университета. Обе — по-настоящему красивые украинские дивчины.

Односельчане рассказывают, это была честная семья. Хозяева маслобойни до щепетильности добросовестно рассчитывались за взятый подсолнечник. Щедро жертвовали на строительство церкви и местную школу. То есть, обладали в округе самым высоким социальным статусом.

Однако в кризисные времена продажа масла резко упала. Погасить 500-тысячный кредит не удалось. На просьбы об отсрочке банк отказал. Кроме того, нечем было платить зарплату работникам на «олейнице».

По селу ходит молва, что «бандюки угрожали заняться их дочерями, если не хватит грошей с аукциона».

Татьяна Булаткина сходила в храм на исповедь. Священник сохранил тайну исповеди. Должен ли он был предпринять хоть что-то реальное для спасения живых душ?

В тот же день супруги вместе съездили на базар. А следующим утром на калитке их дома появился листок с надписью: «Когда будете входить, нас уже не будет в живых». И просьба ни в коем случае не появляться во дворе без милиции.

Перепуганные соседи срочно позвонили в РОВД. Словно предчувствуя небывалое ЧП, на место событий выехало руководство райотдела. Картина происшествия поразила даже видавшего виды прокурора.

Хозяева дома лежали на земле под цветущими яблонями. Оба имели огнестрельную рану в левой стороне груди. Тут же был их любимый пес, убитый выстрелом в голову. Рядом нашли охотничье ружье 12-го калибра и стреляные гильзы.

Версия разбойного нападения отпала сразу, имущество оказалось на месте. Все объяснили покупки, сделанные семьей накануне. В гостиной — полный набор вещей, заготовленных для собственных похорон. А на столике два конверта.

Муж и жена оставили две предсмертные записки, каждый свою. Судя по тексту, страшное решение приняли добровольно, без всякого давления друг на друга. Мать отдельно просила прощения у дочек за себя и отца.

«Сейчас никто никому не нужен. Всем нужны лишь деньги. А их негде взять. Жить так больше не могу и не хочу, нет сил…» — это последние строки Татьяны.

«…Надоело сводить концы с концами, превращать жизнь в элементарное существование… Так сложилось, что нет выхода, кроме одного…» — написал в своем посмертном письме Владимир. Он прямо обвиняет банк в нечеловеческом давлении на себя, что и стало причиной трагедии.

По неофициальной информации «Свободной Прессы», речь идет о «Приватбанке» — крупнейшей финансовой структуре республики, собственником которой является один из самых богатых людей Украины, днепропетровский олигарх Игорь Коломойский. Именно с филиалом «Приватбанка» сейчас разбирается дочка погибших, студентка юридического факультета Милана Булаткина.

Таких больших похорон Криничанский район не видел никогда. Сотни машин, до двух тысяч скорбящих земляков. Невыплаченные кредиты есть у многих.

— Мы серьезно опасаемся цепной истерической реакции, — утверждает в беседе с корреспондентом «СП» известный днепропетровский психиатр Людмила Златоустовская. — Конечно, жертвы суицида нарушили божьи заповеди — самоубийство один из самых больших грехов. Но как жестоко поступили их кредиторы, поставив людей к позорному столбу! В многолюдье мегаполисов эта проблема зачастую смазана, но в малых населенных пунктах фактор потери личного социального статуса имеет очень серьезное значение, превалирующее над другими личностными ценностями. Публично забрать имущество должников означало навсегда унизить их в глазах окружающего социума. Индивидуумы с отечественной ментальностью не могут более ли менее адекватно реагировать на аукцион, как происходит где-нибудь в Штатах. Хотя и там молоток публичной распродажи зачастую страшнее кольта.

Психиатр убеждена, что банкиры должны были лояльней отнестись к вполне достойному клиенту, дав еще один шанс подняться. Если следовать экономической логике, банкам гораздо выгоднее, чтобы клиент хоть и постепенно, но платил, чем тупо отобрать у него предмет залога или вообще проводить на кладбище.

Но есть и другая версия. Финансовое учреждение выбрало беззащитную жертву и устроило показательную карательную акцию. Тем более, выбивание долгов, рейдерские захваты и прочие бизнес-операции снова начали проводиться с жестокостью «лихих 90-х».

Так совпало, что именно сейчас на свободу вышли самые кровавые бандиты того времени. Милицейские аналитики прогнозировали взлет преступности и появление новых организованных группировок. Однако внешне все тихо. Практически по всем регионам Украины освободившиеся члены ОПГ находят легальную работу. Их берут к себе охранные службы крупных финансовых структур и банковские фирмы-коллекторы, специализирующиеся на взыскании долгов.

Зачастую руководят такими структурами бывшие менты, которые сами же сажали этих головорезов. А теперь со знанием дела формируют свой штат прямо на пороге тюрьмы. Пацаны работают, как умеют.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня